НКО и Кипр омрачили Путину визит в Германию

  • 8 апреля 2013
Ангела Меркель и Владимир Путин

В ходе воскресной встречи Владимира Путина и Ангелы Меркель канцлер Германии публично раскритиковала действия российских властей в отношении НКО.

"В Германии неправительственные организации являются двигателем инноваций, и в России у них должна быть возможность играть такую же роль", - заявила она на церемонии открытия ежегодной Ганноверской промышленной ярмарки, которую совместно проводили лидеры двух стран.

В интервью германскому телеканалу ARD накануне визита Путин защищал проводимую политику.

"Это вы пугаете немецкую общественность. Я хочу это подчеркнуть, [закон об "иностранных агентах"] ничего не запрещает, ничего не ограничивает и никого не закрывает", - заявил он.

Визит российского президента в одну из ведущих западных стран, причем такую, с которой у Москвы десятилетиями существовали особые отношения, а теперь явно испортились, привлекал особое внимание СМИ и экспертов-международников. Они практически единодушно предсказывали, что переговоры пройдут в довольно прохладной атмосфере.

Глупость или месть?

Массовые проверки неправительственных организаций затронули, среди других, московский филиал Фонда Фридриха Эберта и петербургское отделение Фонда Конрада Аденауэра.

Раньше власти налегали в этом плане, в основном, на США и Британию и их российские контакты.

Советник-посланник российского посольства в Берлине Олег Красницкий был приглашен в германский МИД для объяснений.

Уполномоченный правительства ФРГ по правам человека Маркус Ленинг назвал действия в отношении филиалов немецких политических фондов в России "ничем не оправданными репрессиями".

"Россия сама загоняет себя в изоляцию, отдаляется от Европы, от остального мира и пытается заткнуть рты тем, кто выступает за живую, демократическую Россию. То, что сейчас творится в России, - это просто позор для страны, которая является членом Совета Европы ", - сказал он в интервью интернет-порталу "Немецкая волна".

По мнению главы комитета бундестага по внешней политике Рупрехта Поленца, "если немецкие фонды не смогут работать как прежде, не подвергаясь дискриминации, то потребуется более энергичный ответ".

В частности, он дал понять, что "в данной ситуации будет очень сложно вести переговоры о либерализации визового режима для обладателей российских служебных паспортов".

Заместитель главного редактора журнала "Россия в глобальной политике" Тимофей Бордачев в интервью Русской службе Би-би-си подчеркнул,что Фонд Эберта и Фонд Аденауэра - не просто неправительственные организации. Они созданы крупнейшими политическими партиями Германии, соответственно СДПГ и ХДС, официально финансируются из бюджета ФРГ пропорционально количеству голосов, полученных теми на последних по времени выборах, и, в отличие от некоторых других НКО, не пытались ретушировать свою связь с заграницей.

"Если бы проверяли просто НКО, германскому правительству это было бы глубоко до фонаря. Но проверки партийных фондов, конечно, были расценены в Берлине как прямой и ничем, на их взгляд, неспровоцированный выпад", - указывает Бордачев.

Тем не менее, на это пошли, да еще накануне визита.

Руководитель центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов видит здесь усердие не по разуму со стороны исполнителей.

"Не берусь судить о целесообразности проверок в целом, но зачем пришли в немецкие фонды, никогда не скрывавшие своего статуса, понять не могу", - заявил он Русской службе Би-би-си.

Наблюдатели отмечают, что, даже если закон формально не запрещает зарубежные НКО, в России давно отработана тактика создания неугодным невыносимых условий путем постоянных избирательных придирчивых проверок всех сторон их деятельности.

Особенно возмутило немцев изъятие компьютеров в отделении Фонда Конрада Аденауэра под предлогом проверки лицензий на программное обеспечение.

"Это же надо было додуматься - без санкции прокурора изымать компьютеры! Иначе как глупостью это не могу назвать. В результате волна критики в германской прессе превратилась в цунами. Кому это выгодно? Уж точно, не России и не Путину", - считает Владислав Белов.

По мнению Тимофея Бордачева, "Германия несколько вывела из себя российские власти своими действиями в ситуации с Кипром".

Остров невезения

Image caption Многие эксперты объясняют ужесточение позиции Берлина в отношении Москвы снижением энергетической зависимости от России

В результате применения схемы финансового оздоровления Кипра, предложенной ЕС и, в первую очередь, Германией, владельцы вкладов в тамошних банках, превышающих 100 тысяч евро, могут потерять до 40% вложенных средств. В Центральном банке Кипра говорят даже о 60%.

Значительная часть этих активов принадлежит российским инвесторам, долгие годы рассматривавшим остров как удобную налоговую гавань.

Российское руководство отреагировало резко. Владимир Путин назвал ущемление интересов инвесторов "опасным и несправедливым". Премьер Дмитрий Медведев охарактеризовал его как "грабеж награбленного", что ассоциируется в России с большевистской экспроприацией частной собственности, и заявил, что Европа повела себя в кипрской ситуации, как слон в посудной лавке.

Независимых частных вкладчиков Путину и Медведеву, возможно, и не жалко, но, по имеющимся данным, на Кипре держали значительные средства российские госкомпании и близкие к власти бизнесмены.

Мировые СМИ широко обсуждают версию, согласно которой Москва якобы готова была оказать массированную финансовую помощь Никосии в обмен на концессии на добычу газа на кипрском шельфе и создание на острове военно-морской базы, и главным препятствием оказалась позиция Германии.

Как только кризис перешел в открытую фазу, бывший министр финансов Кипра Михалис Саррис вылетел в Москву, но вернулся ни с чем. Эксперты и журналисты гадают, о чем, собственно, не договорились стороны.

Газета Washington Post обратила внимание на то, что вслед за Саррисом в России побывал министр энергетики Кипра Джордж Лакотрипис - официально, для презентации туристической выставки, а по предположению издания - для обсуждения возможной газовой концессии.

Однако Владислав Белов находит разговоры о том, что "Берлин отбил Кипр у России", сильно преувеличенными. В свете того, что Кипр - член ЕС, ни о какой военной базе в Москве всерьез помышлять не могли, считает эксперт.

Вслед за Путиным и Медведевым российский политолог критически относится к выбранной модели спасения кипрской экономики.

"Разрушение эффективной, достаточно открытой и прозрачной банковской системы Кипра невыгодно никому, - заявил он. - Германия наказала, в том числе, себя и собственных инвесторов. Основанием для решения послужил доклад германской разведки БНД, где говорилось о криминальном происхождении русских денег на Кипре. Именно в силу этого Кипр санируется по другой модели, нежели Испания, Португалия и Греция, согласно которой за плачевное состояние банков должны расплачиваться вкладчики".

"Неприятный осадок, конечно, остался. Фактически, стрелки перевели на Россию, вынудив ее платить за чужие ошибки. Вместе с тем, я не считаю кипрский вопрос долговременным фактором ухудшения российско-германских отношений. Думаю, неправомерно также рассматривать проверки связанных с Германией НКО как "месть за Кипр", - полагает Белов.

Тимофей Бордачев, напротив, видит прямую связь между Кипром и проверками немецких фондов, но объясняет недовольство Москвы исключительно игнорированием интересов российских инвесторов.

"Не думаю, что у России были какие-то политические виды на Кипр, - говорит он. - Очевидно, что каждая держава имеет право защищать свои интересы в своей зоне влияния. Кипр - страна Евросоюза, за экономическую устойчивость которого отвечает Германия".

Обсуждали ли Меркель и Путин кипрскую проблему, неизвестно. В отличие от НКО, данная тема публично не всплывала.

Ссориться невыгодно

Многие эксперты объясняют ужесточение позиции Берлина в отношении Москвы снижением энергетической зависимости от России благодаря совершенствованию ресурсосберегающих технологий, диверсификации поставок, росту потребления сжиженного и сланцевого газа.

Точка зрения, будто Россия со своим "газовым краном" может диктовать Европе условия, а та без России трех дней не проживет, продиктована непониманием реальной ситуации, утверждает Владислав Белов.

"Альтернативы западноевропейскому рынку у "Газпрома" нет. Россия зависит от Европы больше, чем Европа от России", - говорит он.

Столь же сильно заблуждаются те, кто полагает, что Запад скоро вообще обойдется без российского газа, считает эксперт.

Массовое использование сланцевых месторождений под вопросом и, во всяком случае, является делом не завтрашнего дня. Рынок неустойчив, из-за холодной зимы спотовые цены на газ подскочили выше запрашиваемых "Газпромом".

Кремль и "Газпром" явно надеются на расширение экспорта, вкладывая миллиарды долларов в строительство новых трубопроводов.

Со своей стороны, Германия, с ее более чем 40-летним опытом импорта российского газа, стремится к стабильности в этой сфере, в отличие от других партнеров, с пониманием относится к действующему механизму ценообразования и предлагаемым российской стороной долгосрочным контрактам по принципу "бери или плати".

В прошлом году потребление российского газа Европой сократилось на пять с лишним процентов, а Германией - всего на 0,1%, напоминает Белов.

"Германия протягивает руку сотрудничества. Ссора никому не выгодна", - говорит он.

Новости по теме