"Война списков": США и Россия не нужны друг другу?

  • 15 апреля 2013
Российская карикатура на публикацию "списка Магнитского"
Image caption По мнению экспертов, российско-американские отношения испортились давно, и "список Магнитского" здесь не причина, а следствие

Опубликование в пятницу вечером, после четырехмесячной задержки, американского "списка Магнитского" и появление на следующий день российского контрсписка наводит на мысль, что пар ушел в свисток.

Вопреки ожиданиям, власти США не включили в число подвергнувшихся визовым и финансовым санкциям сколько-нибудь важных лиц, а ограничились 18 рядовыми гражданами - в основном судьями и работниками правоохранительной системы, которые и так вряд ли когда-нибудь поехали бы в Америку.

Российский ответ оказался абсолютно зеркальным и симметричным.

Американские СМИ сообщали, что конгрессмен Джеймс Макговерн передал в Белый дом перечень из 280 фамилий, в который входили, в частности, такие персоны, как генеральный прокурор России Юрий Чайка, глава Следственного комитета Александр Бастрыкин и председатель Мосгорсуда Ольга Егорова. Проект российского "антисписка", по данным газеты "Коммерсант", включал то ли 71, то ли 104 имени.

Очевидно, что и Вашингтон, и Москва не хотят доводить дело до крайности, а оказались заложниками обстоятельств. Барак Обама не мог не выполнить решение Конгресса, Россия по соображениям престижа не могла оставить случившееся без внимания.

Почему тогда скандал вообще разразился?

"Потенциал российско-американского сотрудничества практически исчерпан, обе стороны в равной степени не верят в возможность что-то улучшить, и похоже, это не очень беспокоит как Москву, так и Вашингтон", - заявил Русской службе Би-би-си заместитель директора Института США и Канады РАН Виктор Кременюк.

Конфликт вокруг слепого китайского диссидента Чэнь Гуанчена, в апреле прошлого года укрывшегося в американском посольстве в Пекине, разрешился по-другому. После конфиденциальных переговоров Чэнь покинул здание дипмиссии, а через несколько дней вылетел с семьей в США. Обе стороны вышли из положения без потери лица.

Но Америка и Китай - крупнейшие в мире торговые партнеры, а у Москвы и Вашингтона практически нет общих интересов, соответственно, и желания идти друг другу навстречу. С обеих сторон в отношениях превалируют идеологические и пропагандистские моменты, считают аналитики.

Из-за чего шум?

"Называть "акт Магнитского" вмешательством во внутренние дела России - преувеличение", - указывает президент аналитического фонда "Евразия" Андрей Кортунов.

Согласно международному праву, государство может отказать в визе любому иностранцу без объяснения причин. Американцы всего-навсего не хотят видеть определенных лиц в своей стране, у себя дома.

"Дело в другом, - поясняет Кортунов. - Подобные решения не требуют публичного акта, обычно принимаются в рабочем порядке и не афишируются. США в данном случае не вмешиваются в российские внутренние дела, но официально демонстрируют свое отношение к российской правоохранительной системе".

"Американцы дали прямую оценку работе наших следственных органов", - говорит Виктор Кременюк.

С этой позиции неважны число и статус затронутых лиц, и то, пострадает кто-то реально или нет.

Точка соприкосновения

Относительную взаимную сдержанность эксперты объясняют тем, что у США и России все же сохраняется единственная сфера взаимодействия: международная безопасность и разрешение кризисов. Ни Москва, ни Вашингтон не заинтересованы в распространении ядерного оружия, возвращении к власти афганских талибов или войне на Корейском полуострове.

"Именно поэтому обе стороны не хотят нагнетать страсти еще сильнее, а стремятся, по возможности, смягчить негативные последствия обмена списками. В Москве находится помощник президента США по национальной безопасности Томас Донилон, и, конечно, первый контакт на высоком уровне после переизбрания Обамы нежелательно омрачать", - заявил Русской службе Би-би-си Андрей Кортунов.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков косвенно указал на это в интервью телеканалу "Россия-1" в воскресенье, выразив сожаление, что "удар по российско-американским отношениям" нанесен в то время, когда международная ситуация "диктует необходимость сближения России и Америки".

Фундаментальное отличие

По мнению аналитиков, ключевым обстоятельством, без учета которого невозможно понять происходящее, является разница государственных систем и политических культур США и России.

Накануне ратификации Договора СНВ-1 в начале 1970-х годов группа американских сенаторов посетила СССР. Кроме переговоров в Москве, в программе визита значилась поездка в Ленинград. Рассказывают, что партийный босс области Григорий Романов шокировал гостей, посоветовав им расслабиться, закусывать и любоваться дворцами. Что, мол, вы про ракеты, да про ракеты, когда наши президенты уже все подписали!

В США, в отличие от Советского Союза и России Путина, существует реальное разделение властей.

В отношении внешнего мира Белый дом и госдеп обычно более прагматичны. Им нужно договариваться и решать вопросы. Сенаторы и конгрессмены ориентируются на общественное мнение, различные группы влияния и предвыборные соображения.

"Инициатор всего этого не Обама, а Конгресс, - говорит Виктор Кременюк. - Администрация пытается минимизировать ущерб, а Конгресс продолжает стоять на своем: 280 фамилий, и как можно более громких. Не исключаю, что они еще добьются того, чего хотят. У Обамы здесь позиции хлипкие, в обмен на объявленную им перезагрузку он от Москвы практически ничего не получил. Республиканцы в Конгрессе имеют возможность и испытывают сильнейший соблазн громить его внешнюю политику".

"Список Магнитского" - ход во внутриполитической игре в Соединенных Штатах", - соглашается Андрей Кортунов.

Свобода мнений

Менталитет российской власти кардинально отличается от западного еще в одном отношении.

"Дело Магнитского вообще нигде не должно обсуждаться за пределами России", - заявил в вышеупомянутом интервью Дмитрий Песков.

Не вполне ясно, что он имел в виду. Если нежелание российских властей обсуждать "дело Магнитского" на межгосударственном уровне - их право. Если же требует вообще прекратить разговоры на данную тему, в том числе в форме общественной дискуссии, то Кремль, во-первых, преувеличивает свои возможности, а во-вторых, демонстрирует элементарное непонимание того, что есть свобода слова.

Все имеют право обсуждать что угодно и как угодно. Ни у кого нет права затыкать другим рот.

В середине позапрошлого века в Париже поставили пьесу "Павел I", в которой излагалась версия убийства императора. В России до 1905 года официально полагалось считать, что он скончался от апоплексического удара.

Хотя со сцены говорилась чистая правда, посла Франции пригласили в российский МИД и потребовали снятия спектакля с репертуара. Когда дипломат сослался на свободу творчества, ему сказали, что в таком случае русский царь пришлет 500 тысяч зрителей в серых шинелях, которые освищут представление.

Войну из-за театральной постановки и тогда никто не развязал, а в наше время подобные претензии вообще звучат несерьезно.

Сироты и список Магнитского

В субботу в СМИ прозвучали комментарии, что, мол, обнародование "списка Магнитского" высветило неадекватность российской реакции в виде принятия "закона Димы Яковлева": из-за 18 бюрократов невысокого ранга лишили будущего тысячи сирот.

Между тем эксперты полагают, что рассматривать данный вопрос в контексте "акта Магнитского" вообще неверно: иностранное усыновление давно раздражало Кремль и его сторонников само по себе, поскольку высвечивало цивилизационную второсортность России.

"Возник предлог, но в принципе, чтобы принять закон, и предлога и не нужно, если есть соответствующее настроение", - считает Андрей Кортунов.

Решать проблему можно двояко: кропотливо работать над повышением качества жизни или рубануть сплеча и сделать вид, будто вопроса нет.

"Я думаю, было бы разумнее, если бы Государственная Дума и российское руководство в целом прилагали больше усилий, чтобы обеспечить сиротам адекватные условия жизни на родине", - говорит Андрей Кортунов.

"Детей надо спасать, а не торговать ими, - заявил Виктор Кременюк. – Ни по уровню медицины, ни по уровню финансовых расходов наша система пока не в состоянии им помочь. Любую помощь, в том числе через усыновление иностранцами, нужно было бы приветствовать и рассматривать как дополнение к нашим собственным усилиям".

Упущенные возможности

То, что у России и США сегодня мало областей сотрудничества, по мнению экспертов, не означает, что их не может быть в принципе.

Виктор Кременюк говорит в этой связи об энергетике, контроле над стратегическими вооружениями и мировой торговле оружием, определении статуса и освоении Арктики, Андрей Кортунов - о работе над новыми технологиями и инвестиционных проектах, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

"Есть ряд важных, серьезных направлений, на которых стороны могли бы дополнять друг друга, но пока об этом говорить бессмысленно", - резюмирует Кременюк.

Неутешительный прогноз

Глава международного комитета Госдумы Алексей Пушков заявил, что "закон Магнитского и список окончательно хоронят идею и концепцию перезагрузки отношений между США и Россией".

Есть мнение, что "перезагрузку" похоронили решение Владимира Путина идти на третий, а фактически, на четвертый срок с прицелом на пятый и отказ Кремля от реформ и диалога. Но независимо от причины факт налицо.

По оценкам экспертов, дело идет если не к враждебности периода "холодной войны" (Россия, в отличие от СССР, не является для США равным противником), то к сворачиванию отношений.

"Я не вижу никаких позитивных признаков, - говорит Виктор Кременюк. - США будут все сильнее ориентироваться на Китай, Индию, Бразилию и другие, с их точки зрения, более интересные и перспективные государства".

"Россия для США не является важным партнером, и наоборот, хотя потенциал сотрудничества велик", - считает Андрей Кортунов.

Анализируя действия и риторику Владимира Путина, наблюдатели давно пришли к выводу, что увековечивание собственной власти для него важнее модернизации и развития. С этой точки зрения, дружить с демократиями ни к чему: во-первых, они явно не готовы "полюбить нас черненькими", во-вторых, с кем поведешься, от того и наберешься.

Что касается США, то, по словам Виктора Кременюка, их элита нуждается в образе внешнего врага не меньше, чем российская. К сожалению, с учетом отсутствия экономической заинтересованности, исторических комплексов и состояния умов не только в Америке, но и в Европе, Россия сегодня подходит на эту роль больше, чем кто-либо, считает эксперт.

Новости по теме