Функционер ЕР Чеснаков объяснил причины ухода из партии

  • 22 мая 2013
Image caption Алексей Чеснаков критикует некоторые законы последнего времени, но лишь за форму, а не содержание

Из "Единой России" ушел Алексей Чеснаков, до января занимавший одну из ключевых должностей в партии, а до того в течение семи лет работавший в администрации Кремля. Причина - стилистические разногласия с партией власти.

В ЕР Чеснаков входил в президиум генерального совета, а в администрации президента был заместителем начальника управления внутренней политики.

В интервью корреспонденту Русской службы Би-би-си Дмитрию Булину он заявил, что, несмотря на уход из ЕР, остается убежденным сторонником президента Владимира Путина.

Но нынешний этап состояния политической системы, по его словам, требует большей открытости, соревновательности и демократичности.

Би-би-си: Пишут, что вы собираетесь возглавить некую партию "Гражданская позиция".

Алексей Чеснаков: Это дезинформация. Я не собираюсь заниматься партийно-политическими проектами и вижу перспективы для себя только в сфере политологической экспертизы.

Би-би-си: Кому нужно про вас придумывать такие вещи?

А.Ч.: Есть разные недовольные люди внутри "Единой России", которые хотели бы, чтобы с ними лишний раз "посоветовались". Но я принял решение об уходе самостоятельно и не считаю нужным что-либо объяснять. В январе я предупредил руководство партии, что уйду перед началом избирательной кампании. Не вижу каких-то убедительных аргументов для себя, чтобы оставаться в партии: накопились стилистические разногласия с партией, да и претензии к самому себе.

Высказывание Дмитрия Медведева о том, что каждый сам принимает решение, продолжать ли ему работать, стиснув зубы, или выйти из проекта - это высказывание в кассу. Если ты стиснешь зубы, но при этом не принесешь ничего - то зачем ты нужен: бесполезный, да еще со стиснутыми зубами?

Би-би-си: Вы сказали, что на вас могли обидеться, потому что вы с кем-то не посоветовались. Что вы имели в виду?

А.Ч.: Я имел в виду то, что сказал. Политика - это всегда борьба интерпретаций. Кому-то, видимо, хотелось, чтобы с ним посоветовались, но я этого не сделал.

Би-би-си: Этот кто-то - высокопоставленный человек?

А.Ч.: Наверное. Я не контролирую информационные потоки "Единой России". Не знаю, откуда появились сообщения о том, что я сделал свое заявление, находясь в Париже. Я оттуда уехал еще 15 мая. Люди или фантазируют, или занимаются дезинформацией, чтобы поднять собственный статус.

Дефицит внутренних дискуссий

Би-би-си: Вы сказали о стилистических расхождениях с "Единой Россией", невольно процитировав диссидента Андрея Синявского. Значит ли это, что вы переходите, скажем, в интеллектуальную оппозицию к партии власти и власти как таковой?

А.Ч.: Я себя считаю сторонником Путина. Сегодняшним своим действием я демонстрирую гораздо больше ответственности и солидарности с курсом Путина, чем те, кто остаются на своих местах, но ничего не делают.

Я работал в администрации Владимира Владимировича с 2001 по 2008 годы, когда были серьезные политические кампании. Многие из тех, кто сегодня бьют себя в грудь, рукоплещут на различных форумах и кричат о поддержке Путина, раньше его критиковали.

Проблема в том, что в последнее время приняты законы, которые по идее являются верными, но сам процесс их обсуждения и формулировки, заложенные в этих законах, должны были обсуждаться внутри партии, с учетом позиции ее региональных отделений, с учетом позиции экспертных кругов. Партия без внутренней дискуссии, без инструментов внутрипартийных референдумов существовать не может.

Би-би-си: Получается, "Единой России" не хватает внутренних инструментов дискуссии?

А.Ч.: Да, достаточно посмотреть, как происходит принятие политических решений. Очевидно, что внутри партии должно существовать более широкое поле для дискуссии. Нельзя сказать, что решения принимаются кулуарно, но хотелось бы, чтобы они принимались в более открытом формате.

Би-би-си: Почему же настоящие сторонники Путина, как вы, уходят из власти? Вспомнить хотя бы недавнюю отставку Владислава Суркова.

А.Ч.: Мне кажется несколько странным умозаключение, что настоящий сторонник Путина может находиться только во власти. Сторонник Путина может находиться там, где считает нужным реализовывать свое жизненное предназначение, свою идеологическую позицию. Поэтому я бы не фиксировал обязательную необходимость присутствия во властных структурах для тех, кто считает себя сторонником Путина.

Законы верные, но не точные

Би-би-си: Если по существу ваших стилистических разногласий с властью…

А.Ч.: Моих стилистических разногласий с партией "Единая Россия", я бы сказал. Это Синявский имел стилистические разногласия с советской властью. А у меня разногласия с партией.

Би-би-си: Если по сути ваших разногласий с партией власти, то вы упомянули законотворческую деятельность единороссов, касающуюся регулирования медиапространства и интернета. Что вы конкретно имели в виду?

А.Ч.: Например, жесткое регулирование интернета. Я понимаю, когда речь идет о борьбе с экстремизмом, но есть опасения - особенно в правоприменительной практике, - что эти ограничения будут накладываться и на какие-то элементы политической деятельности.

Вторая тема - это закон о некоммерческих организациях. То, что сегодня происходит с "Левада-центром" - достаточно опасная ситуация. Я всегда был сторонником того, чтобы запретить зарубежное финансирование для НКО, занимающихся политической деятельностью. Но сам формат того, как это делается, и формулировки позволяют довольно широко трактовать политическую деятельность, что мне кажется не совсем полезным для страны, поскольку тут с водой можно выплеснуть и ребенка. Часть законов, причем вполне востребованных, сегодня принимаются поспешно, без понимания того, как они будут действовать через год, насколько правоохранительные органы готовы их выполнять.

Нельзя допустить, чтобы получилось как с принятием "закона Димы Яковлева". Лично я считаю, что он абсолютно правильный. Но прошло пять месяцев с момента его принятия, а многие механизмы, необходимые для упрощения отечественного усыновления, до сих пор не подготовлены и не приняты.

Би-би-си: Но ведь вы восемь лет работали в управлении внутренней политики администрации президента, потом занимали руководящие позиции в "Единой России", вы сами если не создатель, то ключевая фигура этой системы.

А.Ч.: Как один из тех, кто принимал участие в создании этой политической системы, я вижу, что некоторые действия, которые сейчас совершаются, идут ей во вред. Самое опасное для политической системы - превратиться в косную конструкцию. Нынешний этап ее состояния требует большей открытости, конкурентности, реальной соревновательности, демократичности.

Би-би-си: На ком лежит ответственность за то, что ей не хватает открытости и прозрачности?

А.Ч.: В первую очередь, на тех, кто находится у власти. На политических партиях и общественных организациях. Они оказались не готовы к нынешнему этапу развития политической системы и не выступают в роли полноценного оппонента власти, как это происходит в западных странах. Там гражданские активисты создают реальный прессинг для власти, не давая ей превращаться в закрытую косную структуру.

А у нас такого пока нет.

Региональное "кусошничанье"

Би-би-си: Про "Единую Россию" говорят, что и сама власть уже от нее устала; что недаром создан Общероссийский народный фронт - якобы ему надлежит стать новой партией власти. Что вы об этом думаете?

А.Ч.: На политическом поле я не вижу конкурентов "Единой России" с точки зрения агрегирования интересов консервативного большинства. В последние годы всё большее значение приобретают не личные симпатии к вождям, а ценностные вещи. Большинство формируется не только и не столько на основании личной преданности, но и на основании базовых ценностей, которые кладутся в основу политической позиции.

Задача партии - попытаться разговорить людей, дать им возможность активнее участвовать в политической жизни, формулировании правил игры.

Би-би-си: Получается, рано говорить о попытке ребрендинга системного политического поля. Вот, например, и "Наши" становятся "Искренне вашими"

А.Ч.: Это разные вопросы. Я бы не мешал все в одну кучу. Я не могу отвечать вам за все организации, которые сегодня занимаются ребрендингом. У каждого своя политическая стратегия, и то, что сегодня выдается за ребрендинг, может быть давно свершившимся фактом.

Би-би-си: В городе Касимове Рязанской области, в думу которого вы избрались прошлым летом, за список "Единой России" - получается, и за вас тоже - проголосовали 5 тыс. человек. Что вы сделали для горожан за почти год касимовского депутатства?

А.Ч.: Для меня это был интересный и полезный опыт. Удалось начать проекты, связанные с осовремениванием городской власти и города. Мы привозили детей в Москву для ознакомления с деятельностью госвласти, Думы и так далее. Мы помогали ансамблю ветеранов.

С другой стороны, опыт Касимова на конкретном примере показал, что одной из проблем нынешней политической системы является то, что местные муниципальные депутаты, особенно в городах с низким уровнем бюджетных доходов, обречены заниматься кусошничаньем. Решением серьезных проблем они заняться не могут, пока не произойдет серьезное перераспределение полномочий. Нужно увеличивать ту часть налоговой базы, которая идет в муниципальные бюджеты, чтобы люди могли почувствовать, как меняется окружающий именно их мир, а не Москва или Сочи.

Бесполезно ждать от власти из Москвы, что она придет и всё изменит.

Новости по теме