Северный Кавказ как "черная дыра" бюджета

  • 20 августа 2013
Небоскребы в Грозном
Image caption Небоскребы Грозного - парадная витрина нынешней модели управления Северным Кавказом

На совещании в Пятигорске в присутствии премьера Дмитрия Медведева 20 августа министр финансов России Антон Силуанов раскритиковал республики Северного Кавказа за то, что там, по его мнению, слишком много чиновников, а у тех - служебных автомашин.

Силуанов связал хронически дотационный характер местной экономики с раздутыми расходами на содержание бюрократического аппарата.

По мнению экспертов, практических последствий его слова не возымеют, а проблемы региона лежат куда глубже. Чтобы Северный Кавказ перестал быть "черной дырой" бюджета, надо менять систему, и не только там, но во всей России.

Устоявшийся обычай

Мнение, что Москва покупает лояльность северокавказских элит бюджетными вливаниями, является общим местом. Суждения по поводу данной тактики расходятся.

Одни считают, что это порочная практика, с которой пора кончать, другие уверены, что за относительное спокойствие в регионе надо платить.

"Мы можем рассуждать о том, как должно быть, и о том, что есть и как на самом деле будет, - заявил Русской службе Би-би-си специализирующийся по проблемам Кавказа журналист Иван Сухов. - Известно, что стабильность на Северном Кавказе покупается за федеральные деньги, которые расходуются не всегда так, как хотелось бы. Нынешняя модель, напоминающая политику руководства СССР в отношении союзных республик и стран Варшавского пакта, неправильная со всех точек зрения. Другой вопрос, что заменить ее при нынешней ситуации нечем".

"Те вещи, о которых говорил Силуанов, связаны не со злой волей отдельных чиновников, - говорит эксперт по Кавказу из Института экономической политики имени Егора Гайдара Константин Казенин. - К сожалению, они вытекают из структуры власти и общества на Северном Кавказе".

Положение осложняется тем, что круг выгодополучателей нынешнего порядка не ограничивается элитами.

"Благосостояние весьма значительного слоя людей в регионе полностью связано с эксплуатацией госбюджета", - отмечает Константин Казенин.

"Реально сократить вливания будет, мягко говоря, очень сложно. Это вызовет сопротивление со стороны кучи бенефициаров, среди которых не только чиновники. Слишком много людей кровно заинтересованы в том, чтобы все оставалось, как есть", - указывает Иван Сухов.

Механически "обрубить" дотации - не метод, считают эксперты. Так можно и впрямь "взорвать Кавказ".

Константин Казенин уверен, что регион вполне в состоянии прокормить себя сам. Мешает то, что институты демократии, правосудия и гражданского контроля там развиты еще хуже, а коррупция и клановость сильнее, чем в остальной России.

"Занятие прозрачной экономикой сопряжено с очень большим риском, - поясняет он свою мысль. - В то же время реальная экономика существует, и в гораздо больших масштабах, чем принято думать, активных людей достаточно, далеко не все население прозябает в нищете. Но эта экономика действует в тени, опирается на систему неформальных отношений, не идет ни на какой контакт с государством и не платит налогов".

"Начинать надо с небольших шагов, последовательно выводить местный бизнес из тени", - говорит он.

С одной стороны, недавняя смена власти в Дагестане и громкий арест "некоронованного короля" республики бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова, вроде бы, говорят о том, что центр, как минимум, сознает остроту проблемы коррупции и беззакония на Северном Кавказе.

Но захочет ли Кремль всерьез посягать на основы системы, которая худо-бедно, но работает?

Пока вместо развития выборных начал и гражданского общества налицо отказ от прямых выборов глав республик, ставка на укрепление режима личной власти и решение всех конфликтов силовыми методами, а в таких условиях нет и нормальной конкурентной экономики.

Иван Сухов связывает отсутствие реформ и модернизации на Северном Кавказе с ситуацией во всем государстве.

"Боюсь, что в рамках нынешней системы это невозможно", - говорит он.

Разговор для галочки

"Изменения подходов к Северному Кавказу вслед за выступлением Силуанова не будет, - уверен Константин Казенин. - Даже если у него и есть такие соображения, решать не ему".

"Какие-то частные попытки урезать аппетиты местных элит и контролировать использование средств не исключены, в том числе в связи с начавшейся экономической рецессией, - говорит Иван Сухов. - Можно слегка изменить риторику, чтобы успокоить население великорусских областей. Но пока на Северном Кавказе сохраняется нынешняя общественная модель, Москва по политическим соображениям будет стоять перед необходимостью платить и платить".

Некоторые наблюдатели предположили, что выступление Антона Силуанова носило пропагандистский характер и адресовалось не столько Северному Кавказу, сколько всероссийскому общественному мнению.

Не пытается ли правительство его устами перехватить повестку дня у Алексея Навального, который в свое время солидаризировался с лозунгом "Хватит кормить Кавказ!" и, по оценкам социологов, заработал на этом очки?

"Понятно, что нынешняя кампания есть нечто большее, чем борьба за кресло мэра Москвы. Но объяснять каждое действие и слово властей фактором Навального - преувеличение. Вряд ли Силуанов говорил о Северном Кавказе, а думал при этом о Навальном", - считает Иван Сухов.

Константин Казенин также находит версию слишком сложной и склонен полагать, что министр просто сказал то, что ему положено по должности. Известна приписываемая Алексею Кудрину фраза о том, что у хорошего министра финансов на рабочем столе должна всегда стоять обращенная к посетителям табличка со словами: "Денег нет, и не будет!"

"Что касается фразы "Хватит кормить Кавказ!", то ее можно понимать по-разному: в ксенофобском ключе или как призыв к реформам. Хватит кормить Кавказ, дайте Кавказу нормально работать и развиваться! В этом смысле я солидарен с лозунгом", - заметил эксперт.

Новости по теме