Сирийская инициатива Москвы: перспективы и препоны

  • 12 сентября 2013
Боец сирийской оппозиции в Алеппо
Image caption Как заниматься ликвидацией химоружия в стране, где идет война?

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри встречаются вечером в четверг в Женеве, чтобы обсудить российскую инициативу по установлению международного контроля и последующей ликвидации химического оружия в Сирии.

Детали плана, о котором четвертый день говорит весь мир, до сих пор неизвестны.

Его реализация сулит ключевым игрокам очевидные выгоды.

Россия вывела бы из-под военного удара режим в Дамаске и, главное, закрепилась в роли мировой державы, от которой многое зависит.

Барак Обама избавился бы от необходимости проводить военную операцию, поддержка которой в обществе и Конгрессе невысока, и сохранил при этом лицо.

Обозреватель Би-би-си Джонатан Маркус называет идею "весьма соблазнительной" для Белого дома.

По словам аналитика, химическое разоружение Сирии создало бы в мире важный прецедент: "Кто пускает в ход химоружие, тот его теряет".

Правда, он тут же оговаривается, что "внешность порой бывает обманчива".

По мнению директора Центра ближневосточных исследований Института США и Канады РАН Александра Шумилина, дьявол кроется в деталях.

"Шансы на реализацию плана весьма невелики. В условиях продолжающейся гражданской войны технические препоны, скорее всего, окажутся непреодолимыми", - заявил он Русской службе Би-би-си.

К тому же нельзя забывать, что стратегические цели сторон по-прежнему кардинально расходятся, напоминает эксперт. Дело, по большому счету, не в химоружии, а в сирийском режиме, который Москва стремится сохранить, а Запад устранить. Взаимного доверия ждать сложно.

Однако именно доверие считает в этом вопросе важным российский эксперт по химическому оружию Юрий Федоров.

"Если они [сирийцы] будут сомневаться в объективности и независимости инспекторов, ничего не выйдет. Лучше всего было бы поручить данную миссию Организации по запрещению химического оружия в Гааге", - сказал он в интервью Русской службе Би-би-си.

Вопросы без ответа

Некоторые подробности российской инициативы оказались в распоряжении газеты "Коммерсант".

По словам анонимных источников на Смоленской площади, Москва предлагает действовать в четыре этапа: Сирия присоединяется к Парижской конвенции 1993 года о запрещении химического оружия, затем обнародует места его производства и хранения, допускает туда инспекторов Организации по запрещению химического оружия, которых Совет Безопасности ООН должен наделить соответствующим мандатом и, наконец, определяет вместе с мировым сообществом порядок и сроки его ликвидации.

Согласие Дамаска с российским планом, не раскрывая подробностей, подтвердил во вторник находившийся с визитом в Москве министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем.

Прямо на поверхности лежат как минимум, три спорных момента.

Во-первых, если информация "Коммерсанта" верна, то официальный Дамаск, согласно букве документа, покажет международным экспертам лишь то, что сочтет нужным. Требовать допуска в другие места те не смогут. Асаду предлагается верить на слово?

Во-вторых, Россия уже отвергла предложенный Францией проект резолюции Совбеза ООН, предусматривавший действенные санкции в отношении властей Сирии, если те станут саботировать выполнение плана. Без занесенного кнута в виде сохраняющейся возможности военного удара, какой им смысл что-то показывать и передавать?

В-третьих, уничтожать химоружие, судя по всему, предполагается на сирийской территории. Соответствующими технологиями обладают только США и Россия. Кто обеспечит безопасность иностранных специалистов, а также самого оружия в процессе его ликвидации?

"Ситуация в Сирии, мягко говоря, не благоприятствует работе: с одной стороны, полномасштабные боевые действия, с другой стороны, природа сирийского режима, скрытного и отчаянно борющегося за свое выживание", - напоминает Джонатан Маркус.

Между тем, по данным американской и французской разведок, работа предстоит большая.

После того, как Россия и США в течение ряда лет уничтожали свое химоружие в соответствии с Парижской конвенцией, Сирия, согласно имеющейся информации, обладает самым крупным химическим арсеналом в мире: примерно тысячей тонн горчичного газа, зарина и газа VX.

Около 20 объектов производства и хранения находятся по большей части далеко от Дамаска, на севере страны, в районе городов Хомс и Алеппо, то есть там, где идут самые ожесточенные бои.

Позиция оппозиции

Одна из оппозиционных группировок, Свободная сирийская армия, выступила категорически против предложенного Россией плана. Видео с соответствующим заявлением размещено в интернете.

"Логика очевидна, - говорит Александр Шумилин. - Они видят в российской инициативе попытку отвлечь внимание на химоружие и выиграть время, чтобы дать Асаду возможность собраться с силами и разгромить их обычными средствами".

По оценкам других наблюдателей, мнение сирийской оппозиции в данном случае большого значения не имеет: химоружие находится не у нее, а у правительства, если же повстанцы примутся срывать миссию, скажем, нападать на международных инспекторов, то самим себе навредят.

Ловушка для Обамы

Есть мнение, что уязвимость предложенного Москвой плана в нынешних обстоятельствах является достоинством: все заинтересованы взять тайм-аут, будут долго спорить о деталях, вести консультации в двустороннем порядке и в рамках ООН, а там как-нибудь само рассосется.

"Подобные соображения Барака Обамы на мой взгляд, очевидны, однако хорошего выхода из сложившейся ситуации для него, похоже, нет, - утверждает Александр Шумилин. - Что будет дальше? Сегодня военная операция непопулярна, но общественное мнение переменчиво. Если развитие событий приведет к победе Асада и потере престижа Америки, внутренней критики в его адрес будет не меньше".

Джонатан Маркус полагает, что президент США не так прост.

"Обама, несомненно, надеется, что его приверженность дипломатии на нынешнем этапе усилит поддержку военной операции, если мирные усилия ни к чему не приведут", - считает он.

Острастка или попустительство?

Некоторые комментаторы видят единственный положительный момент в том, что, если 21 августа химоружие действительно применил режим Асада, то впредь он на такое не решится. Ему уже показали, что его с трудом терпят, и в следующий раз возмездие будет неотвратимо.

Александр Шумилин этой точки зрения не разделяет.

"Во-первых, подобная позиция аморальна, - заявил он Русской службе Би-би-си. - Следует разобраться, кто отвечает за применение запрещенного оружия и гибель людей, и привлечь виновных к ответу. Убийцу не отпускают на свободу лишь потому, что он отдал ружье, из которого стрелял и обещал впредь так не делать".

"Во-вторых, и гарантии никакой нет, - считает аналитик. - Скорее, Асад уверует в свою безнаказанность, сделает все, что захочет, и снова станет все отрицать, или скажет, что виноват какой-то обезумевший генерал. А мировое сообщество будет продолжать бесплодные дискуссии по принципу "верю - не верю".

Новости по теме