Навальный ушел из Кировского суда несогласным

  • 16 октября 2013
Media playback is unsupported on your device

Драматургия заседания Кировского областного суда по апелляции Алексея Навального и Петра Офицерова превзошла все ожидания - но финал оказался именно таким, какого и ждали.

Перед заседанием 16 октября большинство оппозиционеров и политических комментаторов предполагало, что областной суд заменит Алексею Навальному и Петру Офицерову реальные пять лет колонии условными. Хотя в суд оба осужденных на всякий случай приехали с вещами.

В начале заседания адвокаты в надежде, что суд согласится изучить суть дела "Кировлеса", подали ходатайства о вызове новых свидетелей и назначении финансово-экономической и товароведческой экспертиз.

"Совершенно очевидно, что характер предъявленных обвинений требовал проведения такой экспертизы", - объясняла адвокат Навального Ольга Михайлова, жалуясь на отказ суда первой инстанции привлечь экспертов.

Экспертизы не нужно

"Не было ни одной экспертизы, и все выводы судьёй (Сергеем) Блиновым и обвинением делались "по ощущениям", - подтвердил Пётр Офицеров.

По мысли защиты, экспертиза должна была показать, что фирма ВЛК Петра Офицерова покупала древесину у "Кировлеса" по рыночным, а не "заведомо заниженным", как говорится в обвинении, ценам - следовательно, никто ни у кого ничего не украл.

"Куда испарились те 16 миллионов рублей, которые кто-то похитил? Где они, на чьи счета зачислены? Этого нет ничего!" - возмущался Алексей Навальный.

Однако судьи областного суда Альберт Прытков, Николай Ситчихин и Татьяна Мазюта после коротенького ритуального совещания отклонили оба ходатайства.

Image caption Навальный заявил, что решение по его делу принял Владимир Путин

Это породило у участников процесса очень мрачные предчувствия.

"Я не вижу смысла участвовать в прениях после того, как суд отклонил наши ходатайства", - наклонив голову, мрачно сообщил судье Навальный, а в последнем слове сказал, что иногда ему хочется думать, будто все это шутка, розыгрыш, что все эти "люди в мундирах и мантиях сейчас рассмеются и закричат: сюрпри-и-из!" - но нет, это не шутка и не розыгрыш.

Когда же судьи, удаляясь будто бы для обсуждения своего приговора, объявили совсем коротенький перерыв, все в зале - кроме, пожалуй самих судей и прокуроров - окончательно поняли, что приговор написан заранее, и предположили, что написан в нём всё тот же реальный срок за несуществующее преступление.

Прощание с женой

Навальный и Офицеров вышли в коридор попрощаться с женами. Алексей с Юлией ушли в дальний конец коридора и стояли у окна. Их никто не стал беспокоить.

Петр Офицеров пару раз сказал "на камеру", что не хочет гадать, но готов к тюрьме, а потом виновато улыбнулся журналистам: "Пойду с женой обниматься, у меня мало времени осталось".

Жена Офицерова, Лидия, не сдержала слёз.

"Вижу, как у журналистов трясутся руки", - написала в эти минуты в Twitter пресс-секретарь Навального Анна Ведута - и нельзя сказать, чтобы это было явной неправдой.

После таких переживаний слова судьи Альберта Прыткова о замене реального срока условным прозвучали почти сенсационно - хотя ведь именно такой исход и предсказывали до начала заседания.

Image caption По словам Навального, власть выталкивает его из политики

Алексей Навальный, правда, не стал шумно радоваться, а заявил, что обязательно обжалует и решение областного суда, потому что дело - политическое, а обвинения против него и Офицерова абсурдны.

"Совершенно очевидно, что решение принималось не здесь, а решение принимал лично президент Путин […] Сейчас, видимо, чтобы не возмущать широкие народные массы, я оставлен на свободе", - сказал Навальный.

Он полагает, что таким образом власть все же пытается вытолкнуть его из политики: из-за приговора, даже условного, Навальный не сможет участвовать в выборах. Но он пообещал найти много других способов участия в политике.

Кировская часть "саги о "Кировлесе" закончилась. Навальному, Офицерову, их сторонникам и десяткам журналистам больше не придется челночить между Москвой и этим областным центром почти в тысяче километров на восток от столицы. Но если приговор и в самом деле опять будет обжалован, то разбирательство может продолжиться уже в Москве, в Верховном суде.

Новости по теме