После 10 лет лагерей Ходорковский рассуждает о Манделе

  • 25 октября 2013
Михаил Ходорковский
Image caption Михаил Ходорковский в зале суда в 2010 году

В десятую годовщину ареста Михаила Ходорковского сайт khodorkovsky.ru опубликовал статью осужденного олигарха, в которой он рассуждает о своем видении политических реформ в России.

По словам Ходорковского, нынешняя российская власть не в состоянии сама инициировать и провести такие реформы.

В то же время, пишет он, ситуация может привести к появлению другого авторитарного режима.

Выход Ходорковский видит в том, чтобы оппозиция вынудила "разумную часть правящей элиты к переговорам о направлении и темпах необходимых реформ".

Нынешнего президента России Владимира Путина Ходорковский описывает как человека, который управляет страной в одиночку, но зависит от своего окружения.

Национальное согласие

"Может ли он [Путин] измениться? Шансы невелики, как невелики и шансы на то, что окружение господина Путина позволит ему уступить президентскую власть во второй раз, даже временно", - говорится в статье.

"Он не сможет контролировать то, что будет после него", - считает Ходорковский.

Однако в отсутствие реформ, говорится в статье, в результате роста протестных настроений в стране уменьшится число сторонников демократического реформирования власти, станет больше радикально настроенных людей, и в результате вслед за Владимиром Путиным может появиться другой авторитарный лидер.

Чтобы этого не произошло, необходим диалог с властью, а после победы оппозиции, в которой Ходорковский убежден - сотрудничество с политическими противниками.

"Что должна делать оппозиция, чтобы достичь своих целей? Прежде всего помнить, что после достижения победы жизненно важно не только превозмочь в себе желание отомстить вчерашним гонителям, но и обеспечить им возможность участвовать в определении курса страны", - говорится в статье.

Ходорковский призывает к национальному согласию и предлагает равняться на Нельсона Манделу - южноафриканского борца за права человека и первого чернокожего президента ЮАР.

"Движение должно брать пример с Нельсона Манделы, который смог подняться над личной обидой и классовыми предрассудками и провести общество по трудной дороге от гражданской войны к социальному миру", - пишет Михаил Ходорковский.

Можно ли договориться?

Как рассказал Би-би-си российский оппозиционный политик Борис Немцов, он согласен с тезисом Ходорковского о мирном, ненасильственном протесте.

"Есть много радикалов, в том числе и среди наших людей, которые считают, что только монтажки, ломы и арматура спасут. Это провокационный путь в никуда, поскольку лимит на кровопролитие мы исчерпали", - сказал Немцов.

Вместе с тем Немцов не видит "разумную часть правящей элиты", о которой говорит Ходорковский и с которой можно было бы вести переговоры.

"Я считаю, что потенциал переговорный сильно ограничен. И не со стороны улиц, а со стороны власти. Заставить улицей их сесть за стол переговоров - гораздо более реалистичный сценарий", - сказал он.

О своем согласии с Ходорковским заявил и другой оппозиционер - депутат Госдумы от "Справедливой России" Илья Пономарев.

Он поддержал призыв Ходорковского "превозмочь желание отомстить", но отметил, что необходима процедура люстрации в отношении тех людей, которые связаны с коррупционными схемами и нарушениями прав человека.

Новый Мандела?

В России многие говорят о том, что Михаил Ходорковский уже фактически стал одним из символов российского протестного движения, и его комментарии и высказывания часто рассматривают с политической точки зрения.

К примеру, когда в июле Владимир Путин подписал закон, на два года продлевающий сроки погашения судимости для осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, многие тут же заговорили о том, что эта мера направлена против Алексея Навального и Михаила Ходорковского.

Сам бывший олигарх, правда, ничего не говорит о будущей политической активности.

Член федерального Политсовета движения "Солидарность" Надежда Митюшкина, комментируя такое отношение к Ходорковскому в России, сказала, что оно сильно изменилось за 10 лет его заключения.

"Важно не то, какой человек был, что он делал. Важен вектор, по которому он двигается. Никто не может действовать идеально. Мы не можем совершать только правильные поступки. Но у каждого человека есть какое-то направление, в сторону которого он направляет свой путь. И у Ходорковского правильный вектор", - сказала она.

Об изменении отношения к Ходорковскому говорит и Илья Пономарев. "Объективно существовавшие грехи, связанные с его бизнесом, он своими десятью годами искупил", - сказал он, добавив, что приветствовал бы Ходорковского в роли политического лидера.

Впрочем, как полагает другой оппозиционер, бывший активный участник запрещенной НБП, а в настоящее время член исполкома коалиции "Другая Россия" Александр Аверин, Ходорковский, публикуя такую статью, фактически сделал заявление о том, что не будет выступать против российских властей.

"Ходорковский дает сигнал, что не будет активно работать против тех, кто его посадил, и не нужно ему устраивать неприятности", - сказал он, добавив, что в России идея ненасильственного протеста не будет популярна

10 лет лишения свободы

Глава нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский был арестован 25 октября 2003 года в аэропорту Новосибирска, где совершил посадку самолет, принадлежащий его компании.

В 2005 году его признали виновным в мошенничестве и других преступлениях, а в 2010-м ему был вынесен второй приговор за преступления, связанные с деятельностью некогда крупнейшей в России нефтяной компании ЮКОС.

Ряд последующих судебных инстанций смягчил исходный приговор. 25 октября, судя по информации на главной странице сайта khodorkovsky.ru, скро лишения свободы должен был истечь через 302 дня.

Михаил Ходорковский никогда не признавал вину, называя все выдвинутые против него обвинения "политически и коррупционно мотивированными".

В ходе заседания Верховного суда 6 августа он обратился к судьям с речью, в которой заявил, что оба приговора нанесли вред судебной системе России.

"Именно в громких, политически мотивированных процессах, таких, как этот, задается снижение стандартов доказывания, возможность избирательного и абсурдного толкования законодательных норм", - сказал он.

Новости по теме