Следователь по делу Константинова уже "ничего не помнит"

  • 30 октября 2013
Даниил Константинов в суде
Image caption Даниил Константинов в Чертановском суде

Следователь, который одно время вел дело обвиняемого в убийстве националиста Даниила Константинова, на большинство вопросов в среду в суде отвечал: "Не помню". Не помнит он, в частности, почему именно Константинов оказался обвиняемым.

Лидер малоизвестной "Лиги обороны Москвы", активный участник общегражданских акций протеста конца 2011 - начала 2012 года Даниил Константинов обвиняется в том, что убил ножом в уличной драке на юге Москвы, близ станции метро "Улица Академика Янгеля", молодого безработного москвича Александра Темникова.

Константинов и его близкие доказывают, что он весь тот вечер был в 20 километрах по прямой от места убийства - отмечал в ресторане с родными день рождения матери, и что дело полностью сфабриковано.

Бывший следователь Следственного отдела Чертановского района Москвы Сергей Звонков по документам вел дело в марте 2012 года, как раз когда Константинов был задержан и обвинен в убийстве.

В среду в Чертановском суде следователь Звонков, в частности, не смог вспомнить, почему из тысяч людей, подходящих под данный свидетелем убийства расплывчатый словесный портрет, он выбрал именно Константинова, почему послал к нему домой "группу захвата", почему под тремя протоколами в деле стоят три разных подписи с его именем в виде расшифровки, почему он распорядился провести обыск в офисе отца Константинова, известного политика 90-х Ильи Константинова, и почему он так и не поинтересовался, куда делись изъятые в офисе компьютеры и бухгалтерские документы.

Задержание по наитию

"Какой именно оперативный материал свидетельствовал именно о моей причастности к преступлению?" - спрашивал Звонкова сам подсудимый.

"Я не помню", - отвечал Звонков.

"В деле нет таких материалов!" - напомнил Константинов, который был задержан дома утром 22 марта 2012 года (спустя почти четыре месяца после гибели Темникова), в тот же день, как утверждает следствие, был опознан другом убитого - вором Алексеем Софроновым, и уже только после очной ставки оформлен как задержанный.

Адвокаты Константинова долго расспрашивали Звонкова, в частности, именно про протоколы опознания и задержания, а также протокол допроса Софронова 21 марта и интересовались, почему под ними - разные подписи будто бы одного человека и почему в одном протоколе фамилия свидетеля написана правильно, а в другом - через "а": "Сафронов".

Кроме того, в протоколе опознания Софронов назван потерпевшим. Адвокаты поинтересовались, как должен чувствовать себя подозреваемый в убийстве, когда ему устраивают очную ставку с "потерпевшим".

Разночтения следователь объяснил технической ошибкой.

Обладатель трех подписей

"А вот эта подпись - ваша?" - допытывался адвокат Денис Зацепин.

"Моя", - кивал следователь Звонков.

"А вот эта, вот эти вот кружочки - тоже ваша?" - продолжал Зацепин.

"Тоже моя", - задумчиво отвечал Звонков, с интересом листая дело.

"Скажите, а вы сами не путаетесь в своих подписях? Всё-таки три разных за два дня..." - не отставал Зацепин.

"Я снимаю вопрос, - вмешалась судья Галина Тюркина. - Свидетель же уже сказал, что это его подписи".

Свою забывчивость следователь Звонков объяснил тем, что дело было полтора года назад, он был уже третьим следователем по этому делу, а параллельно, как это обычно бывает, расследовал еще с десяток разных дел.

"Труп для меня подобрал Центр "Э"

"Ему оперативники просто подсунули Константинова и сказали оформлять его по убийству Темникова. Это единственная причина, по которой следователь сегодня выглядел дураком", - так адвокат Дмитрий Динзе сформулировал для bbcrussian.com свое видение роли следователя Звонкова.

Даниил Константинов в суде высказался еще более резко.

"А когда вы сказали мне, что в действительности этот труп для меня подобрал "Центр Э", и все это дело сфабриковано, вы что имели в виду?" - спросил Звонкова оппозиционер.

"Не знаю, - помялся следователь и тут же поправился, - я такого не говорил".

На предыдущем заседании в качестве свидетеля со стороны защиты выступил отец подсудимого оппозиционера Илья Константинов. Он подробно описал всю историю преследования Даниила Константинова со стороны полиции и расписал весь день 3 декабря 2011 года, когда произошло убийство Темникова.

Илья Константинов, кроме прочего, рассказал со слов сына об угрозах, которые он получил от сотрудника Центра "Э", когда отказался тайно работать на полицию. Это было 5 декабря 2011 года, после митинга на Чистых прудах.

Долгое ожидание свидетеля

С марта 2012 года дело Константинова расследовало Главное управление по противодействию экстремизму МВД России - так называемый "Центр "Э".

Драка, как утверждают сотрудники Центра "Э", вспыхнула внезапно "на почве неприязни" Константинова и других якобы участвовавших в драке неустановленных лиц к Темникову, который будто бы выглядел как панк. Национального мотива в убийстве нет: убитый был русским.

Следующее заседание суда по делу Константинова назначено на 6 ноября.

На каждом очередном заседании участники процесса ждут, что сторона обвинения приведет для допроса своего главного свидетеля обвинения - приятеля Темникова Алексея Софронова. Обвинение, однако, все откладывает этот момент без публичного объяснения причин.

Сторонники Константинова отмечают, что в марте 2012 года - как раз когда был арестован Константинов - Софронов совершил в родной Нижегородской области десять квартирных и других краж подряд, а в июле получил за это в Вачском районном суде всего лишь условный срок.

Обвинение против Константинова фактически построено на одних лишь словах Софронова, который, как утверждают следователи, опознал националиста.

Новости по теме