Худрук Большого рассказал в суде о нападении на него

  • 6 ноября 2013
Сергей Филин
Image caption Сторона потерпевшего подает иски на общую сумму более 3,5 млн рублей

Руководитель балетной труппы Большого театра Сергей Филин заявил в суде, что нападение в январе этого года случилось после того, как провалились попытки некоторых сотрудников театра дискредитировать его.

Из речи Филина следовало, что один из подсудимых, ведущий солист ГАБТ Павел Дмитриченко, постоянно пытался плести интриги против него.

Филин выступал в среду Мещанском суде Москвы, где продолжаются слушания по этому громкому делу. Судя по всему, двухчасовое выступление Филина в суде будет последним – в конце заседания он попросил судью освободить его от участия в дальнейших слушаниях. Просьба была удовлетворена.

Потерпевший явился в суд в темных очках и в сопровождении врача. Несколько раз на протяжении заседания он покидал зал, по словам адвокатов, для того, чтобы закапать в пораженный глаз лекарство.

В начале заседания Филин - который был одет во все черное - передал судье последнее заключение врачей о состоянии его здоровья, после чего его адвокаты заявили, что их подзащитный намерен в рамках гражданского иска добиваться возмещения нанесенного ему материального ущерба в размере 508 тыс. рублей и возмещения морального ущерба в размере 3 млн рублей.

Обвиняемых по делу о нападении на Филина трое: ведущий солист ГАБТ Павел Дмитриченко, его знакомый - безработный и ранее судимый житель Рязанской области Юрий Заруцкий, и водитель из Подмосковья Андрей Липатов.

Все они отрицают обвинения в предварительном сговоре.

До 12 лет заключения

Рассказ Филина об обстоятельствах самого нападения не добавил много к тому, что уже было известно.

По его словам, 17 января, вернувшись домой и поставив машину на парковку, он подошел к дому, где несколько раз пытался набрать код на замке калитки.

В это время справа приблизился человек одетый "не по-московски", с капюшоном на голове. Пока Филин пытался открыть калитку, человек подошел к нему вплотную. Когда Филин, почувствовав неладное, обернулся, тот плеснул ему в лицо какой-то жидкостью.

Подсудимый Юрий Заруцкий, по его собственному признанию на предварительных слушаниях, плеснул Филину в лицо вываренным электролитом для аккумулятора.

Сергей Филин перенес 23 операции на глазах. В середине сентября он вернулся в Москву из Германии, где проходил лечение. Вскоре он вновь отправляется в Германию, где ему предстоит еще одна операция.

Государственный обвинитель заявил, что по данным следствия, Дмитриченко был организатором преступления, Заруцкий - непосредственным исполнителем, а Липатов подвез Заруцкого и следил за ситуацией.

Подсудимым предъявлено обвинение по статье "причинение тяжкого вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору". Им грозит до 12 лет заключения.

На предварительных слушаниях в августе полностью признавший собственную вину Юрий Заруцкий заявил, что Дмитриченко и Липатов к преступлению не причастны.

Дмитриченко только частично признал свою вину, попросив у пострадавшего прощения и заявил, что между ним и Филиным не было неприязни - только творческие разногласия.

На прошлой неделе, когда начались слушания дела по существу, Дмитриченко сказал, что не просил Заруцкого нападать на Филина, а лишь жаловался тому на методы работы худрука.

Танцовщик пояснил суду, какие именно методы он имел в виду: по его словам, Филин якобы "вступал в интимную связь" с молодыми балеринами.

"Никого не прощаю"

Прокурор попросила Филина рассказать о 17 января – дне, когда произошло нападение. Но худрук Большого решил начать издалека – с момента, когда ему только предложили должность. Именно тогда, заявил он, Дмитриченко позвонил ему и сказал что для нового руководителя "расчистили поляну". В дальнейшем, по словам Филина, Дмитриченко вел себя так, как будто рассчитывал на что-то гораздо большее, чем статус танцора в Большом.

Филин признал художественный талант своего бывшего коллеги и подчеркнул, что именно в период его работы в Большом Дмитриченко получил повышение - стал ведущим солистом. Однако, утверждает Филин, претензий Дмитриченко на главные роли это не остановило, а позже к ним добавились и попытки добиться важных ролей для своей подруги Анжелины Воронцовой.

Потерпевший отметил, что всегда старался распространять художественную нагрузку равномерно и никогда не оказывал кому-либо каких-то предпочтений вне чисто профессиональных. Тем не менее, рассказал Филин, от месяца к месяцу попытки обвинить его в предвзятости, а то и вовсе коррупции, усиливались. К провокациям взяток позже добавились обвинения в интимной связи с танцовщицами, претендовавшими на хорошие роли.

По словам Филина, артистки получают свои роли только благодаря своим мастерству и таланту, а не из-за связей с худруком театра.

"Это оскорбление не в мой адрес, а тех балерин и людей, которые якобы имели со мной связь. Почему якобы? Потому что это ложь", - сказал Филин.

По словам Филина, когда ему плеснули жидкостью в лицо, он ощутил боль, "которой раньше не чувствовал".

"Это ужас, о котором я больше не хотел бы говорить. Но я хочу сказать, что никого не прощаю за то, что произошло. Никого", - сказал худрук.

"Я потерял глаза"

В среду Дмитриченко получил возможность задать несколько вопросов Филину. Он обращался к нему "Сергей Юрьевич", пострадавший при этом не смотрел на Дмитриченко и отвечал судье.

Начал Дмитриченко с указаний на то, что в материалах дела якобы есть констатация факта, что у Филина были интимные связи с несколькими членами труппы. После того как соответствующий пассаж из уголовного дела был зачитан, Филин еще раз повторил, что такого не было.

Кроме этого, бывший танцовщик пытался выяснить у худрука Большого, почему Филин довел до слез кого-то из сотрудников театра и членов трупы. Из ответов Филина следовало, что все конфликты были рабочими и вскоре были разрешены.

Закончил Дмитриченко своё выступление тем, что еще раз принес извинения Филину. "То, что с вами произошло, я об этом не знал. Я извинюсь перед вами. Моральную ответственность с себя я не снимаю", - сказал Дмитриченко.

В завершающей части слушаний вопросы Филину задавала судья. Когда она спросила о его нравственных страданиях, тот начал отвечать, но затем внезапно прекратил говорить и вышел.

Вернувшись, Филин пытался продолжить. "Жизнь многих людей изменилась. Сегодня у этих людей уже не жизнь. Начнем с того, что я потерял глаза. Я не могу видеть своих детей...", - сказал он и попытался подавить слезы. Судья разрешила ему не отвечать далее.

На вопрос, какое наказание он считает подходящим для обвиняемых, Филин сказал, что оставляет это на усмотрение суда.

Суд продолжится 7 ноября.

Новости по теме