Программа-200: храмы строятся, протесты продолжаются

  • 18 ноября 2013
  • kомментарии
Модульный храм
Image caption Церковь на "Войковской" возводится в считанных метрах от жилой пятиэтажки

Противники массового строительства церквей в Москве перешли от традиционных методов борьбы в виде митингов к ловким провокациям, привлекшим внимание местных жителей, властей и полиции.

До 15 ноября жители домов нескольких улиц Войковского района Москвы должны были лично явиться в управу, чтобы написать заявление об отказе от уплаты пожертвования на строительство храма по 6-му Новоподмосковному переулку, - такое требование содержалось в листовках, которые неизвестные разбросали в начале ноября по почтовым ящикам.

В противном случае сумма в 146 рублей якобы появилась бы в квитанции на оплату услуг ЖКХ в строке "Фонд Строительства Храма".

Помимо этого, листовка содержала множество других нелепых утверждений, однако несмотря на это, нашлось довольно много доверчивых людей, поверивших ей и в праведном гневе пришедших в управу писать заявление.

Спустя несколько дней управа Войковского района выпустила специальное разъяснение, которое было вывешено на информационных стендах микрорайона: "Данная информация является недостоверной. В единый платежный документ оплата вышеуказанной суммы не включена и включаться не будет. Каких-либо заявлений в управу района направлять не нужно".

Это происшествие можно было бы счесть забавным инцидентом, однако провокационная листовка, написанная от лица горячих сторонников строительства церкви, - лишь одно из множества проявлений конфликта вокруг московской "Программы 200 храмов".

В соседнем Головинском районе жители противятся строительству церкви в парке на Кронштадтском бульваре, аналогичный проект на Ходынке из-за сопротивления гражданских активистов по-прежнему под вопросом, во многих районах возведение модульных храмов тормозится или отменяется.

Оставить без удовлетворения

Официальный сайт городской "Программы 200 храмов", принятой еще в 2010 году, сообщает, что за три года полностью готовы всего восемь церквей, еще 22 находятся в стадии строительства.

Основные баталии вокруг этой программы отгремели в прошлом году - когда власти втихую провели отвод земель и утверждение проектов строительства через все необходимые инстанции, включая, конечно же, общественное обсуждение, эта самая общественность попыталась отыграть ситуацию назад.

Кое-где внимание местных жителей удалось привлечь еще на стадии публичных слушаний, а где-то энтузиасты пытались оспаривать решение властей в суде.

В Войковском районе суд вполне ожидаемо занял сторону властей - процесс постоянно затягивался, шел почти полгода и в результате жалоба местного жителя Сергея Смирнова на нарушения в ходе утверждения проекта церкви была оставлена без удовлетворения.

Активисты все это время пытались склонить общественное мнение на свою сторону, разбрасывали листовки в почтовые ящики, призывали подписывать адресованную мэру Собянину петицию об отмене или хотя бы переносе места строительства храма и даже созывали митинги. На них, впрочем, приходили от силы пара десятков человек.

Вопрос коммуникации

Как только суд принял решение, началась стройка, и теперь у настоятеля будущей церкви Сергея Стрекалина есть все основания говорить, что спустя год после тех событий никаких проблем с храмом на 6-ом Новоподмосковном переулке нет.

"А сейчас уже нет никакой конфликтной ситуации. Храм строится. Если у нас были какие судебные иски, то они решены давно. Люди ждут строительства храма, местные жители ждут быстрейшего его завершения", - уверяет священник.

Image caption Листовка, которую в первых числах<br> ноября обнаружили в своих почтовых ящиках<br> жители домов нескольких улиц<br> Войковского района

Тем не менее случай с фальшивыми листовками "за строительство храма" показала, что многие как минимум не готовы что-либо жертвовать на строительство, как максимум - согласны с претензиями к проекту.

Image caption Обратная сторона листовки<br> с подписью авторов: "АДминистрация"

Основных претензий две: церковь строится слишком близко к соседнему жилому дому, а колокольный звон - когда храм сдадут в эксплуатацию - будет мешать всему микрорайону.

Теперь с обеими этими проблемами местным жителям придется смириться, считает муниципальный депутат другого московского района, Зюзино, Константин Янкаускас.

Раз началу стройки не удалось воспрепятствовать, у властей есть "железный" довод, что все делается по закону, и, по мнению депутата, остается лишь жалеть, что власти не смогли или не захотели решать этот вопрос в открытом обсуждении с жителями.

"Я знаю район Северное Бутово, где глава управы пришел по кадровому резерву Собянина из бизнеса. Там по-другому немного выстраиваются коммуникации и там таких конфликтов значительно меньше хотя бы потому, что с людьми пытаются разговаривать, их пытаются убеждать, а не говорят "вы знаете, у нас есть закон, все тут по закону прошло, и поэтому ваши действия незаконны - и все", - рассказывает Янкаускас.

Богоборцы и провокаторы

История с листовками на "Войковской" любопытна тем, что цель неизвестных злоумышленников непонятна – остановить строительство они таким образом явно не могли, да и накал страстей вокруг храма в честь святых Царственных Страстотерпцев (как он официально называется) совсем не такой, как в других районах.

Кто эти люди, напечатавшие и распространившие листовки по району, - пока неизвестно.

Районная управа сообщила, что этим вопросом занимается местная полиция.

Священник Сергей Стрекалин не сомневается, что за антицерковной акцией стоит группа людей, не имеющая отношения к жителям района.

"Эти листовки распространяли провокаторы - богоборцы, которые против строительства храмов, "Программы-200". Людей ввели в смущение и в заблуждение. Это чистой воды провокация. Не известно, кто за этим стоит. Возможно, что они противники вообще православия, раз такую смуту вносят в умы людей и на обмане строят свою концепцию", - считает он.

Александр Верховский, глава информационно-аналитического центра "Сова", занимающегося мониторингом конфликтных ситуаций между церковью и обществом, признает, что часть активистов, протестующих против строительства храмов, действительно не ограничивается только своим родным районом.

"Понятно, что когда идет такая затяжная борьба, то есть какие-то активисты, которые приезжают на место, не являясь местными жителями. А есть местные жители. Но активистов в принципе не может быть много , а местных жителей - ну как получится", - рассуждает эксперт.

Верховский напоминает, что нынешние акции против православных церквей в любом случае не идут ни в какое сравнение по массовости с протестами против строительства новой мечети в Москве.

"Есть люди, для которых есть разница - они, скажем, согласны на церковь и не согласны на мечеть, а есть люди, которые ни на что не согласны, предпочли бы, чтобы на этом месте остался лужок, или что там есть на этом месте", - говорит Верховский.

"Лужок", на котором возводится храм в 6-ом Новоподмосковном переулке, - это действительно не более чем пустырь, в течение десятков лет остававшийся совершенно заброшенным и лишь незадолго до начала стройки превращенный управой в автомобильную парковку.

Возможно, бесхозность участка и стала основной причиной, по которой мэрия проигнорировала открытое письмо Сергею Собянину с просьбой перенести строительство храма на "Войковской", под которым поставили свои подписи несколько сот жителей домов, находящихся рядом со стройплощадкой.

Во многих других районах, по утверждению местных активистов, проекты строительства в рамках "Программы 200 храмов" напрямую нарушают градостроительное и природоохранное законодательство, и именно поэтому часть из них все-таки удалось либо изменить, либо вовсе отменить.

Пляж напротив церкви

"Основная претензия связана с тем, что строительство этих двухсот храмов практически во всех случаях планируется на озелененных территориях, там, где строить вообще нельзя. Изредка на детских спортивных площадках и других общественно-полезных пространствах. Там есть несколько штук, которые планируется строить там, где они никому не мешают, но это исключения", - объясняет муниципальный депутат района Лефортово Александра Андреева, член Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

В районе Зюзино, по словам Константина Янкаускаса, местные жители тоже недовольны строительством модульного храма в парке на Каховке, однако там ситуация не столько конфликтная, сколько абсурдная.

"У меня в районе до программы была одна церковь, и вторую церковь уже долго строят на частные пожертвования. Так нам еще запланировали три! Одну из них втюхнули в парке. Жители окрестных домов против. Теперь парк благоустраивают, и у пруда собираются ставить лежаки - чтобы люди загорали в полуобнаженном виде прямо напротив церкви", - рассказал Янкаускас.

Впрочем, там конфликт еще будет иметь продолжение: по словам депутата, церковь "отхватила" себе часть парка, которая не полагалась им по этому проекту.

Примеры успешного противостояния местных жителей "Программе 200 храмов" есть: муниципальное собрание района Кузьминки вообще отменило строительство храма, в Куркине планы заморожены, в Головинском районе местные жители высаживают в парке на Кронштадтском бульваре яблони на месте, где запланирована церковь, на Ходынском поле ситуация со строительными планами и вовсе запутанная: сторонники строительства храма собрали 6000 подписей в свою поддержку, однако противников новой церкви тоже не мало, а еще больше тех, кто возмущен планами превращения местной Березовой рощи в асфальтированный парк.

Image caption Местных жителей призывают жертвовать на строительство храма

Впрочем, "Программа 200 храмов" пробуксовывает и по финансовым причинам. В октябре представители РПЦ признали, что средств для продолжения уже начатых строек не хватает, а завершение строительства всех двухсот церквей может затянуться на годы, если не десятилетия.

Сергей Стрекалин подтверждает, что его храм на "Войковской" - не исключение. На заборе стройки вывешены плакаты с реквизитами для внесения пожертвований, однако сколько именно денег удалось собрать таким образом, священник не сказал.

"Когда закончится [строительство] - непонятно. Все зависит от финансирования. У нас курирует этот вопрос префектура Северного административного округа. Потому что это городская же программа – совместно с церковью", - уточняет Стрекалин.

Храмы шаговой доступности

Нужны ли вообще Москве эти 200 православных храмов - до сих пор предмет споров.

"Естественно, это элемент пропаганды, элемент зомбирования. Вы ж понимаете, что если ее [церкви] нет, то человек туда и не заходит, а если есть, то есть вариант, что и зайдет", - считает Александра Андреева.

Храмы, несомненно, нужны Русской православной церкви, но ее критики подозревают, что "Программой 200" стоят не только миссионерские мотивы.

"Имейте в виду, что те земли, на которых строятся новые церкви, потом планируют передать РПЦ бесплатно. И, разумеется, по факту никакого контроля, что там происходит в этих церковных помещениях, нету. Даже если речь не идет об откровенно незаконном бизнесе, типа пошивочного цеха, то в любом случае в религиозном заведении осуществляется торговля – фактически. Вы помните скандал с храмом Христа Спасителя? Мы получили такой шедевр, что оказывается, в храме происходит не торговля, а дарение товаров за деньги. Фактически это, конечно, торговля", - напоминает Андреева.

Представители РПЦ последовательно и категорически отвергают подобные обвинения, настаивая на том, что православие - главная (и, возможно, единственная) основа для возрождения и процветания России.

Сергей Стрекалин не сомневается в том, что когда его храм будет готов, недостатка в прихожанах у него не будет.

"В Войковском районе нет ни одного храма. И от этого вы сами можете сделать вывод, хватает ли храмов в Войковском районе. В соседнем районе храм Георгия Победоносца - тоже единственный храм на все Коптево. Вы сами, наверное, понимаете, что храмов не хватает. Он [храм в 6-ом Новоподмосковном переулке] будет переполненным, я так думаю", - утверждает священник.

Однако такой подход, получивший в прессе название принципа "храма шаговой доступности", также является предметом критики.

"На самом деле в Москве церквей много, - возражает Андреева. - Даже из самого какого-нибудь медвежьего угла до церкви можно добраться за полтора часа. И это максимум и крайне редкая вещь. В реальности обычно полчаса, ну сорок минут. Я, конечно, считаю, что в принципе строительство церквей в 21 веке… ну они бы еще пирамиды строили".

"Это наше будущее"

Муниципальный депутат Зюзино Константин Янкаускас считает, что власти "на пустом месте" создали конфликтную ситуацию вокруг строительства храмов, которые, по идее, являются такими же социальными объектами, как школы, поликлиники и детские сады.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Патриарх Кирилл осенью 2012 года освятил храм Иоанна Предтечи в Братееве на юге Москвы - первую церковь, построенную в рамках "Программы 200 храмов"

"Вместо того, чтобы сначала отреставрировать те храмы, которые есть, а потом идти по принципу, что если появляется какая-то община вначале: люди где-то молятся, на квартире, маленькую строят часовеньку - и потом только уже обращаются с просьбой построить храм. У нас все это как по советскому принципу – приняли плановый показатель и побежали его реализовывать", - сожалеет Янкаускас.

И Янкаускас, и глава "Совы" Александр Верховский признают, что многим людям, возражающим против строительства храмов, в силу психологических или идеологических причин бывает сложно решиться на активные действия – поэтому протесты против планов РПЦ малочисленнее и менее бурные, чем выступления, например, против коммерческой "точечной" застройки. Однако недовольных "Программой 200 храмов" становится с каждым годом больше.

"Это безусловно так, - уверен Александр Верховский. - Понятно, что это реакция на их [РПЦ] политику, а не на Господа Бога. Это связано скорее с общей активизацией общественной жизни, по крайней мере начиная с начала протестного движения [в декабре 2011 года], применительно к которому церковное руководство заняло совершенно определенную позицию, однозначную".

Священник Сергей Стрекалин же уверен в обратном: именно с наступлением трудных времен и экономических проблем потребность в храмах у общества возрастает.

"Когда человек обращается к Богу и идет в храм? Когда человеку тяжело, когда ему требуется помощь и поддержка. Где может человек сейчас в нашем современном мире это обрести, как не в храме? Так что нужны храмы, и нужно эти храмы строить. Это наше будущее", - делает вывод настоятель церкви на "Войковской".