Путинская амнистия: замах рублевый, удар пустяковый

  • 10 декабря 2013
  • kомментарии
Сотрудник следственного изолятора №2 "Бутырская тюрьма" стоит у входа на территорию СИЗО Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Амнистия охватит 25 тысяч из 780 тысяч российских заключенных и подследственных

Давно ожидавшийся и широко обсуждавшийся президентский законопроект об амнистии к 20-летию российской конституции, поступивший в понедельник в Госдуму, независимые наблюдатели и правозащитники восприняли со смешанными чувствами.

"Конечно, всякое даяние благо. Владимиру Путину хотелось проявить милость, но не хватило мужества проявить полную милость, проявил частичную", - прокомментировал документ политолог Игорь Бунин.

"С учетом того, что я вообще ждал очень формальной амнистии, она превысила мои ожидания. Но она не такая, как замыслил Совет по правам человека, который разработал первоначальный проект", - заявил член Совета, глава правозащитной организации "Агора" Павел Чиков.

"Она в четыре-пять раз меньше людей затронет, а по внутреннему содержанию не вполне логично выстроена и местами сильно политизирована", - пояснил он.

Три "нет"

Согласно пояснительной записке к законопроекту, под амнистию не подпадают осужденные на сроки свыше пяти лет, осужденные и обвиняемые в преступлениях, связанных с насилием, и злостные нарушители порядка отбывания наказания.

Первая оговорка автоматически выводит за скобки Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Илью Фарбера, вторая - 16 из 24 подсудимых по "болотному делу".

Пункт о злостных нарушителях режима вообще грозит превратить амнистию в фикцию. Статья 116 Уголовно-исполнительного кодекса РФ содержит длинный перечень нарушений, относимых к данной категории, включая отказ от работы и пререкания с сотрудником. Признается злостным нарушителем также каждый, кто получил за год более одного наказания.

Люди, знакомые с ситуацией в местах лишения свободы, единодушно утверждают, что найти повод для взыскания ничего не стоит, а оспорить его в суде проблематично. У каждого, по той или иной причине неугодного администрации, их целый букет.

Известный диссидент советского периода Сергей Ковалев вспоминал, что в мордовских политических лагерях начальство держалось безукоризненно вежливо и говорило заключенным "вы". Но применялись более изощренные способы давления.

Скажем, согласно правилам внутреннего распорядка полагалось круглый год ходить в кирзовых сапогах, а в помещении в войлочных шлепанцах. Надевать сапоги в летнюю жару никому не хотелось, и все шли на двор в тапочках, что было, конечно, негигиенично.

Казалось бы, следовало либо разрешить заключенным получать в посылках из дома сандалии и кеды, либо, если уж ношение сапог рассматривалось как элемент наказания, строго за этим следить.

Взамен администрация закрывала глаза на нарушение формы одежды, но стоило, к примеру, чьей-нибудь жене в Москве сказать не те слова иностранным корреспондентам, как человека отправляли на пять суток в штрафной изолятор. Если он пытался возражать: "Гражданин начальник, оглянитесь, все в тапочках", следовал неизменный ответ: "У нас каждый отвечает за себя".

Именно по этой причине могут отказать в амнистии участницам группы Pussy Riot. Игорь Бунин уверен, что этого не случится, но с учетом того, что в марте им и так предстоит освобождение, а исполнение амнистии занимает до полугода, по словам аналитика, "подарок не очень большой".

Таким образом, среди осужденных и подследственных, чьи дела в обществе считают политически мотивированными, реально выиграть от амнистии могут лишь экологи с "Арктик Санрайз".

27 из 30 обвиняемых - граждане других государств. "Холопей своих миловать мы вольны, а и казнить вольны же есьмя", но с иностранцами приходится как-то считаться. По данным экспертов, политическое решение было принято некоторое время назад, искали юридическую форму.

"Их освобождают по договоренности с королем [Нидерландов]", - утверждает Игорь Бунин.

Знаменитые и рядовые

"Амнистия была бы хороша в двух случаях: если бы она затронула обвиняемых и осужденных по наиболее резонансным делам, и если бы коснулась широких слоев осужденных за малозначительные преступления", - считает Павел Чиков.

"Примерно четверть всех российских заключенных осуждена по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, а эта категория полностью исключена из амнистии. Проект Совета по правам человека предполагал освободить осужденных за неоконченные преступления. Львиная доля дел, которыми правоохранительные органы отчитываются за борьбу с наркотиками, касаются так называемого покушения на сбыт", - заметил он.

"Что касается Ходорковского, к нему относилось другое предложение Совета, которое не прошло: освободить тех, кому осталось сидеть менее года", - рассказал Чиков Русской службе Би-би-си.

По словам правозащитника, на практике амнистия коснется в основном двух категорий правонарушителей: хулиганов и так называемых "аварийщиков", совершивших нарушения правил дорожного движения с тяжкими последствиями.

В хулиганстве обвинялись в частности участницы Pussy Riot, фигуранты дела "Арктик Санрайз" и ряд молодых антифашистов, осужденных за драки с ультраправыми.

"При этом под амнистию попадают полицейские, получившие непродолжительные или условные сроки за превышение должностных полномочий с применением насилия, говоря попросту, за пытки", - сообщил Чиков.

"Амнистия не касается осужденных за насильственные преступления, но проект делает исключение для лиц, имеющих особые заслуги перед государством, в число которых входит служба на Северном Кавказе, - пояснил активист. - А в МВД это относится к большинству, и, кстати, именно данная категория полицейских в основном и приносит идеологию издевательства над задержанными".

"Законопроект сильно компромиссный в итоге получился", - резюмировал он.