Алехина - Би-би-си: я займусь правами заключенных

  • 24 декабря 2013
Media playback is unsupported on your device

Участница панк-группы Pussy Riot Мария Алехина, отбывавшая наказание в нижегородской колонии, в понедельник вышла на свободу по амнистии.

Алехина вместе с двумя другими участницами группы - Надеждой Толоконниковой и Екатериной Самуцевич - была в августе 2012 году приговорена к двум годам колонии за хулиганство во время акции в храме Христа Спасителя.

Позднее Мосгорсуд изменил Самуцевич наказание на условное, а приговор Толокнниковой и Алехиной оставил в силе.

Как рассказала корреспонденту Русской службы Би-би-си Оксане Вождаевой сама Мария Алехина, после освобождения она планирует заняться правозащитной деятельностью, а в ближайшее время - встретиться с Надеждой Толоконниковой, которая также была освобождена из колонии в понедельник.

Би-би-си: Как проходило ваше освобождение? Все это выглядело как тайная спецоперация.

Image caption Мария Алехина готова на свободе помогать тем женщинам, кто остался за решеткой

Мария Алехина: Это и было похоже на спецоперацию. Меня вызвали в дежурную часть, после этого я уже не могла выйти в зону, поэтому меня закрыли в комнате обыска. Предъявили постановление об амнистии, после этого посадили под конвой в черную "Волгу", открыли ворота и вывезли.

Би-би-си: Что происходило дальше?

М.А.: Меня высадили, я села в машину к адвокату, и мы поехали в Комитет против пыток, где, собственно, сейчас и находимся.

"Амнистия - это профанация"

Би-би-си: Почему все происходило именно так? Почему не предупредить и выпустить по-человечески?

М.А.: Я думаю, это обусловлено тем, что ФСИН не любит излишнего внимания к себе. Это такая закрытая структура, поэтому цветов и поздравлений около ворот своего учреждения им не нужно.

Би-би-си: Вы говорили, что считаете амнистию пиар-ходом. Почему вы так считаете и зачем нужен такой пиар-ход?

М.А.: Я думаю, что амнистия объявлена в преддверии сочинской Олимпиады для того, чтобы наша власть выглядела в несколько ином свете, и для того, чтобы этой Олимпиаде не объявили бойкот страны Западной Европы. Страна, в которой есть политзаключенные, на мой взгляд, не достойна проводить Олимпиаду на мировом уровне.

Я считаю амнистию не только пиар-ходом, а профанацией, потому что по сути количество осужденных, которые подлежат освобождению по амнистии, ничтожно мало. В колонии многие женщины искренне надеялись, что будут освобождены. Матери и беременные женщины не попадают под амнистию практически вообще, потому что осуждены по 228 статье за наркотики, а эта статья исключена из амнистии.

Би-би-си: РПЦ заявила об эволюции позиций, которую они у вас увидели, и что церковь готова к диалогу. А вы готовы к диалогу с РПЦ?

М.А.: Мы были открыты к диалогу все то время, что находились в заключении, и неоднократно заявляли об этом - как письменно, так и устно. Я не знаю причины, по которой представители РПЦ нас не услышали. Моя позиция в этом плане не изменилась. Я не испытываю ни злости, ни обиды по отношению к ним.

Би-би-си: То есть вы готовы с ними встретиться и поговорить?

М.А.: Да, готова.

Помощь женщинам

Би-би-си: Накладывает ли амнистия какие-то ограничения? Ждать ли от Pussy Riot новых песен, акций, каких-то действий?

М.А.: Во-первых, амнистия не накладывает никаких ограничений. Во-вторых, для того чтобы мы могли скоординированно и слаженно действовать, мы все должны встретиться, обсудить многие вопросы.

Лично от себя могу сказать, что моя деятельность была и останется социально ориентированной. Мне небезразличны судьбы женщин, с которыми я встретилась за время заключения. Эта тема плотно соприкасается с феминизмом, и я намерена этим заниматься дальше.

Би-би-си: Вы это обсуждали с правозащитниками в Комитете против пыток?

М.А.: Да, конечно, обсуждали ситуацию во второй колонии, были некоторые моменты, связанные с нарушением трудовых прав, нарушением по линии оказания медицинской помощи, обсудили планы, как мы будем взаимодействовать, и мы намерены довести это до конца. В колонии осталось достаточно много женщин, которые намерены обратиться в прокуратуру, и я хотела бы им помочь.

Би-би-си: Какие планы у вас сейчас, будете ли встречаться с Екатериной Самуцевич, или только с Надеждой Толоконниковой?

М.А.: Будем обязательно встречаться. Не могу сказать ничего плохого о Кате, намерена с ней общаться, как минимум встретиться. Я намерена встретить Надю в Красноярском крае, а в том случае, если они выезжают в Москву, то встретимся в ближайшие часы в Москве.

Новости по теме