Приговор по "болотному делу": и нашим, и вашим

  • 24 февраля 2014
Обвиняемые по "болотному делу" выслушивают приговор Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption В поддержку осужденных по делу о событиях на Болотной готовилась акция возле Кремля

Решение по "болотному делу", вынесенное в понедельник Замоскворецким судом Москвы, заставило аналитиков задуматься.

Если бы приговор оказался таким, как требовало обвинение, можно было бы сказать: в Кремле испугались Майдана и решили заканчивать игру в демократию, вроде бы наметившуюся в конце прошлого года. Если бы всем дали условные сроки, можно было бы сделать столь же однозначный вывод: относительная "оттепель" продолжается.

В реальности семь из восьми обвиняемых получили от двух с половиной до четырех лет колонии, восьмая (Александра Духанина) осуждена условно.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в тот же день дал понять, что осужденные могут быть помилованы главой государства, если обратятся с такой просьбой.

"Решение, как всегда, политическое и с точки зрения Кремля достаточно разумное, - заявил Русской службе Би-би-си гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин. - С учетом того, что уже через несколько месяцев для осужденных возможно УДО, вышел относительно мягкий приговор".

"С одной стороны, власть исходит из того, что всякий, кто на нее покусится, должен так или иначе быть наказан, - пояснил он. - С другой стороны, не хочет чрезмерной жестокостью воспитывать радикалов. С Pussy Riot перегнули палку и создали на пустом месте такую проблему, что не могут справиться до сих пор. В данном случае власть показала, что она не травоядная, но и не кровожадная".

"Избран средний путь. Большинство фигурантов подпали под амнистию, нескольким показательно дали срока, но не исключаю, что они скоро по УДО выйдут", - считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

По мнению эксперта, решение психологически адресовано, прежде всего, российским силовикам.

"Это демонстрация того, что власть государевых людей твердо поддерживает и ни при каких обстоятельствах не "сливает", - указывает он.

Загадочный перенос

Много толков породил неожиданный перенос оглашения приговора с пятницы на понедельник.

По мнению многих наблюдателей, Владимир Путин не захотел портить праздник закрытия сочинской олимпиады.

"Логика в этом есть, но все же склоняюсь к мысли, что политическое решение было принято задолго", - говорит Евгений Минченко.

Игорь Бунин предполагает, что власть действительно решила взять паузу, но дело не в Олимпиаде. О том, что приговор будет обвинительным, стало известно еще в пятницу, напоминает он.

"Думаю, изначально был предусмотрен более жесткий приговор, но в последний момент задумались", - полагает эксперт.

Тень Майдана

Исход "болотного дела" не мог не рассматриваться в контексте бурных событий на Украине.

Пикетчики у суда называли задерживавших их полицейских "Беркутом" и кричали по-украински: "Путин - геть!". Участники ток-шоу на прокремлевских телеканалах высказывались в том духе, что надо, мол, извлечь урок и давить любое недовольство в зародыше, иначе непременно кончится Майданом.

Собеседники Русской службы Би-би-си не видят основания для прямых аналогий.

"Майдан в России я полностью исключаю, - говорит Игорь Бунин. - ВВП на душу населения в России около 20 тысяч долларов, на Украине семь тысяч. Украина - страна двух культур, российское общество намного более однородно. На Украине утвердилась и стала привычной идеология постоянной смены власти, у России нет такого опыта. Обозначившаяся в 2011 году ставка на консерватизм и отказ от прогресса порождает недовольство, но я не вижу в обозримом будущем угрозы для власти, если она не наделает каких-то очень грубых ошибок".

"Гипотетически Майдан возможен в любой стране, но для этого необходим ряд условий, прежде всего раскол элиты и наличие пассионарного ядра людей, готовых жертвовать собой ради той или иной идеи", - указывает Евгений Минченко.

Поскольку у Владимира Путина есть пространство и время для маневра, политика "и нашим, и вашим" продолжится, считают аналитики. Приговор по "болотному делу" отразил колебания Кремля между желанием выпустить пар и страхом ослабить вожжи.

"Не знаю, как Путин, но [заместитель главы кремлевской администрации Вячеслав] Володин настроен на политическую модернизацию, однако очень-очень постепенную", - говорит Игорь Бунин.

"У власти есть идея политической реформы, которая позволит направить общественные противоречия в русло легальной избирательной конкуренции, но она хочет, чтобы все шло медленно, под контролем, и начиналось с муниципального и регионального уровня", - утверждает Евгений Минченко.

Новости по теме