Центр "Сова" ждет роста репрессий в интернете

  • 29 апреля 2014
sova_kravchenko_verkhovsky_soldatov
Image caption Мария Кравченко, Александр Верховский и Андрей Солдатов ждут новых репрессий, особенно в интернете.

Создание российскими властями в течение 2013 года новых механизмов репрессий, в том числе в интернете, заставляет опасаться серьезного наступления на Сеть и в этом году, пишут специалисты центра "Сова" в новом докладе о неправомерном применении антиэкстремистского законодательства.

Аналитики считают, что интернет-цензура в России фактически уже действует.

Информационно-аналитический центр "Сова" пишет в обнародованном во вторник докладе, что за 2013 год российские власти, опасаясь нового подъема оппозиционного движения, приняли семь законов, декларированная цель которых - противодействие терроризму, экстремизму и разжиганию розни. На деле они зачастую используются или могут быть использованы как механизмы репрессий против любых инакомыслящих.

"Все это вместе создает опасения серьезного роста масштабов репрессивного правоприменения в наступившем 2014 году, тем более, с учетом обострения внешнеполитической ситуации и острой полемики вокруг нее в стране, - пишет "Сова". - Для нас очевидно, что ужесточение законодательства и расширение полномочий органов власти неизбежно приведет к умножению злоупотреблений в сфере применения антиэкстремистских законов".

Склонность органов власти к таким злоупотреблениям аналитики доказывают примерами из 2013 года - подчеркивая, впрочем, что случаев уголовного преследования по "антиэкстремистскому законодательству" в прошлом году было меньше, чем в 2012-м.

Блок блога

В информационной сфере российское государство в 2013 году приняло потенциально репрессивный закон о внесудебной блокировке сайтов с "призывами к экстремистской деятельности", включая призывы к несанкционированным массовым мероприятиям. Под этим предлогом уже в этом году были заблокированы три оппозиционных сайта и блог Алексея Навального.

В религиозной сфере в июле вступил в действие нашумевший закон "об оскорблении чувств верующих", инициированный после дела Pussy Riot.

Как отметил глава Центра "Сова" Александр Верховский, представляя доклад, до сих пор ни одного приговора по этому закону - точнее, поправкам к УК - не вынесено и не предвидится.

"Похоже, не нам одним непонятно, как его применять. Скоро год, а ни одного приговора... Что наводит на размышления, чем же руководствовались люди, принимавшие этот закон", - сказал Верховский, добавив, что на такие же размышления его наводит и только что принятый Госдумой "закон о реабилитации нацизма".

Наконец, еще один потенциально репрессивный закон в религиозной сфере, тоже подписанный президентом в начале июля, запрещает обвиненным в экстремизме или подозреваемым в терроризме быть не только организатором, но и "участником религиозной организации". Верховский отмечает, что законодательство при не описывает "участие в религиозной организации": человек, зашедший помолиться в церковь или мечеть - он "участник" этой "организации" или нет?

Осужденных меньше

Представляя статистику неправомерных, с точки зрения "Совы", приговоров по антиэкстремистским статьям, главный автор доклада Мария Кравченко отметила, что количество этих приговоров по сравнению с 2012 годом не изменилось, а количество осужденных сократилось вдвое.

Так, по много критикуемой 282-й статье УК за год "Сова" насчитала шесть неправомерных приговоров и шесть осужденных.

Мария Кравченко привела пример лидера незарегистрированной Национально-демократической партии Константина Крылова, осужденного на обязательные работы за речь на митинге "Хватит кормить Кавказ".

"Речь была оскорбительной, но на наш взгляд, в ней не было достаточных оснований, чтобы выносить приговор по уголовной статье", - сказала Кравченко.

Особое внимание, по оценке аналитиков, российские власти в последнее время уделяют интернету.

"Есть такое ощущение, что антиэкстремистское правоприменение в целом смещается в виртуальную сферу", - сказала Кравченко. По ее подсчетам, число "антиэкстремистских" приговоров за размещенные в сети материалы в 2013 году выросло на треть. При этом 131 приговор аналитики "Совы" с оговорками считают правомерными, а три приговора, как и девять новых возбужденных дел - неправомерными.

Уже как в Китае

Эксперты отмечают и новые шаги властей: блокировку сайтов, внесение сайтов и материалов в "черный список" Роскомнадзора и прочие меры.

"2013 год стал первым годом, который мы прожили в условиях интернет-цензуры", - говорит главный редактор сайта «Агентура.ру» Андрей Солдатов.

По его словам, вначале введение "черного списка" сайтов и материалов объяснялось необходимостью защитить детей от порнографии и пропаганды наркотиков и суицида. Теперь же Солдатов насчитал уже четыре "черных списка", которые составляют власти, включая в них совсем не только сайты с детской порнографией.

"Государство получило технологический плацдарм, а потом стало применять его по самым разным поводам", - говорит Солдатов. По его мнению, положение в сфере контроля над интернетом в России уже очень близко к китайскому, а с учетом обсуждаемых сейчас мер - и вовсе точно таким же.

"Мы можем абсолютно корректно говорить, что Россия абсолютно совпадает с китайским путем регулирования и контроля интернета", - сказал Андрей Солдатов, ссылаясь на предложения, которые, по данным газеты "Коммерсант", готовит рабочая группа при президенте России.

Новости по теме