Доклад: госслужащие имеют в российских судах привилегии

  • 18 июня 2014
  • kомментарии
Суд молоток Правообладатель иллюстрации RIA Novosti

В российских судах госслужащие получают более мягкое наказание, чем безработные и представители других социальных групп, утверждается в экспертном докладе по судебной статистике за 2009 год. Данные доклада, как утверждают эксперты, актуальны и по сей день: несмотря на заверения властей, российская судебная система за прошедшие пять лет изменилась не сильно.

Сотрудники Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге считают представленный на этой неделе доклад "Уголовная юстиция России в 2009 году: комплексный анализ судебной статистики" уникальным, так как исследование учитывает данные почти миллиона подсудимых судов всех уровней в России - то есть сводит воедино практически всю статистику судебной уголовной практики за целый год.

Согласно полученным данным, группы подсудимых с более высоким статусом имеют в России привилегии при вынесении приговоров по уголовным делам и назначении наказаний.

Таким образом, госслужащие, в том числе сотрудники правоохранительных органов, на 8% чаще, по сравнению с безработными, добиваются в судах оправдательного приговора, и на 22% чаще получают условный срок лишения свободы, а не реальный.

При прочих равных условиях, госслужащие в среднем получают на 2,5 месяца меньший срок лишения свободы, чем подсудимые из других социальных групп.

"Это что-то новое"

Правозащитник, в прошлом федеральный судья Сергей Пашин не видит ничего странного в том, что госслужащие у российских судей находятся на "особом" счету.

"Это похоже на правду, потому что оправданий у нас практически нет даже для госслужащих, и более мягкие наказания несколько уравновешивают эту ситуацию. Я полагаю, что есть и внутренняя готовность, потому что государственные служащие все-таки классово близкие к судьям. Это люди во многом своего круга. И потом такие обвинения связаны обычно с ненасильственными преступлениями, обычно коррупционными, так что судьи подсознательно считают этих людей менее опасными", - предположил Пашин в интервью Би-би-си.

Практикующий адвокат Сергей Бадамшин, напротив, очень удивился выводам специалистов петербургского Института проблем правоприменения.

"Это для меня что-то новое! Я бы так не сказал. Из личной практики - я защищал и чиновников, и обычных гражданских лиц, - и я бы не сказал, что меньшее наказание было связано с тем, что на скамье подсудимых был государственный служащий", - рассказал Бадамшин.

Сергей Бадамшин очень сомневается в том, что привилегии для госслужащих - это намеренная политика российских судов.

"Наоборот, чиновники и госслужащие, в том числе сотрудники правоохранительных органов часто попадают под кампанейщину. Например, приговор сотрудникам ППС по Матвеевскому рынку, которые не предотвратили (нападение на полицейского в 2013 году - примечание Би-би-си) - у меня вызвал очень большое удивление. Почему им нужно было именно реальное наказание давать, а не условное? Иногда бывают эти случаи кампанейщины, связанные с очередной волной борьбы с коррупцией, где обычному человеку было бы намного проще", - предполагает адвокат.

Среднестатистический преступник: неженат и без работы

Данные персональных карточек подсудимых, оказавшиеся в распоряжении сотрудников института, позволяют нарисовать исчерпывающую статистическую картину российской судебной системы в 2009 году.

"В 2009 году Судебный департамент при Верховном Суде РФ, ведомство-администратор судебной системы, впервые в истории России собрал данные о практически каждом вынесенном за год приговоре в стране. В рамках государственной автоматизированной системы "Правосудие" был развернут комплекс программ, позволяющих работникам аппаратов судов добавлять информацию о рассмотренных делах в единую федеральную информационную систему", - объясняют авторы доклада.

В частности оказалось, что, по статистике, самые распространенные в России преступления - имущественные (43%), затем идут насильственные (27%) и на третьем месте - преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических и психотропных средств (почти 10%).

Обвиняемые в коррупции составляют лишь 0,7% от общего числа подсудимых в стране.

Из доклада можно сделать вывод, что типичный российский преступник - это неженатый и безработный россиянин около 30 лет. Насильственные преступления совершают люди чуть более старшего возраста - в среднем 35-летние.

Общая доля преступлений, совершенных иностранцами, составляет лишь 3,8%.

"Структура неизменна"

Данные доклада актуальны и для сегодняшнего дня.

По мнению экспертов, за пять неполных лет в судебной системе России не произошло никаких кардинальных изменений - и это несмотря на то, что именно в 2009 году Дмитрий Медведев, в ту пору президент России, объявил курс на либерализацию судебной системы.

"Ничего существенно не изменилось, - считает Сергей Пашин. - Обычно указания президента бывают эффективными в течение первых месяцев после дачи указаний, потом все как-то на круги своя возвращается. Я боюсь, что судебная система очень мало поменялась. А если судить о структуре наказаний, то она традиционная: это примерно 30% лишения свободы, около 30% условного лишения свободы, около 10% штрафы, ну и все остальное. И причем эта структура в общем с горбачевских времен практически неизменна".

Адвокат Сергей Бадамшин выделяет положительные изменения в Арбитражном суде.

"Судебная система мало чем изменилась за эти годы. В арбитражных процессах - да. Там было много интересных нововведений, но что сейчас последует после объединения Верховного суда и Арбитражного, скажем так, вызывает определенные опасения", - считает адвокат.

Однако суды общей юрисдикции, по его мнению, за это время никак не изменились.

"Обвинительный уклон судов - он как был так и остался. Ни о какой состязательности и равноправии сторон в процессах речи не идет. По сравнению с тем, что говорилось Медведевым, сейчас виден достаточно жесткий откат", - заключает Сергей Бадамшин.

По данным доклада "Уголовная юстиция России в 2009 года: комплексный анализ судебной статистики", из 933 110 вынесенных в том году приговоров лишь 6178 - то есть 0,6% - были оправдательными.