Германика и ненцы: российские фильмы в конкурсе ММКФ

  • 27 июня 2014
Кадр из фильма "Да и да" Правообладатель иллюстрации Art Pictures
Image caption Валерия Гай Германика считает, что ее фильм "Да и да" уместнее смотрелся бы на артхаусном фестивале

На Московском международном кинофестивале прошли показы двух российских фильмов, вошедших в основной конкурс, - "Да и да" Валерии Гай Германики и "Белый ягель" Владимира Тумаева.

К новой картине Германики, которая широкой российской публике известна по сериалам "Школа" и "Краткий курс счастливой жизни", было приковано большое внимание. Ее предыдущий - и дебютный - полнометражный игровой фильм "Все умрут, а я останусь", отмеченный в Каннах, вышел восемь лет назад.

Еще одна причина такого внимания - обилие ненормативной лексики в фильме, что могло сказаться на его прокатной судьбе из-за введения в России закона о запрете мата в в произведениях литературы, искусства и СМИ. Однако, как сообщил продюсер картины Федор Бондарчук, вопрос с прокатным удостоверением уже решен.

Показу "Белого ягеля" - мелодрамы о коренных жителях российского севера - предшествовало куда меньше ожиданий. Картины Тумаева, ученика Марлена Хуциева, не участвовали в крупных фестивалях с 90-х годов, а в конкурс ММКФ "Белый ягель" включили за считанные дни до начала фестиваля.

Помимо этих картин, на главный приз фестиваля претендует еще 13 иностранных фильмов. Вручение наград состоится в субботу.

Германика: "Я снимала фильм для моих друзей"

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Фильм Германики "Все умрут, а я останусь" был отмечен специальным упоминанием жюри в программе "Золотая камера" в Каннах в 2008 году

Первые отзывы кинокритиков о "Да и да" были в большинстве своем позитивными, а некоторых случаях - даже восторженными. В то же время от Федерации киноклубов России, которая вручает на ММКФ свой приз, этот фильм получил самую низкую на данный момент оценку из всех конкурсных картин - 3,8 балла из 10.

"Это ее уход от телевизионной эстетики, возвращение к артхаусу, чему-то более радикальному. Картина интересная, но в ней есть и недостатки, безусловно", - заявил Русской службе Би-би-си программный директор фестиваля Кирилл Разлогов.

Фильм был снят на частные средства, без поддержки Фонда кино и министерства культуры, сообщил Бондарчук.

Хотя Германика остается верна своей творческому стилю, который некоторые считают провокационным, за его фасадом скрыта очень чистая и искренняя история любви. Хотя, наверное, то, сможет ли зритель ее оценить, во многом зависит от его отношения к манере режиссера.

"Да и да" рассказывает историю школьной учительницы Саши, которая живет с родителями, носит дреды и переписывается по интернету с молодым художником под псевдонимом Антонин. После их знакомства в реальности она попадает в новый для себя мир, где царит полная, пугающая свобода.

Сашу играет Агния Кузнецова, известная по ролям в "Грузе 200" Алексея Балабанова и "Все умрут, а я останусь". Роль Антонина была дебютом в кино для молодого актера Александра Горчилина, который входит в театральную труппу Кирилла Серебренникова.

Антонин талантлив (его картины для фильма рисовал художник Сергей Пахомов, известный как Пахом), но не стремится зарабатывать от продажи своих работ и слишком много пьет. Его более взрослые друзья-художники только укрепляют его и так немалое эго, говоря ему: "Антонин - ты молодость мира". Но зрителю понятно, что Антонин, в общем-то, не жилец.

Внезапная болезнь Антонина помогает героям осознать, что они любят друг друга. По словам Германики, Антонин не умирает, потому что "фильм не о нем". Зато для Саши - он, возможно, первая настоящая любовь, и она начинает смотреть на мир его глазами. В одной из самых сильных сцен фильма Саша, пусть и в пьяном угаре, рисует красками Антонина несколько картин.

"Это самые прекрасные люди на Земле, - говорит исполнительница главной роли о персонаже Антонина. - Они сумасшедшие, безбашенные, в них есть хоть какая-то жизнь, они не покрылись плесенью. Это талантливый художник - талантливый в своем способе жить, талантливый в своем протесте, талантливый в том, что он ничего не делает".

Превосходство творчества, которое олицетворяет Антонин, над повседневной рутиной, в которой живет Саша, в фильме подчеркивается донельзя прозрачно: уйдя от Антонина и вернувшись к своей обычной жизни, Саша теряет способность рисовать.

Правообладатель иллюстрации MIFF Press Service
Image caption Сыгравшей Сашу Агнии Кузнецовой известность принесла главная женская роль в фильме "Груз 200"

Момент, когда она бессильно сидит перед чистым холстом в своей комнате, а застающая ее за этим занятием мать говорит: "Ты такая талантливая!", выглядит явным издевательством со стороны режиссера.

"Она умирает. Не по-настоящему, не физически. Так жить невозможно", - говорит Кузнецова.

Уходу Саши от Антонина предшествует снятый в клиповой манере сон, в котором она в свадебном платье бежит за волками под песню "Эпилог" группы "Агаты Кристи". Этот сон - единственное, что Германика добавила от себя к уже готовому сценарию Александра Родионова.

Причины, по которым она это сделала, и значение сна не вполне очевидны. Так, по мнению Разлогова, это было неудачным ходом. Но как режиссер говорила в нескольких интервью, она просто всегда хотела снять клип для группы "Агата Кристи".

Германика вообще отвергает какие-либо попытки проанализировать свой фильм, настаивая, что его нужно понимать на эмоциональном уровне. По ее словам, ее картины имеют мало отношения к реальности.

"Фильм я снимала для своих друзей. Это где-то пять человек", - сказала она.

Вступающий в силу 1 июля закон о запрете мата, возможно, и обозначал бы, что аудитория фильма окажется немногим шире круга друзей Германики. Однако решение о выдаче фильму прокатного удостоверения уже принято, сказал продюсер картины Федор Бондарчук.

Поскольку законы не имеют обратной силы, создателям киноновинок, в которых есть ненормативная лексика, важно получить прокатное удостоверение до 1 июля. Так, продюсеры фильма Андрея Звягинцева "Лефиафан", получившего приз в Каннах, но раскритикованного министром культуры Владимиром Мединским, всерьез опасаются, что из-за этой "хитрости" в законе картина может в России в прокат не выйти.

Продюсерам "Да и да" пока не известны правила показа картин, которые содержат мат, но все-таки были допущены к прокату. По словам Бондарчука, им, возможно, придется "запикать" нецензурные слова.

В этом случае некоторые сцены в фильме превратятся в почти беспрерывный звуковой сигнал. По сути, весь фильм герои занимются тем, что депутаты Госдумы хотели бы из кино искоренить, - занимаются сексом, очень много пьют, постоянно курят, матерятся.

В фильме есть сцены, которые могут шокировать некоторых зрителей или вызвать у них отвращение. В первую очередь это даже не снятые крупным планом моменты, когда героев тошнит от выпитого алкоголя, а сцена, где Антонин писает в стакан и затем пробует свою мочу на вкус.

"У нас все было по-настоящему, никакого яблочного сока", - ответила режиссер на вопрос журналистов об этой сцене.

В свою очередь Агния Кузнецова разразилась тирадой о том, что как раз ради таких вопросов, мол, такие фрагменты и вставлены. И отчасти с этим нельзя не согласиться, поскольку после всех обвинений в "чернухе", звучавшими в адрес Германики в связи с ее предыдущими работами, отказа от провокации от нее ждать точно не следует.

Складывается впечатление, что режиссер "Да и да" не хотела участия своего фильма в ММКФ. Картина была готова уже год назад, и в течение этого времени, как рассказал Федор Бондарчук, с Германикой вели переговоры о том, где должна пройти его премьера.

Как режиссер подтвердила в одном из интервью, она хотела показать фильм на одном из артхаусных фестивалей.

"Бивни мамонта. Куплю": мелодрама о ненцах

Правообладатель иллюстрации DC Films
Image caption При озвучивании диалогов у актеров на ненецком языке уходило "по пять-шесть часов на одно слово", говорит Сангаджиев

Второй российский фильм - "Белый ягель" - попал на фестиваль совсем по-другому. Авторы специально старались завершить его к ММКФ, и фильм был включен в программу фестиваля за несколько дней до его открытия.

Сравнивать эти две картины попросту бессмысленно. Фильм Тумаева, который рассказывает о жизни ненцев, - это спокойная, традиционная по своей манере работа.

Об этой северной народности снята уже не одна документальная картина, но у Тумаева тундра с чумами стала местом действия мелодрамы о неразделенной любви и тяжелом выборе между городом и кочевой жизнью.

По словам создателей картины, которая снималась под Салехардом, они хотели правдиво показать быт ненцев, а программный директор фестиваля Разлогов назвал фильм "визуальной антропологией".

При этом после показа в понедельник некоторым из первых зрителей было непросто безоговорочно поверить, что фильм аутентичен. Кроме того, создателям картины, монтаж которой был завершен за считанные дни до показа, посоветовали внести в него дополнительные коррективы.

Участники проекта с увлечением рассказывали о том, каково им было снимать фильм за полярным кругом: от холода спасала только традиционная ненецкая одежда, машины постоянно глохли, а оптика замерзала.

"В характеристиках камеры было написано "от 0 до +40". У нас же было до -40", - отметил Тумаев.

По словам режиссера, его целью было "рассказать о народе, о котором мы мало что знаем, да и знаем, в основном, по анекдотам". В основу сценария фильма положены повести ненецкой писательницы Анны Неркаги.

Сами ненцы снимались в картине в массовке. Остальные роли получили профессиональные актеры из Якутии, а главного героя Алешку сыграл актер родом из Калмыкии Евгений Сангаджиев, хорошо известный московской театральной публике благодаря спектаклям Кирилла Серебренникова.

По словам Владимира Меньшова, который продюсировал этот фильм, власти Ямало-Ненецкого автономного округа оказали проекту "солидную" материальную поддержку.

При просмотре "Белого ягеля" зрителя ждет яркая картинка - бескрайние снежные просторы, снятые с вертолета, стада оленей, чумы, покрытые оленьими шкурами, и красивая национальная одежда, сшитая из них же.

Кроме того, фильм полон деталями, которые рядовому российскому зрителю покажутся забавными, - так, во время сцен в чуме в руках у героев то и дело появляется планшет. Во время обеда в честь свадьбы Алешки на нем смотрят, ни много ни мало, свадьбу принца Уильма и Кейт Миддлтон.

У Алешки также есть смартфон, но толку от него немного: позвонить можно только с вышки, до которой нужно еще доехать на снегоходе. Все остальное время он висит в чуме на веревочке.

"Бивни мамонта. Куплю", - такое объявление на заборе однажды появляется в кадре с единственной целью повеселить зрителя.

Все это настолько радует глаз, что возникает ощущение какого-то подвоха. Однако авторы фильма уверяют, что показанный в фильме быт ненцев - правда.

"У всех мобильники. Я сам лично видел и ноутбуки в чумах, наряду со всей той древностью, что у них есть. Поэтому не удивляйтесь, что они смотрели свадьбу принца по "айпаду"", - заявил Тумаев.

По сюжету, возлюбленная главного героя Алешки переезжает учиться в город, тогда как его мать насильно женит на местной девушке. Несмотря на это Алешка хранит верность своей любимой - Анико - и надеется, что она вернется в общину.

Уже ставшая настоящей горожанкой Анико, сменив в аэропорту шпильки на унты, действительно возвращается ради похорон своей матери. Хотя Анико терзают сомнения по поводу правильности своего выбора, вернуться насовсем она не готова, что предсказуемо оказывается для Алешки сильным ударом и в конечном счете приводит его к переоценке отношений с женой.

Сюжетные перепетии этого фильма едва ли можно назвать оригинальными, но не вызывает сомнения, что выбор - уехать или остаться - дается представителям коренных народов тяжело.

Уехавшие отдаляются от культуры предков: Анико забыла родной язык, а от традиционного блюда - сырой оленьей печени - ее тошнит. Ее друзья детства, тоже переехавшие в город, требуют от отца забить больше десятка оленей, чтобы они могли получить за их туши деньги.

Оставшиеся живут суровой жизнью, следуя за миграцией оленей и постоянно рискуя стать жертвой нападения "серого хозяина" - волка.

"Это фильм о любви, но основное - все-таки выбор", - говорит генеральный продюсер картины Светлана Дальская.

То, насколько очевидно зрителю разъясняется этот выбор, навлекло на создателей фильма упреки в морализаторстве.

Правообладатель иллюстрации MIFF Press Service
Image caption Актриса из Якутии Галина Тихонова сыграла в фильме самую яркую женскую роль - Саване, жену Алешки

В повествование время от времени вмешивается закадровый голос, говорящий от лица Алешки. Он снабжает зрителей едва ли не справочной информацией о жизни ненцев, а в конце произносит монолог со словами "Я буду жить здесь, здесь родятся мои дети".

Отказаться как закадрового текста Тумаеву советовал как Разлогов, так и один из продюсеров картины - Владимир Меньшов, который тоже впервые посмотрел законченную картину уже на ММКФ.

"Люди бы и так разобрались, что без оленей нам не жить. Этих комментариев и так немного, но они даже в своей лаконичности бессмысленны", - отметил Меньшов.

Вероятно, в фильм еше внесут изменения. "Белый ягель" был закончен и включен в программу фестиваля в такой спешке, что информацию о нем даже не внесли в официальную брошюру.

На вопросы о дальнейшей судьбе "Белого ягеля" продюсеры выразили надежду, что фильмом заинтересуется российское телевидение, что действительно кажется самым логичным ходом для этой картины. Если после этого для миллионной аудитории люди в чумах перестанут быть только героями анекдотов, Владимир Тумаев, наверное, сможет считать свою цель достигнутой.

Новости по теме