Русская Америка: как Россия приобрела и потеряла Аляску

  • 22 октября 2014
  • kомментарии
Кит у берегов Аляски Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В море напротив бывшего русского поселения Ситка, как два века назад, можно встретить китов

230 лет назад возникла Русская Америка. 22 октября 1784 года экспедиция под началом иркутского купца Григория Шелихова основала первое постоянное поселение на острове Кадьяк у берегов Аляски.

Корабли "Три святителя", "Св. Симеон" и "Св. Михаил" достигли Аляски 14 августа. Примерно два месяца ушли на выбор подходящего места и подготовительные работы.

Через четыре года поселок пострадал от цунами и был перенесен на другую оконечность острова, получив название Павловской гавани.

В 1793 году на Кадьяк прибыли пять монахов из Валаамского монастыря во главе с вновь назначенным епископом Кадьякским Иоасафом, которые принялись обращать алеутов в православие и возвели их силами храм.

В 1795 году началась колонизация континентальной Аляски, спустя еще четыре года была заложена будущая столица Русской Америки - Ситка, где вскоре жили двести русских и тысяча алеутов.

Главным видом экономической деятельности на протяжении всей истории Русской Аляски являлась добыча соболей, лисиц, бобров и каланов. Меха пользовались огромным спросом не только в России, но и в Европе, где климат был намного суровее теперешнего.

Параллельно с Шелиховым территорию пытались осваивать люди купца Лебедева-Ласточкина, но в 1798 году он разорился.

Шелихов же умер в 1795 году сказочно богатым человеком. Лишь за первые три года работы он сумел приумножить первоначально вложенный капитал в двадцать раз.

В 1799 году его зять, граф и камергер Николай Резанов, основал Российско-Американскую компанию, в состав акционеров которой вошли члены императорской фамилии.

Российско-Американская компания создавалась по образу и подобию британской Ост-Индской компании. Указом Павла I частному предприятию были даны полномочия управлять Аляской, присвоен флаг, разрешено иметь вооруженные формирования и корабли.

Фактическим правителем края на 20 лет стал сподвижник Шелихова Александр Баранов, такой же талантливый предприниматель и эффективный менеджер, как его предшественник.

В 1808 году он основал новую столицу - Ново-Архангельск.

В 1824 году Россия и Британия заключили соглашение, установившее границу между Русской Америкой и Канадой.

Первопроходцы

Индейцы рассказывали русским, что в стародавние времена на Аляске жили рослые, светлокожие и бородатые люди, поклонявшиеся иконам.

Некоторые историки полагают, что то могли быть новгородские ушкуйники, бежавшие от террора Ивана Грозного, но доказательств нет.

Открыл Аляску в 1648 году казак Семен Дежнев.

Выйдя на семи кочах из устья Колымы, он прошел "из Студеного моря в Теплое" и завершил путь в Анадыре.

Имя Дежнева носит мыс на Чукотке - это крайняя северо-восточная оконечность Евразии.

Петр I не вполне доверял информации Дежнева и организовал экспедицию Витуса Беринга и Алексея Чирикова, чтобы окончательно удостовериться, соединена Азия с Америкой или нет.

Корабли Беринга и Чирикова отправились в плавание уже после смерти царя-реформатора, 8 июня 1728 года, и прошли с юга на север проливом, названным в честь Беринга, но американского берега не увидели из-за тумана.

В 1732 году моряки бота "Св. Гавриил" под началом Михаила Гвоздева впервые высадились на Аляске.

В 1741 году вторая экспедиция Беринга и Чирикова подробно обследовала и нанесла на карту побережье Аляски и Алеутские острова.

Из западных европейцев первым побывал на Аляске Джеймс Кук в 1778 году. Спустя несколько месяцев испанская экспедиция Гонсало де Аро посетила Кадьяк, где была гостеприимно встречена русскими.

Свобода и угнетение

По мнению исследователей, колонизация Сибири оказалась одним из самых удачных проектов в истории России, потому что при поддержке и поощрении со стороны государства опиралась, прежде всего, на частную инициативу.

На Аляске поселенцы жили в соответствии со словами Николая Некрасова - "землю да волю им дали".

Шелихов прославился фразой: "Купецкое происхождение не есть подлое".

Один из колонистов на вопрос Баранова, собирается ли он когда-нибудь вернуться в центральную Россию, ответил отрицательно, пояснив: "В Америке бар нету!"

Участь коренного населения была не столь радужной.

Аборигенов заставляли платить дань мехами, непокорных забивали в колодки и секли розгами.

По-разному сложились отношения между русскими и двумя основными группами местных обитателей.

Воинственные колоши (тлинкиты), быстро научившиеся обращаться с огнестрельным оружием, отчаянно сопротивлялись колонизации. Миролюбивые алеуты, издавна страдавшие от притеснений со стороны колошей, охотно нанимались на работу к новым хозяевам.

Алеуты стали жить в деревянных избах и одеваться в русскую одежду. Очень скоро возникли смешанные браки.

Практически все они крестились, а священник Иоанн Венеаминов, прозванный "апостолом Аляски", изучил алеутский язык и перевел на него Библию. Часть алеутов исповедует православие и сегодня.

При этом из-за алкоголизма и европейских болезней численность алеутов сократилась с примерно 20 тысяч до 2247 человек в 1834 году.

В 1805 году колоши под предводительством тойона (вождя) Котлеана подняли крупное восстание, захватили Ситку, которая так и не оправилась от разгрома, и форт Якутат, вырезав там всех русских и алеутов, невзирая на возраст и пол.

В одном из музеев Аляски хранятся захваченные ими трофеи: медная пушка и шпага коменданта Якутата Ларионова. Сын Ларионова провел в плену у тлинкитов пятнадцать лет.

Когда русские осадили Ситку, колоши ночью ускользнули из нее, предварительно умертвив своих детей и стариков, а также собак, чтобы не выдали их лаем.

Завоеватели тоже расправлялись с противниками, но детей все-таки не трогали. Колоши понимали это по-своему. Один из пленников заявил Баранову: "Я тебя не боюсь, это вы боитесь даже младенцев!"

Одного православного миссионера колоши съели, заявив, что в духе христианского учения причастились плотью и кровью.

"Юнона" и "Авось"

С Аляской тесно связана история первой российской "кругосветки".

Иван Крузенштерн "заболел" этой идеей еще в Морском корпусе и долго бомбардировал начальство докладными записками.

По данным его биографа Николая Чуковского, Павел I, ознакомившись с проектом, наложил на нем резолюцию: "Что за чушь!"

Но Резанову замысел безвестного капитан-лейтенанта чушью не показался. После убийства Павла он пролоббировал кругосветное плавание на шлюпах "Надежда" и "Нева" с целью подкрепить позиции Российско-Американской компании демонстрацией флага, наладить экспорт мехов в Китай и Японию и основать в Калифорнии сельскохозяйственную колонию для снабжения Аляски хлебом.

Компания взяла на себя львиную долю расходов.

Поскольку китайские и японские вельможи не стали бы разговаривать с простыми моряками, граф сам отплыл на "Надежде" в ранге посланника.

Продажа мехов в Шанхае позволила покрыть все затраты на путешествие, но миссия Резанова в Нагасаки провалилась. Япония отказалась выходить из самоизоляции, и микадо отослал назад подарки Александра I.

Отношения между начальником и спонсором экспедиции не сложились. Крузенштерн чувствовал себя оскорбленным тем, что он, командир военного корабля, вынужден обслуживать частные коммерческие интересы.

Ему хотелось находиться в свободном плавании и открывать новые земли, а приходилось то отбивать у колошей Ситку, то торговать мехами в Шанхае.

Когда на третий год экспедиции Резанов потребовал везти его еще и в Калифорнию, Крузенштерн заявил, что считает свою задачу выполненной и возвращается в Петербург.

Резанов отплыл на торговом паруснике "Юнона", купленном у американцев. Заложенный по его распоряжению на Аляске бриг "Авось" еще достраивался, зато Резанов на обратном пути плыл на нем в Охотск.

В столице испанской Калифорнии Эрба-Буэна (ныне Сан-Франциско) случилась романтическая история, известная по рок-опере Алексея Рыбникова и Андрея Вознесенского "Юнона" и "Авось": 43-летний русский вельможа и 16-летняя дочь коменданта города Кончита Аргуэльо полюбили друг друга.

Счастье продлилось всего шесть недель. Резанов заявил, что должен получить разрешение на брак у своего императора, отправился в дальний путь в Охотск и далее посуху через Сибирь, по дороге упал с лошади, сильно ударился головой и умер в Красноярске.

Кончита никогда не вышла замуж, стала католической монахиней под именем сестры Доминики и посвятила жизнь проповеди Евангелия среди индейцев.

Резанова и Кончиту сравнивают с Ромео и Джульеттой и говорят о великой трагической любви, соединившей континенты. Однако некоторые историки, ссылаясь на письма графа к его покровителю, министру коммерции Румянцеву, утверждают, что он цинично играл чувствами юной девушки, чтобы продвигать российские дипломатические и торговые интересы.

Сыграло роль его сватовство или нет, но испанские власти, обычно крайне подозрительно относившиеся к любой деятельности иностранцев в своих заморских владениях, дали разрешение.

В марте 1812 года с Аляски прибыли первые поселенцы - 25 русских и 80 алеутов во главе с Иваном Кусковым - а 11 сентября состоялось торжественное открытие колонии Форт-Росс.

Глупость или трезвый расчет?

18 марта 1867 года русские владения в Америке общей площадью 580107 квадратных километров были проданы США за 7,2 млн долларов - вопреки распространенному в России мифу, именно проданы, а не переданы в аренду на 99 лет.

Договор подписали в Вашингтоне госсекретарь Уильям Сьюард и российский посланник барон Эдуард Стекль. 23 марта о случившемся сообщили петербургские газеты.

Судьба Аляски окончательно решилась на совещании 16 декабря 1866 года под председательством Александра II. Все участники высказались за продажу, причем нижний потолок цены, на который была готова пойти Россия, определили в пять миллионов.

Последние русские (309 человек) покинули Ново-Архангельск 30 ноября 1868 года.

Объяснить свои действия обществу царское правительство не потрудилось. Многие восприняли продажу Аляски с возмущением.

"Санкт-Петербургские ведомости" описывали, как в день официальной передачи территории российский флаг "не хотел спускаться", так что пришлось послать матроса влезть на флагшток и отвязать его. Аналогичную историю впоследствии рассказывали о спуске советского флага над Кремлем 25 декабря 1991 года.

Дополнительную политическую остроту вопросу придало то, что инициатива продажи Аляски всецело приписывалась брату императора великому князю Константину Николаевичу, главному придворному либералу.

В США сделку тоже встретили без энтузиазма. Пресса бичевала "глупость Сьюарда", который "купил у русских сундук со льдом".

И в современной России Александра II часто осуждают, особенно в свете того, что в конце XIX века на Аляске открыли золото. Геолог Владимир Обручев утверждал, что только в период до русской революции американцы добыли там драгоценного металла на 200 миллионов долларов.

Автор книги "Русская Америка: слава и позор" Александр Бушков выразил сожаление, что террорист Каракозов, стрелявший в царя за 11 месяцев до подписания договора, промахнулся: а то, мол, Аляска сегодня была бы российской.

Однако за продажу Аляски выступал не только Константин Николаевич, но и такие несомненные патриоты, как канцлер Горчаков и генерал-губернатор Восточной Сибири граф Муравьев-Амурский. И резоны у них были.

Геополитический пасьянс

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Американские золотоискатели на Аляске (1895 год)

250 лет Россия неизменно стремилась быть ключевым геополитическим игроком, что с неизбежностью вело к вражде с державой, больше других претендующей на то же самое.

В XIX веке таковой являлась Британия. В пику Лондону Россия дружила с его бывшей колонией, тогда скромной и малозаметной на мировой арене, не разлей вода. Не мешали даже идеологические расхождения между самодержавной монархией и республикой.

Американец Джордж Самнер в 1838 году преподнес Николаю I желудь с дуба, осеняющего могилу Джорджа Вашингтона, и царь собственноручно посадил его в Петергофе, а когда дерево проросло, велел установить рядом бронзовую табличку. "Дуб Вашингтона" сохранился до наших дней.

По данным историка Эдварда Радзинского, вопрос о продаже Аляски рассматривался уже тогда.

Численность пушного зверя упала, территория начала приносить убытки.

Русское население Аляски в самые лучшие времена не дотягивало до тысячи человек. Транссиба, Владивостока и Тихоокеанского флота еще не было.

В ходе Крымской войны возникли опасения, что Аляску могут захватить британцы, а противопоставить этому будет нечего, так лучше уж передать ее дружественному государству.

Сильное впечатление на Петербург производила колонизация Дикого Запада. Тогдашние аналитики понимали, что, если никому не подчиняющиеся вооруженные переселенцы хлынут на Аляску, остановить их окажется некому, а в Вашингтоне на требование унять своих граждан только руками разведут.

О том, что золото не всегда благо, свидетельствует пример Форт-Росса.

За 26 лет до Аляски, в 1841 году, Россия продала его американскому бизнесмену Иоганну Суттеру. Тот организовал образцовое животноводческое хозяйство.

Через семь лет в Калифорнии началась "золотая лихорадка".

Теоретически, Суттер стал одним из богатейших людей в мире. Но в середине позапрошлого века единственным аргументом на Диком Западе был винчестер.

Сначала работники забросили поля и фермы и разбежались мыть золото, потом авантюристы из восточных штатов разграбили колонию и убили трех сыновей Суттера. Суды вынесли в его пользу несколько решений, но исполнять их было некому. Законный владелец несметных сокровищ умер в Нью-Йорке в бедности.

Даже Уссурийский край, как отмечал через 40 лет после его присоединения участник строительства Транссиба писатель Николай Гарин-Михайловский, был слабо заселен и управлялся из рук вон плохо, так что возникал вопрос, нужна ли России эта земля.

Как указывает Андрей Буровский, у страны просто не было ресурсов, чтобы наряду с бескрайней Сибирью осваивать еще и заморские владения.

Новости по теме