Нет Путина - нет России?

  • 23 октября 2014
  • kомментарии
дискуссионный клуб Валдай Правообладатель иллюстрации Getty

В среду в Сочи началось очередное заседание "Валдайского клуба", на котором российские и мировые эксперты обсуждают ситуацию в России и ее отношения с другими странами.

В первый же день работы форума первый заместитель главы президентской администрации Вячеслав Володин рассказал собравшимся о душевном состоянии граждан страны: "есть Путин - есть Россия, нет Путина - нет России".

На форум съехалось более сотни экспертов и знатоков российской действительности, однако несколько гостей предыдущих "Валдаев" посетить встречу в Сочи отказались.

Можно ли всерьез обсуждать и прогнозировать политику Кремля в сложившихся условиях?

В программе "Пятый этаж" ведущий Михаил Смотряев беседовал с директором института России лондонского Кингз Колледжа Сэмом Грином.

Би-би-си: Если взглянуть на список участников "Валдайского клуба", недостатка в политических тяжеловесах, в людях известных, там не наблюдается. Но, с другой стороны, за 11 лет существования "Валдайского клуба", по некоторым наблюдениям, возможно, тех людей, которых туда не зовут, он сродни кремлинологии советских еще времен, когда политика партии и правительства определялась по расположению ключевых фигур в стране на мавзолее во время парадов. Как Вам кажется, есть сходство определенное?

С.Г. Мне кажется, последние 2-3 года сходство появляется, именно потому, что больше нечего наблюдать. Если раньше ехали на Валдай, чтобы поговорить с Путиным, задать ему вопросы, это была практически единственная возможность для западного аналитика. Сейчас он не говорит ничего нового, и политика Кремля сводится к консервации всего и всех, поэтому в отсутствие динамики остается смотреть на расстановку стульев на сцене.

Би-би-си: Можно для непонятливых пригласить специалиста, в роли которого в этом году выступил господин Володин, объявивший: «Западные политики не понимают сути России, ее основ и принципов, в отличие от россиян, которые в настоящее время воспринимают атаки на президента как атаки на свою страну и лично на себя». Вкупе с другими утверждениями последних недель и месяцев, активных разговоров о том, что Путину нет замены сейчас, да и в 2018 году, году следующих президентских выборов, наверное, не будет. Российскую общественность достаточно давно подготовили к тому, что Путин – это навсегда. Теперь готовят и мировую. В этой связи возникает вопрос, для чего нужны теперь все эти консультации?

С.Г. Мировая общественность была готова к этому уже давно. Круг людей, в том числе и в России, которые говорят о России после Путина, достаточно узок. Если поговорить с людьми, принимающими решения здесь, на Западе, то всегда говорится о том, какие нужно выстраивать отношения не с Россией, а с Путиным. Но при этом обсуждают, какие должны быть отношения с Китаем, с Америкой, с Германией. Но когда дело доходит до России, почему-то речь идет исключительно о Путине. Для госплдина Володина это, возможно, удобно, для господина Путина тоже, но западным политикам, аналитикам и прочим стоило бы встречаться не столько с Путиным, сколько с другими людьми, которых в России много, которых не зовут В.В. Путин.

Би-би-си: Складывается такое впечатление, что в России это не очень хорошо сейчас понимают, а Владимир Владимирович намерен царствовать вечно. Я не знаю, ищет ли он, как Цинь Шихуан пилюлю бессмертия, но собирается остаться надолго. Но огромное количество известных людей – на этом форуме будет и бывший премьер Франции, Доменик де Вильпен, и из Европарламента приедут люди – бывший министр обороны Германии Роэ – достаточно заметные в свое время фигуры в европейской политике. «Бывшими» в политике такого калибра не бывают, от них и сейчас что-то зависит, они обладают определенным закулисным влиянием. Для чего они едут на Валдай?

С.Г. Мне не очень понятно. Наверное, для того, чтобы подтвердить у себя дома свою значимость. Нынешние политики ехать не могут, им сложно общаться напрямую с российскими деятелями, а бывшим проще – они всегда могут выставить себя мостиком между Москвой и своими столицами, и быть полезными. Бывший политик может остаться действующим, но ему нужно этим заниматься, подкреплять свои возможности быть чем-то полезным. А может быть, им просто лестно такое приглашение, встречаться с таким человеком, как Путин. А кто-то не едет.

Би-би-си: Возможность, что они едут как неофициальные послы от соответствующих столиц к Путину, Вы не рассматриваете?

С.Г. Рассматриваю, именно с тем, что сложно сейчас вести нормальные разговоры с Россией. С другой стороны, ни у кого нет желания закрыть все каналы общения, есть желание что-то понять, люди смогут приехать рассказать о чем-то полезном, тогда это будет и для действующих руководителей полезно. Но ни у кого на Западе нет ощущения, что они могут быть хоть как-то, хоть кем-то услышаны в самой Москве. Это скорее миссия узнать, что на умах в Кремле, нежели рассказать Кремлю о том, что думают на Западе, Кремль и так все знает.

Би-би-си: На Валдайском форуме не распространяют брошюры с планами Кремля на ближайшее десятилетие. Получается как в популярной притче, диалог глухого и немого.

С.Г. Ну почему. Когда такой человек приезжает в Россию, он полагает, что у него будет личная встреча с кем-то. А не просто сидеть в зале, как обычный человек.

Би-би-си: Владимир Путин по традиции посещает Валдайский форум в последний день, но это в основном в формате пресс-конференции, где он отвечает на вопросы, временами нелицеприятные, но в последнее время все эти вопросы проходят определенную цензуру. Поэтому вероятность услышать по-настоящему нелицеприятные вопросы стремится к нулю. Тем более, что программа этого форума «Мировой порядок. Новые правила или без правил?» Ключевым Валдайский форум является для Кремля в качестве площадки, с которой можно высказать свое видение происходящих геополитических процессов, развала существующего порядка, о котором уже говорилось уже последние несколько лет, задекларировать свою точку зрения. Поскольку это официальное заявление в отрежиссированными впоследствии вопросами, то ценность его невелика. Позиция Москвы известна, и обсуждать, с точки зрения Кремля, нечего. И мы опять подходим к вопросу, для чего все это нужно? Неужели кто-то остался среди политиков на Западе, кто не понимает, в чем состоит текущая внешняя политика Москвы?

С.Г. На Западе безусловно есть разногласия по поводу того, кто это сочинил, кто в чем виноват и где кто стоит. Есть те люди, которые действительно считают, что мы на Западе не понимаем справедливые, возможно, претензии России, что мы должны найти общий язык, восстановить обычное ведение бизнеса и дел, и есть люди, которые искренне считают что в России пытаются восстановить Советский Союз, или Российскую империю. И едут, безусловно, из первой категории, а не из второй. У Москвы, конечно, есть желание показать себя полюсом в многополярном мире. Для этого вокруг тебя должны собираться. Вот это они и делают. Но рассчитывать на долгоиграющий эффект, на то, что они изменят умы на Западе, наверное, не приходится. Баланс сил в западных столицах сейчас, конечно, не в пользу тех, кто говорит о том, что виноваты мы, а не Россия.

Би-би-си: По-вашему, есть практическая ощутимая польза от подобного рода встреч? Заявление Владимира Путина в интервью сербской газете на той неделе, где он напомнил ядерным державам о том, чем потенциально может закончиться конфликт между ними – это прозвучало как открытая угроза – из этого можно куда больше почерпнуть о том, что касается состояния дел в Кремле, чем на Валдайской встрече. Какие-нибудь есть еще у нее плюсы?

С.Г. Я не очень вижу. Может быть, поэтому меня не приглашают.

Би-би-си: Может быть, Вы недостаточно хорошо отзываетесь о текущей Российской политике. Это теперь важно. Если серьезно: встреча происходит одиннадцатый год. За предыдущие 10 лет ее существования можно ли найти какие-то случаи, когда в результате дискуссий, происходивших в рамках Валдайского клуба, менялись положения российской политики или какие-то аспекты восприятия России на Западе?

С.Г. В ранние годы этого проекта это действительно происходило. Когда велась ощутимая перестройка, пусть не демократическая, но перестройка российской политической системы. При Путине, в первой половине второго срока можно было услышать какую-то программную информацию, которая потом воплощалась в реальной жизни. Теперь реальная жизнь не меняется, она не меняется потому, что Путин не хочет, чтобы она менялась, и он пытается сделать все для того, чтобы все сохранить как есть. А те изменения, которые необходимы для сохранения его власти, он не намерен афишировать, потому что тогда все попытки будут тщетными. При таком раскладе можно ехать на Валдай для того, чтобы поговорить где-то в кулуарах с Володиным, который кажется сейчас важным человеком, или чтобы поговорить со своими коллегами из разных стран.

Би-би-си: Тем более, что, по сообщениям, которые цитирует Блумберг, правда, не ссылаясь на конкретных людей, за участие в этой встрече неплохо платят.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме