Правозащитники требуют расследовать поджоги в Чечне

  • 10 декабря 2014
  • kомментарии
Центр Грозного после нападения Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Сообщается, что сожженные дома принадлежали родственникам боевиков, которые участвовали в недавнем нападении на Грозный

Российские и зарубежные правозащитники требуют от властей Чечни расследовать поджоги домов, предположительно принадлежащих родственникам боевиков, которые участвовали в нападении на Грозный.

Международная организация Amnesty International назвала поджог домов актом "коллективного наказания" семей боевиков-сепаратистов. Правозащитники из центра "Мемориал" называют произошедшее преступлением, за котором могут стоять чеченские силовики.

Media playback is unsupported on your device

Власти Чечни пока не комментировали заявления правозащитников.

По данным портала "Кавказский узел", поджогов было шесть - сгорели четыре дома в деревне Янди Ачхой-Мартановского района, еще один на окраине Гудермеса и один - в селе Энгель-Юрт Гудермесского района.

Вопиющее нарушение

В ночь на 4 декабря в город Грозный прорвалась группа вооруженных людей, которые устроили в центре столицы Чечни бои с сотрудниками силовых структур. Ответственность за нападение взяла на себя группировка "Имарат Кавказ".

Как заявляют власти, все нападавшие - девять человек - были убиты. Также погибли по меньшей мере 10 сотрудников чеченской полиции.

5 декабря глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что время, когда родители не отвечают за поступки детей, в Чечне закончилось.

"Если боевик в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, семья боевика будет немедленно выдворена за пределы Чечни без права возвращения, а дом снесен вместе с фундаментом", – написал Кадыров в Instagram.

И на следующий день начались поджоги.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Жертвами нападения на Грозный стали не менее 10 сотрудников правоохранительных органов

Как заявляют правозащитники из российского общества "Мемориал", за этим стоят чеченские силовики.

"Налицо совершение преступления: преднамеренное уничтожение чужого имущества, превышение должностных полномочий и, конечно, призывы к совершению преступлений со стороны должностных лиц и лично Рамзана Кадырова", - цитирует "Газета.ру" члена "Мемориала" Олега Петрова.

Правозащитники из Amnesty International указывают на то, что наказание родственников тех, кто подозревается в причастности к преступлениям, является вопиющим нарушением международного права.

"Ничто не может оправдать акты коллективного наказания. Федеральные власти должны обеспечить независимое и беспристрастное расследование", - подчеркивает Джон Дальхизен, директор программы Amnesty International по Европе и Центральной Азии.

По его словам, "позволяя этим возможным актам коллективного наказания оставаться безнаказанными, российские власти будут направлять тем самым опасный сигнал о том, что подобные нарушения поощряются ими".

Олег Болдырев, корреспондент Би-би-си, из Чечни

Деревня Янди пустынна, но за улицами наблюдают. Через пять минут после того, как мы зашли во двор одного из сожженных домов, у ворот остановился бронированный УАЗик с вооруженными людьми, которые проверили у нас документы.

В доме - выгоревшие комнаты. Наполовину сгоревшее имущество лежит на полу.

Мы побеседовали с хозяйкой дома. Ее сын два с половиной года назад, что называется, "ушел в лес". Его имя не называлось в числе тех, кто напал на Грозный 4 декабря. Но несколько тел боевиков еще остаются неопознанными.

Предыстория его исчезновения из Янди типична. По словам матери, его дважды задерживали, дважды судили и много пытали. Мать уверена, что именно из-за этого сын ушел в подполье.

Еще один сгоревший дом стоит вообще полностью пустой - все вещи уже вывезли. На закопченном полу ванны - следы стоявшей тут недавно утвари. Стекла разбиты. Родственники хозяев дома, живущие неподалеку, рассказывают, что в дом швыряли канистры с бензином.

Жившая тут мать одного из боевиков, убитых в Грозном, уже уехала. Ее родственники тоже уедут. "Жизни нам тут не будет", - говорит пожилой мужчина в папахе.

За нашей беседой наблюдают два спецназовца ФСБ и участковый. Они заявили, что их придали нам для нашей же охраны.

Уезжая из Янди, мы видим, что в деревню въезжает БТР и армейский грузовик. Обострения обстановки тут не исключают.

Новости по теме