Российская провинция в тисках экономического кризиса

  • 15 декабря 2014
Рынок в Рязани
Image caption Блошиный рынок в Рязани - жители распродают все, что могут

Деревья по дороге в Рязань покрыты инеем, словно их, как в сказке, обсыпали сахарной пудрой.

Но в суровой российской реальности в эти дни - спад экономики: курс рубля продолжает падать, цены - расти, а иностранные инвесторы уходят из страны. Низкие цены на нефть и западные санкции держат экономику России мертвой хваткой.

Чтобы понять, как все это отражается на повседневной жизни россиян, я покидаю Москву по трассе М5.

Мы проезжаем деревню Газопровод, затем - российскую столицу огурцов Луховицы. И вот мы в Рязани.

За тысячу лет истории этот город захватывали, сжигали, раздирали войной, революцией и экономическим хаосом - как и всю Россию. Но он выживал, готовый к новым испытаниям.

Ощущение нужды

Image caption С начала года курс рубля по отношению к доллару упал на 40%

В рязанском магазине я знакомлюсь с учительницей Яной Киндеевой. Она, как обычно, закупается здесь на неделю и - в условиях, когда Россия находится на пороге рецессии, - считает каждую копейку.

"Цены выросли на все, - жалуется Яна. - Не только на продукты, но и на дорогие вещи типа машин или мебели. Новый год мы проведем здесь вместо того, чтобы поехать в Европу, потому, что на туры цены тоже выросли".

Яна приглашает меня домой, где я знакомлюсь с ее мамой Ириной и бабушкой Ларисой. Стол ломится от чашек с чаем, пирожных с кремом и шоколадного печенья. Ни один экономический кризис не отменит русского гостеприимства.

Ирина с гордостью показывает банку с чаем в форме лондонского автобуса. Политики России и Запада много говорят о новой холодной войне, но в этой уютной квартире Киндеевы встречают меня очень тепло.

Ирина и Лариса и раньше преодолевали экономические трудности. Они озабочены, но не паникуют.

"Русский человек всегда надеется, что завтра будет лучшее. Потому что, как говорится, надежда умирает последней. Наши люди, русские люди, это у них в душе", - говорят они.

"Крым тут ни при чем"

Но кого же Киндеевы винят в сегодняшних экономических проблемах? Только не Владимира Путина.

"Ответственны в основном местные власти, - считает Яна. - Президенту, возможно, трудно держать все под контролем. Мы считаем, что проблемы нужно решать на местном уровне, а потом уже обращаться выше. Люди верят в президента, даже если жизнь становится непростой".

Яна наливает мне еще чая и объясняет - по-английски - почему, на ее взгляд, западные санкции не связаны с событиями на Украине.

"Думаю, другие страны почувствовали, что Россия становится сильной и, конечно, захотели этот наш рост каким-то образом ограничить. Так и появились санкции. Крым тут ни при чем. Мы просто вернули то, что было наше", - считает она.

Вера Киндеевых в Путина возникла не на пустом месте. Русские верили в царя, затем многие - в советского революционера Ленина, затем - в Сталина. Сегодня более 70% россиян одобряют то, как Путин управляет страной.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Владимир Путин у власти с 1999 года

За те 15 лет, в течение которых Владимир Путин находится у власти в качестве президента или премьер-министра, он сконструировал политическую систему, которая позволяет сосредоточить в его руках всю власть, и при этом не нести ни за что ответственность. Когда что-то идет не так, виноваты местные власти или Запад. Не он.

Но история России показывает, что, если все идет совсем плохо, это может измениться.

Слабый рубль

Image caption Открыть новое дело в России при падающем рубле непросто

Я знакомлюсь с рязанским бизнесменом Женей. Его волнуют западные санкции и падающие цены на нефть, и он теряет веру в правительство.

"Я не уверен в будущем. Никто из нас не может предположить, что случится через пару месяцев", - заявляет он.

Я цитирую Жене слова российских властей, которые утверждают, что даже если нефть упадет ниже 60 долларов за баррель, волноваться не о чем.

"Им, может, и не о чем, - отвечает он. - Но простым людям есть, о чем волноваться. Ведь их доход здорово уменьшится".

На другой стороне города, на кухне своего нового кафе, молодой предприниматель Максим Гордеев добавляет в восхитительный, приготовленный вручную шоколад изюм и клубнику. Максим понимает, что сейчас не самый сладкий момент для того, чтобы открыть в России дело.

"Я понимаю, что с падением курса национальной валюты меняется платежноспособность населения. Потому что в нашей стране очень много импортных товаров. Любой бизнес будет выживать, отчасти перекладивая рост цен на потребителя. Время непростое. Мы действительно завязаны на рост курс валют, потому что мы покупаем сырье в Колумбии. Однако это может сказаться на нас только более сдержанным ростом".

Замерзшие и злые

На блошином рынке в Рязани холодно – минус 10. Но люди не расходятся - продают все, что могут.

На снегу разложены старые тапочки, скатерти для стола, тюбики лака для ногтей и паровой утюг. Местные продавцы еле сводят концы с концами. Я разговариваю с ними, и многие винят Запад. Один из них разразился речью о сионистском заговоре. Но не Евгения. Она считает, что корни проблемы лежат ближе.

"Украина высасывает все, - говорит она мне. - Очень хорошо, что власти отправляют туда гуманитарную помощь. Но нам бы сюда прислали то, что туда шлют. Мука и сахар. У нас есть кому поесть. Ты что думаешь, эти люди от хорошей жизни сюда вышли? И мы что-то на Украину шлем...".

Я говорю с Евгенией и спрашиваю себя: по мере того, как ситуация ухудшается, увидят ли больше россиян связь между Украиной и местными проблемами? Связь между аннексией Крыма и падением стандартов их жизни?

И, если так, может возникнуть неловкий вопрос: неужели "хороший царь" принимает плохие решения?

Новости по теме