Как Госдума чуть не убила региональное телевидение

  • 10 февраля 2015
  • kомментарии
Телевизоры в салоне Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В России около 1400 неэфирных телеканалов

Запрет на рекламу на кабельных каналах, стремительно принятый в рекордные для законодателей сроки летом прошлого года, поставил под угрозу существование регионального телевидения в России.

Спустя год запрет сняли, а депутат от "Справедливой России" Игорь Зотов, который подготовил и внес в Госдуму этот законопроект, признается, что оплошал.

"Ну да, я дал маху, промахнулся в этом. Но ведь поправили, все нормально?" - сказал Зотов в беседе с корреспондентом Би-би-си.

Летом прошлого года Игорь Зотов смотрел футбольный матч Россия-Южная Корея. Во время исполнения национального гимна трансляция была прервана рекламой, и "...выбежал этот человек, самый ругающийся матом в России, и рекламировал таблетки для мужчин", рассказывал депутат в эфире телеканала "Россия 24".

Это событие подтолкнуло его оперативно, по его собственным словам, с помощью своих студентов-стажеров написать законопроект, запрещающий платным телеканалам продавать рекламу.

Поправки в статью 14 закона "О рекламе", запрещающие распространение рекламы на телеканалах, доступ к которым осуществляется исключительно на платной основе и (или) с применением декодирующих технических устройств был принят с рекордной для законодателей скоростью.

В начале июля прошлого года Госдума приняла закон во втором и третьем чтении, проигнорировав отсутствие экспертизы правительства. А Совет Федерации поддержал Думу, одобрив поправки 9 июля.

Такой пожарный режим принятия законопроекта удивил даже Игоря Зотова. В разговоре с Би-би-си он признался, что объяснить этого он и сам не может.

"Я внес инициативу, у меня некоторые лежат уже полгода, а эти принялись, это вопрос не ко мне", - сказал Зотов в разговоре с Би-би-си.

Позже замминистра связи Алексей Волин говорил, что поправки в законопроект не раз обсуждались с участниками рынка, включая Национальную ассоциацию телерадиовещателей (НАТ). Представитель НАТ впоследствии это опровергал.

"Мы фактически убираем конкуренцию на этом рынке, заворачиваем миллиарды в один карман", - цитировал "Коммерсант" негодование коллеги Зотова по фракции Валерия Гартунга.

"У меня не вызывает никаких сомнений, что этот законопроект выгоден эфирным каналам", - говорил глава "Первый ТВЧ" Николай Орлов журналу Forbes.

Эффект неожиданности

В ответ на инициативу Зотова в правительство, Думу и к президенту посыпались письма не только от крупных кабельных телесетей, таких как Viassat, Discovery, Амедиа и MTV Networks. Открытое письмо направил даже парламент Татарстана, где только в одной Казани к закрытию готовились сразу шесть местных телеканалов.

Сотни небольших компаний со всей России направляли письма "в индивидуальном порядке". Общий смысл всех воззваний сводился к одному.

"В начале 2015 года закроются несколько сотен региональных и муниципальных телекомпаний, тысячи высококвалифицированных специалистов потеряют работу, бюджет потеряет налоговые поступления, местные предприниматели - рекламное пространство, городские власти - канал коммуникации с населением, а жители - бесплатный городской телеканал. При этом никто ничего не приобретет", - написал в открытом письме президенту председатель Объединения региональных телекомпаний России Андрей Григорьев.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption На создание закона депутата Зотова вдохновил матч Россия-Южная Корея

Посчитать точное количество телекомпаний, оказавшихся на грани закрытия, по словам эксперта Академии российского телевидения, очень трудно. Не все станции есть в реестре НАТ.

Напрямую закон касается 40 региональных кабельных телекомпаний, которые вещают 24 часа в сутки и получают доходы в основном от продажи рекламы.

Еще около 120 кабельных региональных станций в списке НАТ – в серой зоне закона. Кто-то финансируется из местного бюджета, кто-то ретранслирует программы крупных федеральных партнеров.

Сами по себе крупные партнеры имеют эфирную частоту и под закон не подпадают. Однако непонятно, попадают ли под него регионалы, которые ретранслируют в кабеле, но собственной эфирной частоты не имеют.

Плюс сотни небольших муниципальных станций, не все из которых учтены в реестре НАТ и, по словам заместителя генерального директора Академии Сергея Исакова, не предполагали, что оказались под угрозой.

"Многие от нас узнали, что принятый летом закон грозит и им. Люди у нас не очень подкованы юридически, и они были уверены, что коль скоро мы денег от абонента не получаем, то нас это и не касается, и они даже не подумали прочитать закон как он формально написан", - говорит он.

В результате инициативы Игоря Зотова с 1 января закрылись некоторые станции, например, Tatarstan Business Channel в Казани. А один из крупных спутниковых каналов CNN International заявил об уходе из России.

По мнению многих частников рынка, принятие этого законопроекта было выгодно крупным эфирным каналам, продающим рекламу. По данным TNS, сейчас доля тематических каналов составляет всего 10% рынка, но уже к 2016 году, по оценкам компании JSon & Partners Consulting, которые приводит Forbes, эта доля вырастет до 32%.

"Уже несколько лет мы наблюдаем постепенное падение доли аудитории на федеральных каналах и отток ее на тематические. Особенно это касается молодой аудитории, - сказал Николай Орлов. - Безусловно, менеджеры эфирных каналов это видят и понимают, что, в конце концов, рекламный рынок распределится в соответствии с аудиторией".

Российский президент Владимир Путин во время своей ежегодной пресс-конференции также признавал, что закон принят для поддержки федеральных телеканалов.

Звучали, однако, и другие предположения. В частности, что закон направлен против отдельных телеканалов - таких, как "Дождь".

"Это удар по независимым СМИ", - заявила тогда гендиректор "Дождя" Наталья Синдеева.

Изящный патриотизм

Поправить ситуацию с поправками депутата Зотова взялся Общероссийский народный фронт в лице сопредседателя центрального штаба, в прошлом журналиста и ведущей Ставропольской телекомпании Ольги Тимофеевой.

В середине января она внесла в Думу поправки к закону "О рекламе", которые вводят понятие "национальный продукт". Компаниям, производящим исключительно такой продукт, предложили разрешить давать рекламу.

В ходе обсуждений ограничение иностранного контента снизили до 25%, таким образом сняв проблему запрета рекламы для большинства региональных станций. 27 января закон был одобрен Госдумой, а 28 января – Советом Федерации.

"Проконсультировались с большим количеством региональных каналов, поняли, что это нужно и позволит при сохранении редакционной политики каналам выживать", - прокомментировала свои поправки Ольга Тимофеева.

Директор Департамента государственной политики в области СМИ минкомсвязи России Екатерина Ларина назвала это "изящным решением" с правовой точки зрения.

Спасение на 75%

Однако новые поправки поставили перед рынком новые проблемы.

"Закон не мотивирует, чтобы русского контента стало больше, - сказал Сергей Исаков в интервью Би-би-си. - Этот закон создает трудности для кабельно-спутниковых и региональных каналов, у которых априори нет бюджетов, чтобы самостоятельно заказывать контент".

Большинство региональных телекомпаний, работающих в кабеле, ретранслируют программы крупных сетевых партнеров, а значит, зависят от того, что показывают там.

Те компании, которые находятся на самопрограммировании – то есть сами формируют свой эфир 24 часа в сутки – пользуются синдицированными пакетами, которые закупают у одной из трех компаний в стране. В эти пакеты входят сериалы, концерты, мультфильмы и т.д.

"Продакшн-компании, которые производят русский контент для эфирных каналов, не в курсе закона, им это неинтересно, - продолжает Сергей Исаков. - Так что это не увеличит никаким образом производство русского контента. Будет просто менее качественная сетка, она будет менее конкурентоспособная, кабельно-спутниковым каналам придется делать так, чтобы у них большее число было повторов. То есть в целом снизится качество телевидения, вот результат".

По словам директора по развитию компании "Национальный телевизионный синдикат" Валентины Мошкиной (одна из трех в стране, продающих контент для кабельных и спутниковых каналов), обеспечить 75% современного национального продукта в эфире будет не так просто.

"Некоторые продукты у нас в стране либо не производятся совсем, либо их невозможно приобрести для региональных телекомпаний, например, мультсериалы, - говорит Мошкина. - Есть у нас "Смешарики", но они недоступны для регионального зрителя - права на них у Первого канала или ВГТРК, а у них свои спутниковые каналы. И потом это единичный продукт".

Та же ситуация с реалити-шоу и ситкомами. Повышать количество национального продукта в сетке НТС предполагает, в частности, за счет сериалов, заменив мексиканское и бразильское "мыло" на отечественное.

Непонятно, что делать в сложившейся ситуации крупным зарубежным каналам, таким как Discovery и National Geographic. Согласно закону, они либо должны ввести у себя 75% российского продукта, либо перестать показывать рекламу. Последнее может привести к повышению лицензионных платежей для операторов и повышению стоимости кабельного пакета для зрителей.

Следить за исполнением закона должна ФАС. Однако неясно, каким образом служба будет проверять эфир кабельных и спутниковых каналов - по данным Роскомнадзора, в России 1400 неэфирных телеканалов.

Кроме того, в законе не указано, за какой период времени нужно отсчитывать эти национальные 75% - день, неделю или месяц. Чем больше срок отсчета, тем больше у каналов возможностей оперировать сеткой, усиливая, например, показы выходного дня зарубежными хитами. В конечном итоге это поможет не растерять аудиторию, которая заодно увидит и больше российского контента.

Во всем этом в ближайшее время участникам рынка, видимо, придется еще разобраться.

Новости по теме