Чеченские силовики: опора или угроза?

  • 11 марта 2015
Сотрудники МВД Чечни Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Сотрудники МВД Чечни

То, что главный подозреваемый по делу об убийстве Бориса Немцова Заур Дадаев оказался бывшим заместителем командира батальона спецназа "Север", вновь привлекло внимание к силовым структурам Чечни, в просторечии именуемым "кадыровцами".

Сколько их?

29 декабря прошлого года Борис Немцов сделал в "Фейсбуке" запись, которая, по мнению некоторых комментаторов, могла стоить ему жизни: о "20 тысячах вооруженных кадыровцев", способных создать российскому государству проблемы, когда финансирование Чечни сократится из-за экономического кризиса.

Фигурирующие в российских СМИ экспертные оценки численности силовых структур Чечни варьируются от 10 до 30 тысяч человек.

По официальным данным, их костяк составляют так называемый "нефтяной полк" управления вневедомственной охраны МВД республики, охраняющий, помимо нефтепромыслов, родовое село Кадыровых Центорой (2400 человек), два полка патрульно-постовой службы, один из которых носит имя Ахмата Кадырова (по 1125 человек в каждом), ОМОН МВД Чечни (300 человек) и батальоны спецназа "Север" и "Юг", включенные в 46-ю бригаду внутренних войск МВД России (700 и 550 человек).

Эти батальоны являются единственными в стране воинскими формированиями, укомплектованными по национальному признаку, хотя это не предусмотрено законодательством.

В общей сложности выходит 6200 бойцов.

Эксперт по Северному Кавказу Иван Сухов считает эту цифру несколько заниженной, а соответствующую статистику запутанной. По его словам, предшественник Кадырова Алу Алханов в свое время говорил о 7,5 тысячах бывших боевиков, принятых на службу в силовые структуры, а ведь не все их сотрудники - бывшие боевики. Но в любом случае, нет оснований говорить более чем о 10-12 тысячах.

Упоминая 20 тысяч, Борис Немцов, вероятно, имел в виду, что примерно столько людей, названных Рамзаном Кадыровым "добровольным спецотрядом верховного главнокомандующего", присутствовало на грозненском стадионе имени Билимханова 29 декабря. Но, вероятно, не все участники митинга реально являлись подготовленными бойцами, тем более - состоят на службе.

Кто они?

Значительную часть кадров МВД Чечни, особенно в низовом звене, составляют бывшие боевики, получившие отпущение грехов под личные гарантии Рамзана Кадырова. По мнению экспертов, это было возможно лишь с санкции Владимира Путина.

В июне 2003 года тогдашний замгенпрокурора России Владимир Колесников сообщил, что "районные отделы внутренних дел укомплектованы по родственному и тейповому признаку, без достаточной проверки на причастность к незаконным вооруженным формированиям, в Грозном РОВД укомплектованы до 50-60% бывшими участниками незаконных формирований, а в отдельных ОВД республики эта цифра достигает 80%".

Правозащитники неоднократно заявляли, что среди чеченских правоохранителей имеются люди, совершившие в 1990-х годах уголовные преступления, и население боится их больше, чем федералов.

Российские силовики тоже воспринимали ситуацию неоднозначно. Офицеры возмущались тем, что "они в нас стреляли, а теперь у нас же документы проверяют".

Иван Сухов указывает, что "в сложившейся социально-экономической ситуации служба в силовых структурах Чечни - одна из самых престижных возможностей обеспечить существование себе и своей семье", и что кандидаты, по имеющимся данным, "собирают по родственникам деньги на огромные взятки".

Официально никаких "кадыровцев" сегодня не существует. Президентская гвардия и Антитеррористический центр при президенте Чечни были упразднены в 2005 году, и их личный состав влился в полицейские полки и батальоны "Север" и "Юг".

Однако эксперты не уверены, что эти люди, по крайней мере, часть из них, лояльны России, а не лично Рамзану Кадырову.

"У них у всех в карманах удостоверения МВД России. Но нет гарантии, что любой приказ с Житной площади будет ими выполнен", - говорит Иван Сухов.

Не поделили власть

Ранее в Чечне имелись еще спецбатальоны "Восток" и "Запад", относившиеся, в отличие от "Севера" и "Юга", не к внутренним войскам, а к армейской 42-й мотострелковой дивизии.

"Запад", созданный из ветеранов отряда антидудаевской оппозиции, организованного в селе Кень-Юрт еще в начале 1992 года, был единственным силовым формированием в Чечне, где не имелось бывших сепаратистов.

Костяк "Востока" составляли сторонники "бригадного генерала независимой Ичкерии" Сулима Ямадаева, который осенью 1999 года без боя сдал федералам Гудермес и перешел со своими людьми на российскую службу.

Борьба между кланами Кадыровых и Ямадаевых шла несколько лет. Соперники обвиняли друг друга в уголовных преступлениях и недостаточной лояльности Москве. По экспертным данным, "кадыровцам" покровительствовали кремлевская администрация и ФСБ, "ямадаевцам" - министерство обороны.

Противостояние завершилось расформированием "Востока" и "Запада" в ноябре 2008 года и убийством Сулима Ямадаева и его брата Руслана, застреленных в Москве и Дубае. Преступления остались нераскрытыми.

Столичный специалист

О том, что чеченские силовые структуры создавались при полном одобрении Москвы, свидетельствует история с Даниилом Мартыновым.

В конце 2009 года опытный офицер спецподразделения "Альфа" перешел на работу помощником главы администрации Чечни, получив, кроме высокого оклада, четырехкомнатную квартиру в центре Грозного и "мерседес". По данным осведомленных наблюдателей, с согласия высшего начальства.

Заполучив такого эксперта, Рамзан Кадыров вскоре отказался от услуг прикомандированных сотрудников Федеральной службы охраны и стал заботиться о своей безопасности самостоятельно.

Бывшие коллеги Мартынова говорили журналистам на условиях анонимности, что считают его ренегатом и находят передачу "кадыровцам" профессиональных секретов "Альфы", мягко выражаясь, недальновидной.

"Мировой центр"

В середине февраля Кадыров сообщил, что в Гудермесе строится "один из главных мировых центров по подготовке сил специального назначения".

"Это, конечно, популистское заявление, - полагает Иван Сухов. - Создать базу для тренировки российского спецназа можно, но при нынешних международных отношениях вряд ли кто-нибудь еще, даже силовики из исламских государств, поедет готовиться в Россию, тем более в Чечню".

Потенциальная угроза?

Насколько оправдан тревожный прогноз Бориса Немцова? Могут ли отлично обученные и экипированные чеченские силовики при определенных условиях стать опасными для России?

"Очень хочется верить, что они считают себя не личной гвардией Кадырова или даже Путина, а военнослужащими Российской Федерации", - сказал Русской службе Би-би-си директор Института новейших государств Алексей Мартынов.

"Вряд ли они повернут оружие против федералов, тем более, пойдут маршем на Москву, но определенные проблемы возможны, - считает Иван Сухов. - Когда в связи с неизбежным общим снижением финансирования регионов сократится денежный поток, из которого пьют на Северном Кавказе разные группы интересов, нестабильность возрастет".

Нельзя забывать, что вся власть в Чечне сегодня в руках одного из девяти тукхумов (племен), включающего лишь 27 тейпов из 210. По мнению аналитиков, в условиях усиления конкуренции за ресурсы это чревато неприятными сюрпризами.

Новая опричнина?

Существует еще одно опасение, довольно широко распространенное в российских СМИ и блогосфере: якобы в Кремле видят в "кадыровцах" силу, способную, если потребуется, разогнать в Москве "майдан".

Независимые эксперты оценивают вероятность этого скептически.

Во-первых, ничто пока не указывает на возможность в России "майдана".

Во-вторых, только в Москве и Подмосковье дислоцированы два отряда ОМОНа и три оперативных полка полиции, плюс дивизия особого назначения внутренних войск (бывшая дивизия имени Дзержинского). Данные об их численности закрыты, но, надо полагать, сил достаточно при любом развитии событий. А бросить против русских чеченцев - идея политически более чем сомнительная.

"Байка и страшилка", - уверен Анатолий Мартынов.

"Убийство Бориса Немцова высветило разногласия между группами людей, каждая из которых считает себя опорой режима, - говорит Иван Сухов. - Кто-то, возможно, и рассматривает "кадыровцев" как общероссийский политический и силовой ресурс, а кто-то считает это абсолютно недопустимым. С учетом того, что Кремль последний год ставит на русский национализм, сценарий действительно выглядел бы странно. При известном отношении немалой части общества к "кавказцам" можно получить результат, противоположный желаемому: неконтролируемую вспышку ненависти и скачок популярности оппозиции".

Кадыров разговорился

Последнее время глава Чечни часто выступает с неоднозначными заявлениями: то он готов воевать в Сирии, то в Донбассе, то в России угрожает всем, кто не уважает Путина и пророка Мухаммеда.

Санкционирована ли сверху эта публичная активность? Высказывает ли Кадыров заветные мысли Путина или позволяет себе лишнее?

Всеобщее внимание привлекло последовавшее практически одновременно с постом главы Чечни в Instagram о "настоящем патриоте России Дадаеве" награждение Кадырова орденом Почета. Большинство наблюдателей расценили это как охранную грамоту и признание Кремлем его незаменимости в качестве стабилизатора Чечни.

Однако в российской орденской иерархии орден Почета стоит на последнем месте. Никакого сравнения с Александром Лукашенко, удостоенным ордена Александра Невского, или Андреем Луговым, получившим орден "За заслуги перед Отечеством" II степени.

Такое награждение может рассматриваться и как знак немилости. С одной стороны, ценим по-прежнему, с другой стороны, делаем замечание.

В Чечне для Кремля нет альтернативы Кадырову. Но почему бы не повоспитывать его немножко?

Взять хотя бы нашумевшую историю с сожжением домов родственников боевиков. В душе Владимир Путин, возможно, не возражает. Но есть вещи, которые вслух не говорят, на что президент фактически указал своему протеже на пресс-конференции 18 декабря. А Кадыров, не прошло и трех месяцев, снова дал повод для ненужных толков.

"Форма подачи Кадыровым своих мнений часто носит не вполне официозный характер", - признает Анатолий Мартынов.

"Думаю, нет никакой прямой санкции, хотя не исключаю, что у Кадырова есть покровители в кремлевской администрации и силовых структурах, с которыми он свои действия и заявления согласовывает", - полагает Иван Сухов.

"Среди крайних консерваторов могут быть люди, видящие в нем нового Сталина и стремящиеся двигать в федеральные политики. Но вряд ли подобные пробные шары могут нравиться Владимиру Владимировичу, и вряд ли они заслуживают чего-то, кроме иронического отношения", - считает эксперт.

Новости по теме