Дмитрий Быков ответил читателям Русской службы Би-би-си

  • 7 июля 2015
Дмитрий Быков Правообладатель иллюстрации pryamaya.ru
Image caption Дмитрий Быков: "Я живу в России, ее и поддерживаю"

Российский писатель Дмитрий Быков ответил на вопросы читателей Русской службы Би-би-си в "Фейсбуке". Мы публикуем наиболее интересные вопросы и ответы из чата.

Maxim Sukharev: Уважаемый Дмитрий Львович, в одном из интервью несколько лет назад в ответ на вопрос "почему вы не уезжаете из России" вы сказали, что вам интересно чем все это закончится. Вам до сих пор интересно, или вы примерно представляете, чем же все это закончится?

Дмитрий Быков: ... да, я знаю, чем все закончится. Не "примерно знаю", а точно знаю. И мне интересно. Одно другому не мешает. Конкретика, частные детали, сам ход вещей - все предоставляет наблюдателю бесценную возможность понять, как это выглядит изнутри, как это вообще бывает. Эпоха реакции позволила нам столько всего понять про Серебряный век! Теперь хочется что-нибудь про другие годы - пятнадцатый и далее.

Olga Zolotukhina: Смотреть, чем все закончится - это одно. А чем бы вы могли помочь или в чем могли бы поддержать Россию, в стране, где вы живете?

Д.Б.: Я живу в России, ее и поддерживаю. Мне кажется, поддержать Родину все мы можем тремя вещами: во-первых, честной и профессиональной работой на ее благо. Во-вторых, критикой в адрес тех, кто губит нашу Родину или компрометирует ее. В-третьих, мы по возможности должны не врать. Просто - не умножать количества вранья. Пушкин сказал, что быть искренним - невозможность физическая. Но брехать-то зачем?

Vladimir Mamaev: Уважаемый Дмитрий Львович, не кажется ли вам, что Россия больна политическим и экономическим мазохизмом?

Д.Б. Не кажется. По-моему, это садизм.

Alexey Vm: Уважаемый Дмитрий Львович, общались ли вы лично с Путиным и, если да, то какое впечатление он произвел на вас? То есть составили ли вы себе какое-то мнение об этом человеке?

Д.Б. Один раз видел вблизи на Парижской книжной ярмарке. Впечатления не вынес никакого. И не в конкретном человеке, по-моему, корень российских проблем.

Тихон Сибирьков: Уважаемый Дмитрий Львович, как вы относитесь к демонтажу памятников идолу коммунизма во всех городах России? Когда, по вашему мнению, уберут кладбище с Красной площади?

Д.Б. А зачем его убирать? Может, и пирамиды срыть? Памятники на то и памятники, чтобы помнили. Что делали, где были и т.д. Думаете, сроют памятник - и всего этого как бы не было? Заблуждение, по-моему.

Кирилл Сдвумяэл: Уважаемый Дмитрий Львович, каким вам видится направление изменений после "всего вот этого вот": жесткая диктатура, распад страны на более управляемые части, или новая либерализация, перестройка 2.0 с учетом опыта? Как метаморфируют "89%" по вашему? Возможен ли новый ХХ съезд и кто будет Хрущевым?

Д.Б. Что до вариантов развития для России - думаю, 89 процентов никак не метаморфируют, увы. Они так и будут наблюдателями, всегда берущими сторону победителя. Но потом, в процессе реформ, возможно, удастся привлечь их к решению собственной судьбы.

Алла Хаславская: Уважаемый Дмитрий Львович! "Господин хороший" окончательно в прошлом?

Д.Б. "Господин хороший" для меня - действительно пройденный этап. Теперь мы с Мишей осваиваем другой формат - "Литература про меня": я выбираю и комментирую классику, он ее читает.

Alexandr Stefanov: Кроме созерцания российской действительности чем вы ещё любите заниматься?

Д.Б. У меня четыре любимых занятия: сочинять, когда пишется, собирать грибы, когда они есть, секс по любви и еда, когда вкусно.

Sabuhi Mamedov: Дмитрий Львович, кто, на ваш взгляд, или какая партия на данный момент - по-настоящему оппозиционная сила в России? Есть ли она вообще?

Д.Б. Вот кто хорошо делает свое дело - прежде всего учит детей и противостоит государственному оболваниванию, - тот и есть оппозиционная сила. Как сказал Александр Миндадзе, люблю все оригинальное и не подлое.

Osminin Andrew: Что делать? Кто виноват? Чем сердце успокоится?

Д.Б. Литература - универсальный ответ на все три вопроса.

Media playback is unsupported on your device

Новости по теме