Начало суда над Надеждой Савченко: "солдат, а не убийца"

  • 22 сентября 2015
Савченко в суде Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Журналистов в зал не пустили, и они наблюдали за процессом по видеосвязи

В российском Донецке во вторник началось рассмотрение по существу дела украинской летчицы Надежды Савченко, обвиняемой в причастности к гибели под обстрелом двух российских журналистов. Прокурор огласил обвинительное заключение, а Савченко заявила, что все в нем сказанное - ложь, причем нескладная с точки зрения военного. За судом следил корреспондент Би-би-си Юри Вендик.

Задолго до начала заседания городского суда в Донецке - маленьком приграничном тезке украинского Донецка - полиция выставила посты вокруг здания и проверяла у желающих пройти ко входу документы.

Журналистов и участников процесса, понятно, пропускали. Местных жителей вежливо просили идти в обход. Но не всех.

Ко входу в здание пропустили, например, группу пожилых "представителей казачества" в фуражках и белых рубашках.

"Как этот суд повлиял на жизнь Донецка?" - допытывалась у представителей казачества журналистка. Представители казачества озадаченно переглядывались и пожимали плечами.

Окинув взглядом тихий маленький проспект Ленина, где стоит здание суда, можно было понять: не повлиял почти никак. Не считая оцепления вокруг суда, конечно. А также дополнительных доходов местных гостиниц и турбазы, где поселились приехавшие из Москвы журналисты и адвокаты.

"Представители казачества" вместо журналистов

Поначалу в маленький зал донецкого горсуда вообще не пустили прессу. Правда, в суде оборудовали целых два зала видеотрансляции - и всех журналистов отправили туда.

Когда защита в самом начале попросила суд впустить представителей СМИ, прокурор и согласившийся с ним председательствующий возразили, что треск фотоаппаратов, вспышки и прочая суета "будут отвлекать участников процесса".

Адвокатов - и журналистов - особенно возмутило то, что в отличие от прессы "представители казачества", не имеющие никакого отношения к делу, в зал попали, спокойно прошли и чинно расселись по скамейкам.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Здание суда было оцеплено полицией

Ходатайство о допуске прессы суд отклонил, но после перерыва, на чтение прокурором обвинительного заключения, в зал пропустили четырех видеооператоров с камерами - с государственных телеканалов.

Помимо казаков в зал прошли и представители "Национально-освободительного движения", выступающего за "восстановление суверенитета, потерянного в 1991 году".

"Вор должен сидеть в тюрьме. А убийца - тем более", - рассуждал перед входом активист НОД Алексей Шильченко из Ростова.

"Как так: суд только начинается, а вы уже называете человека убийцей?" - поинтересовались журналисты.

Шильченко после долгого перебора словосочетаний вспомнил выражение "это мое оценочное суждение" - и ушел обсуждать с единомышленниками идеи лидера НОД, депутата Евгения Федорова о том, что Россия стонет под иностранной оккупацией, но президент Путин ее от этой оккупации уже освободил.

"Авиатор, а не артиллерист"

На суд приехала и сестра Надежды Вера Савченко в сопровождении их троюродного брата, а также помощника Савченко как депутата Верховной рады. На помощнике была майка с портретом Надежды и лозунгом Free Savchenko, на Вере с Валерием - вышиванки.

Адвокаты Савченко - Илья Новиков, Николай Полозов и Марк Фейгин - в начале заседания ходатайствовали о возврате дела в прокуратуру на основании того, что следствие намеренно, по их словам, исключило из материалов сведения о боевиках-сепаратистах, погибших под тем же обстрелом 17 июня 2014 года, что и двое сотрудников "Вестей".

Тот обстрел украинская артиллерия вела по блокпосту вооруженных представителей самопровозглашенных республик в поселке Металлист на северных подступах к Луганску. Адвокаты назвали имена десяти погибших вместе с сотрудниками ВГТРК бойцов "ополчения".

Но следователи и прокуратура включили в дело в статусе потерпевших лишь нескольких мирных жителей, оказавшихся рядом. В обвинительном заключении сказано, что Савченко, увидев идущую по дороге группу мирных жителей, навела на них огонь.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption В зал заседаний в итоге пустили лишь нескольких видеооператоров с государственных телеканалов

Надежда Савченко не признает не только то, что огонь преднамеренно велся по мирным жителям, - она вообще отрицает, что корректировала огонь артиллерии.

"Не признаю. Все, что там написано - вранье!" - заявила вертолетчица в ответ на дежурный вопрос судьи, понятно ли ей прочитанное прокурором обвинение и согласна ли она с ним.

По словам Савченко, обвинение полностью придумано, причем придумано некомпетентными в военной сфере людьми.

"Я не видела журналистов [...], я никогда в жизни не стреляла по людям без оружия. Я - солдат, а не убийца. Наводчиком артиллерии я никогда не была. Я - авиатор, а не артиллерист. Это очень разные вещи", - заявила Савченко.

"Я не только буду давать показания, но и требую показаний с использованием детектора лжи! Меня уже допрашивали с использованием детектора лжи, и он показал, что я не вру, поэтому эти материалы не попали в дело", - сказала Савченко, добавив, что хотела бы, чтобы и другие участники процесса были проверены на детекторе лжи.

Пересечение границы

Следственный комитет и прокуратура утверждают, кроме прочего, что "ополченцы" взяли Савченко 17 июня в плен, а затем просто отпустили, после чего, спустя несколько дней, она нелегально перешла границу с Россией, где и была потом задержана. Сама подсудимая и ее адвокаты эту версию СКР решительно отвергают.

"Меня выкрали с территории Украины и силой вывезли на территорию России. В моем похищении были замешаны следственные органы СК России, которые сейчас меня обвиняют", - заявила летчица.

"Следствие вообще никак не объяснило мотив: а зачем Савченко, если она была отпущена, двинулась в Россию?" - добавил адвокат Фейгин.

Image caption Обвинение просило об отводе адвокатов Савченко, однако суд отказал

После оглашения обвинительного заключения участники процесса допросили вдову оператора Волошина Ирину и его отца Дмитрия.

Адвокаты главным образом интересовались, была ли у Волошина накидка "Пресса" и бронежилет, а также был ли он официально аккредитован в зоне конфликта. Родные погибшего ничего определенного об этом сказать не смогли.

Надежда Савченко (как и адвокаты) выразила обоим соболезнование в связи с гибелью мужа и сына.

"Я не убивала вашего сына. Мне очень жаль, что он погиб. Наши ребята тоже погибали", - сказала Савченко Волошину.

Под вечер председательствующий в суде Леонид Степаненко согласовал со сторонами график дальнейших заседаний до конца октября.

В следующий раз дело будет рассматриваться 29 сентября. По словам адвоката Ильи Новикова, это будет важнейшее заседание: "Показания даст сама Надежда Савченко, а также мы представим свою версию событий, которая кардинально отличается от официальной".

Новости по теме