Открывать ли закрытые города?

  • 27 октября 2015
Главный пульт управления реактором в Северске Правообладатель иллюстрации ternovskiy
Image caption Главный пульт управления реактором в Северске

Министерство экономического развития России опубликовало проект указа президента России об упразднении Закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО), известных как "закрытые города".

Для людей, живущих за пределами ЗАТО и не очень знакомых с их проблемами, закрытые города воспринимаются как пережиток избыточной секретности советских времен, а их отмена - как шаг в сторону демократизации и открытости общества.

Однако в самих ЗАТО проект указа вызвал немало возмущений и протестов.

Выясняется, что ситуация далеко не столь однозначна. Крупнейший из закрытых городов России - Северск - находится в Томской области.

С помощью Игоря Чернышева, члена Совета Федерации от Законодательной Думы Томской области, заместителя председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике и Владимира Долгих, депутата Законодательной думы Томской области трех созывов(1997-2011 гг.), ведущий "Пятого этажа" Александр Кан пытается разобраться в том, что же такое закрытые города и какова должна быть их дальнейшая судьба.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Александр Кан: Добрый вечер. В студии Би-Би-Си Александр Кан, и сегодня "Пятый этаж" посвящен проблеме закрытых городов. На сайте министерства экономического развития опубликован проект указа президента, который предполагает "открытие" закрытых городов. Секретные ЗАТО (закрытые административно-территориальные образования) появились в годы холодной войны. После развала СССР в 1992 году их рассекретили и присвоили им нормальные названия - Северск, Саров и так далее. На территории России сегодня 23 города закрытого типа. 10 из них в ведомстве Росатома, 13 – министервства обороны. Деятельность предприятий и военных объектов на их территории – государственная тайна. Но жизнь в образовавшихся вокруг них городах представляет общественный интерес. Для обсуждения мы решили привлечь жителей этих городов, а также Игоря Чернышева, члена Совет Федерации от Законодательной Думы Томской области, заместителя председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике и Владимира Долгих, депутата Законодательной думы Томской области трех созывов от города Северска.

Игорь Чернышев: ЗАТО, как это было раньше – закрытая территория, с особыми режимами, особым менталитетом людей уже таковыми не являются. Непонятно, от кого эта территория защищается, об особой там жизни говорить не приходится. Раньше жители ЗАТО были востребованы тамошним предприятием – это были ученые, работники предприятия. Сегодня большинство жителей там уже не работает и вынуждены ежедневно ездить на работу через КПП, что создает дополнительные трудности. Учитывая современные средства разведки, нужно уже исходить из других критериев безопасности. Я считаю, что в интересах жителей ЗАТО надо открывать. Но указанные сроки – с 1 января – полный абсурд, потому что нужна большая подготовительная работа, для сохранения интересов государственной безопасности – безопасности самого объекта. Многое надо менять, для чего требуется переходный период. Надо сначала решить вопросы социального обеспечения работающих там людей, чтобы не создавать социальной напряженности.

А.К.: Примерно в том же духе высказалась и госкорпорация Росатом. Им известно об инициативе минэкономразвития, но этот проект с ними не был согласован. В ближайшее время принятие такого решения невозможно, поскольку необходим всесторонний анализ рисков с точки зрения национальной безопасности и социальных последствий для ЗАТО. Возможность открытия ЗАТО должна быть изучена межведомственной комиссией.

В.Д.: Когда разрабатываются документы, затрагивающие жизнь сотен тысяч людей и их семей, делать это надо по-другому. Предлагаю этих чиновников из ведомства г-на Улюкаева вызвать в Совет Федерации и спросить, чем они руководствовались, выставляя на всеобщее обозрение этот документ, который взбудоражил население в том же Северске. Я полностью согласен со своим коллегой, но есть еще вопрос национальной безопасности. Структура функционирования ЗАТО разрабатывалась годами не только в целях сохранения гостайны, но и для отражения террористической угрозы. И менять эти принципы в течение трех месяцев было бы неверно. Вопрос национальной безопасности в данном случае должен быть краеугольным.

А.К.: Подход к вопросам национальной безопасности у наших сегодняшних собеседников почти противоположный. Один считает, что правила безопасности несколько устарели, а другой настаивает, что забывать о них нельзя. Я же обратил внимание на другое. К этим указам есть пояснительная записка, где есть важная фраза "с целью оптимизации расходов бюджета". С этой точки зрения минэкономразвитию и было предложено проработать предложение министерства финансов об упразднении нескольких ЗАТО. Так что на первом месте – проблемы бюджета. А те голоса, которые раздаются против – например, молодая женщина из города Новоуральск – жители этих городов, которые хотят остановить принятие данного указа. Потери будут колоссальные – лишение города федеральный субсидий, уменьшение зарплат, прекращение развития города. То есть с обеих сторон – аргументы финансового характера.

И.Ч.: Вопрос открытия Северска – про Новоуральск не знаю – стоял и в сытые времена, когда с бюджетом все было в порядке. Это касалось социальных проблем. Но все упиралось в вопросы безопасности.

А.К.: Но как раз социальные вопросы, судя по тому, что пишет женщина из Новоуральска, и пострадают – сейчас у них другие коэффициэнты по зарплате, и по пенсионному обеспечению.

И.Ч.: Мы говорим о сиюминутной составляющей, а люди оттуда уезжают, теряют свои коэффициенты, но, оставаясь в городе, они не имеют возможности развивать бизнес, там не хватает рабочих мест, потому что нет возможности создавать в этих городах другие производства. И коэффициенты платятся не только из-за того, что город является закрытым, на это влияет наличие ядерного объекта, например.

В.Д.: В Северске это 50%, плюс еще надбавка с советских времен, некоторые льготы и преференции. Вопрос об их отмене несколько раз ставился, но никто на это не решался. В 80-е нефть была еще дешевле, но на статус закрытого города никто не покушался. И даже в лихие 90-е ЗАТО получали значительную государственную поддержку. Потому что понимали, что вопросы государственной безопасности важнее.

А.К.: Если говорить о Северске, самом крупном городе такого типа, есть ли какая-то статистика о том, как жители относятся к смене статуса? Мэр Северска утверждает, что сейчас за это выступает около 40% жителей.

В.Д.: Конечно же, опросы проводятся, например, на городском сайте. Там получается, что 50% против. В результате сокращений на предприятиях найти работу очень сложно, люди ездят на работу в Томск. Это не очень удобно – там КПП, переезд и так далее. Они надеются, что, когда город откроют, придут инвестиции. Но с 2011 года количество инвестиций в Томской области снизилось.

А.К.: Но, возможно, в условиях открытого города такие вопросы все-таки легче решаются?

И.Ч.: С точки зрения жителей важную роль играют деньги, поступающе из федерального бюджета. Но здесь существует некая социальная несправедливость. А что касается безопасности, специалисты должны решить, улучшится, ухудшится или не изменится безопасность после открытия. Если не ухудшится, надо открывать, но поэтапно.