Как привлечь россиян на Дальний Восток?

  • 12 ноября 2015
Владивосток
Image caption Одной из проблем Дальнего Востока является малозаселенность территорий

В четверг российское правительство рассматривает законопроект о передаче гражданам страны земли в Дальневосточном федеральном округе.

Как ожидается, закон начнет работать в следующем году и любой гражданин России сможет получить гектар земли в личное пользование на пять лет совершенно безвозмездно. На участке не будет ничего, и на нем можно будет заниматься любой деятельностью.

Согласно некоторым опросам, около 20% россиян готовы переехать на Дальний Восток при условии, что им бесплатно предоставят землю.

Насколько привлекательной может оказаться эта инициатива правительства?

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с руководителеи центра Института экономики РАН Леонидом Вардомским и действительным государственным советником Иваном Стариковым.

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

М.С.: Представляемый проект не новый, было достаточно времени его обсудить. Насколько это жизнеспособный проект? Один гектар на человека, землю можно брать для детей. Есть мнение, что законопроект писался под конкретную группу людей, а простым гражданам он не очень интересен.

И.С.: Безусловно, инициатор этого проекта – полпред президента Дальневосточного округа Юрий Трутнев, он пытается повторить опыт Петра Столыпина начала прошлого века, когда огромное количество населения переместилось из европейской части за Урал. В Москве в этом году на решение транспортных проблем будет потрачено около 60 тыс. рублей на человека. А в Новосибирской области – 5. Это же касается и земель сельскохозяйственного назначения. У меня большое сомнение, что эти земли вызовут интерес узкой группы финансовых олигархов. Но, если там разрешается любого вида деятельность, то надо вносить поправки в закон о категориях земель. Если вести там сельскохозяйственную деятельность, то это должно быть органическое сельское хозяйство, с учетом соседнего Китая. Тогда надо срочно принимать закон об органическом сельском хозяйстве, который болтается в Госдуме, проводить процедуру сертификации по европейским стандартам. Тогда эта идея овладеет массами.

М.С.: Опросы ВЦИОМ дают 20%, для людей до 30 лет - 30%. Это нельзя назвать овладением массами.

Л.В.: У нас сейчас с идеями развития не очень, а эта идея важная и свежая. Но, думаю, одного гектара на одного гражданина России не достаточно, чтобы началась заметная миграция в сторону востока. Здесь нужны деньги – переезд, что-то начать – стартовый капитал. Не думаю, что у тех молодых людей такие деньги есть. Так что, чтобы был какой-то существенный приток населения, нужно достаточно существенные подъемные в этот проект закладывать. Конечно, местные дальневосточники могут землю взять, но из европейской части без материальной помощи привлечь людей будет трудно.

М.С.: Кроме того, есть целый ряд ограничений, где эта земля будет находиться. Участок должен быть не ближе 10 км от маленьких городов и 20 - от больших. Переехать на Дальний Восток на гектар земли, или, если это будет семья, 3-5 гектаров - для сельского хозяйства это площади недостаточные – поступок довольно отчаянный. Если денег на переезд нет, это осуществить трудно. Неизвестно, готовы ли частные банки финансировать такие предприятия. Следует также помнить, что земля предоставляется не в пожизненное пользование, а на пять лет, после чего надо будет оформить покупку или аренду.

И.С.: На самом деле народ идет не за большими деньгами, а за большими идеями. Сегодня у нас две большие проблемы: нарастающее геополитическое одиночество России и сохранение ее как единой историко-политической сущности. На Дальнем Востоке формируется новый центр притяжения и нарастает эрозия центральной власти. Поэтому необходим осмысленный проект национально-государственного будущего. И здесь создание тихоокеанского партнерства нам помогает. Семь лет назад Пол Кругман получил Нобелевскую премию за работу "Пространственная экономика". Россия, в отличие от Австралии и Канады, которые тоже имеют большие, в том числе слабозаселенные территории, находится между Восточной Азией, где мировая сборочная фабрика, и Европой, где около 9 млн вполне обеспеченных потребителей. В этом году из Азии в Европу проследует примерно 50 млн контейнеров весом почти миллиард тонн. Из них около 40 тыс. по Транссибу, со средней скоростью 10,2 км в час. Сегодня грузы идут через Суэцкий канал – узкий коридор, а в свете последних событий в том регионе маршрут этот делается еще и рискованным. Если мы сделаем открытый порт Владивосток и предложим вариант строительства магистрали, тогда вопрос рационального расселения, нового капитала, формирования новой сферы услуг заиграл бы совсем по-другому. Государство перешло бы, хотя бы отчасти, от сырьевой модели к транзитной. Это приведет и к необходимым реформам, потому что кто доверит перевозить грузы по территории, где такие суды, таможня и полиция. 18 октября 2016 года будет 100 лет открытия сквозного движения по Транссибу. Можно будет объявить о старте такого проекта и создании международного консорциума для его реализации. Расчеты я сделал по трем моделям. И тогда гектар станет очень привлекательным, в том числе и для производства органической еды, которая в первую очередь будет экспортно-ориентированной.

М.С.: Выглядит это привлекательно, при условии, что это заработает таким образом.

И.С.: Тогда и с Западом можно помириться, если предложить такой проект.

М.С.: Подозреваю, что чтобы помириться с Западом, надо быть не только финансово привлекательным, да еще и в отдельно взятом регионе. Часть проблем вы назвали – эффективность полиции, таможни и судебной системы. Правомерно ли такую модель начинать строить с большого государственного проекта, или можно воспользоваться схемой, которую лоббирует партия "Яблоко" – "Земля, дома, дороги"? А там и люди подтянутся.

Л.В.: Дальний Восток – специфическая территория. Уже много лет мы пытаемся его освоить и заселить, но население укореняется там очень плохо. По сравнению с советским периодом население сократилось на 2 млн человек. Там имеется своя специфика – и климат другой, и природа, и люди чувствуют себя временщиками. Надо создавать среду, чтобы было комфортно, вкладывать деньги – а откуда они возьмутся? План должен быть рассчитан на десятилетия, торопиться не надо, можно подорвать экономику европейской и сибирской части, которую тоже надо модернизировать, улучшать, совершенствовать. По всем направлениям развиваться невозможно, надо выбирать приоритеты, соизмерять желания и возможности. Транзит – это хорошо, но не решает проблему в целом. Это улучшит транспортную ситуацию, но нужны какие-то производства, у Дальнего Востока должна быть какая-то перспективная миссия. Тихоокеанский регион становится в мировой экономике одним из главных. Какая это может быть миссия, пока неясно.

М.С.: У соседних китайцев есть вполне глобальная идея – Дальний Восток должен быть китайским. Но это лежит за рамками сегодняшней темы. Давайте вернемся к программе "Земля, дома, дороги". Может быть, имеет смысл с этого начать? Грандиозные проекты уже были – мы строили БАМ, летали в космос – простым гражданам от этого было никак. А этот проект, поскольку является добровольным, может быть, здесь имеет смысл простимулировать это желание в категориях, понятных простым людям?

И.С.: Я абсолютно поддерживаю эту программу Григория Явлинского. Человек работает на себя, свою семью – хорошо, а на государство – плохо. Все попытки заставить человека работать на государство провалились. Желание людей жить для себя надо направить в русло государственных интересов. Чтобы человек построил дом, он должен понимать, чем он будет заниматься.

М.С.: Чтобы построить дом в российских условиях, человек должен быть уверен, что его у него завтра не отберут.

И.С.: В XXI веке ключевым становится фактор времени. Часть грузов успевает состариться уже в пути. Сегодня Китай эксплуатирует свой "Шелковый путь" через Казахстан к Босфору. Мы аплодируем экономическим успехам Китая, почему же наш транзитный проект мы подвергаем сомнению? Теперь насчет денег. 9 тыс. км, которые пройдут через 25 субъектов Российской Федерации и свяжут рассыпающуюся страну, стоят, если не выполнять работы по сочинским расценкам, 220-250 млрд долларов. Для международного консорциума это вполне подъемные деньги. Далее, кто был одним из главных авторов победы СССР в Великой отечественной войне? Александр III, русский император, который в 1891 году, несмотря на скептиков, дал старт строительству Транссиба. 75% денег дало российское купечество. И сегодня можно таким образом вернуть вывезенные капиталы. А во время войны по Транссибу перебросили оборонные предприятия за Урал, когда значительная часть европейской территории была оккупирована. И сейчас мы могли бы выйти из национальной депрессии, после того, как проиграли холодную войну. Нужен большой, осмысленный проект, на основе привлечения частного капитала. Хотите рационально расселять население – создайте им условия, чтобы за пару дней можно было доехать до центральной части, в том числе и на поезде.

М.С.: Вопрос, где взять деньги, хотя и не последний, - не единственный. Где взять решимость потратить имеющиеся деньги таким образом?

Л.В.: С решимостью обстоят дела не очень. Там бы космодром закончить, это действительно может внести значительные изменения. Это потребует и транспортных путей, и новых технологий, и новые дома. Это может дать импульс всему Дальнему Востоку, если не закрывать его глухим забором от мира, чтобы это была органичная часть всей экономики. Сюда уже вкладываются деньги, уже немалые, и придется вложить еще столько же, наверное. Еще один проект такого же масштаба, и начнется и спрос на землю. Правда, у нас демографическая ситуация не очень хороша, поэтому переместить 5-7 млн человек просто неоткуда. 100-200 тысяч, может быть, соберется.

М.С.: Может быть не стоит перевозить и расселять государственными методами? Может быть, не мешать им расселяться?

Л.В.: Вроде никто и не мешает, но трудно найти работу, трудно найти жилье. Необходимы крупные и эффективные проекты.

М.С.: Но на вопрос, где взять деньги на проекты, сегодня так никто и не ответил.

Л.В.: Купечество, облигации какие-нибудь.

И.С.: Репатриация вывезенного российского капитала из офшоров. Мы видим, что с налоговой амнистией ничего не получилось. Это возможно только под глобальный проект.

Новости по теме