Виталий Манский: режиссеры в России все чаще боятся за своих героев

  • 12 декабря 2015
Виталий Манский Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Виталий Манский уверяет, что все требования властей фестиваль выполнил

Режиссер Виталий Манский убежден, что министерство культуры хочет уничтожить его фестиваль "Артдокфест", но уверен, что эта "война" закончится его победой, заявил он в интервью Би-би-си.

"Артдокфест" уже второй год проходит без государственной поддержки, а на этот раз министерство культуры еще и направило предупреждение руководству фестиваля о том, что российские картины нельзя показывать без прокатного удостоверения. Манский уверяет, что все требования законодательства фестиваль выполнил.

Министр культуры Владимир Мединский ранее неоднократно, в том числе в интервью Би-би-си, напрямую объяснял отказ в поддержке фестиваля политической позицией его руководителя, которую он считает "антигосударственной".

"Когда вы получаете государственное финансирование, деньги налогоплательщиков, называть их быдлом, презирать их выбор, говорить им в лицо, что они ничтожные совершенно, не умеют ни думать, ни голосовать, эти 86% Путина - это ватники и колорады, "то ли дело я"... Почему мы должны это оплачивать? Мы что, мазохисты?", - объяснил Мединский позицию министерства культуры в разговоре с корреспондентом Би-би-си.

Несмотря на напряженные отношения с властями, фестиваль остается очень популярным у зрителей. Учитывая, что руководство кинотеатра в этом году запретило сидеть в зале на ступеньках, почти каждый вечерний сеанс не обходится без противостояния в коридоре и расстроенных зрителей, которых не пустили в зал.

Встретиться с Виталием Манским удалось именно после начала показа конкурсного фильма "Саламанка"- черно-белой картины российского производства о меннонитах в Мексике. В течение 10 минут до интервью Манский несколько раз пробегал по коридору, с переменным успехом пытаясь провести в зал как можно больше людей.

Правообладатель иллюстрации studio STEREOTACTIC
Image caption Фильм "Саламанка" российских документалистов Александры Кулак и Руслана Федотова Виталий Манский сравнивает с "Белой лентой" Михаэля Ханеке

В программе фестиваля в этом году - картины об акциях протеста российской оппозиции и войне на востоке Украины, распаде СССР и его последствиях (целая программа называется "Империя. Распад"), о религии и так далее. В конкурсе в этом году представлен 21 фильм со всего мира, в том числе из США, Израиля, Эстонии, Латвии и Польши. Фестиваль проходит до 16 декабря в кинотеатре "Формула кино. Горизонт".

Виталий Манский рассказал корреспонденту Русской службы Би-би-си Ольге Слободчиковой о том, почему российские режиссеры не снимают о Чечне, зачем сейчас анализировать распад СССР, а также о том, как он переехал в Латвию, чтобы "жить полной грудью".

"Это война"

Би-би-си: В четверг вечером в истории с прокатными удостоверениями произошел новый виток, и министерство культуры...

Виталий Манский: Сказало, что мы "отпиарились".

Би-би-си: Да, и разослало сообщение о том, что ваше заявление о том, что права на фильмы принадлежат латвийской компании, "не подтвердилось документально" (Манский ранее говорил, что на время фестиваля права на ряд фильмов, не успевавших получить прокатные удостоверения, передали "дружественной" латвийской компании).

В.М.: Я просто в восторге от чиновников, которые считают, что они живут в каком-то совершенно отдельном мире. Даже с другого конца начну. Мы проезжали вчера отделение полиции, и на нем было написано: "Доверие народа - сила полиции". Эта фраза кем-то сочинялась и кем-то писалась на большом транспаранте, но наверное, этот человек совершенно не понимал, что если он пишет такую фразу, то любой идущий по улице человек читает ее так: у полиции нет никакой силы, нет никакого доверия. Чиновники тоже живут по такому принципу: что то, что они говорят, это какая-то истина в последней инстанции, факты, не подлежащие дискуссиям и сомнениям. Что значит "заявление никак не подтверждено"? У нас есть заявки от этой компании, с печатью и подписью. Кто из минкульта к нам обращался и спрашивал, интересовался? Их вообще ничего не интересует, их интересуют собственные интересы.

Правообладатель иллюстрации studio STEREOTACTIC
Image caption По мнению Манского, "Саламанка" - один из самых визуально и эстетически интересных фильмов последних лет

Би-би-си: То есть они не просили у вас подтверждения, никто не проверял эти бумаги, хотя они и говорят, что это "документально не подтверждено"?

В.М.: Я даже не знаю, что они имеют в виду, когда это говорят. В прошлом году "Артдокфест" был лишен финансирования, и это, кстати, не последний жест минкульта в наш адрес. Но фактически мы крупнейший, самый значимый, самый востребованный фестиваль на территории Российской Федерации. С этим невозможно спорить, потому что нет второго такого фестиваля, где такая ситуация с людьми в зрительном зале, у которого такое количество публикаций в прессе и так далее. При этом они совершенно спокойно, решением одного человека - не экспертного совета, не какими-то другими институциями, которые регулируют работу министерства культуры, просто самодурством одного человека принимают решение: закрыть, запретить, уничтожить. И власти с этим самодурством ничего не могут сделать. В министерстве все чиновники, естественно, как мышки себе под зад хвостики подобрали и умолкли. Гражданского общества, которое могло бы толком этому противостоять, также нет. И что? Теперь вот прокатные удостоверения, которые ни у кого толком не спрашивают. Были бы не прокатные удостоверения, было бы то, что мы ходим в штанах не такого цвета, температура в зале не соответствует санитарным нормам, мы не берем справку на наличие ВИЧ-инфекции у зрителя... Понятно одно: эти люди хотят уничтожить "Артдокфест". Потому что существование "Артдокфеста" - это ежедневное напоминание им об их беспомощности и вредоносности на тех местах, на которые их посадили. В этом смысле это война, и в этой войне, конечно, победим мы. Они всего лишь чиновники. Они кроме этих своих рычагов - бумаги, распоряжения, приказа - ничего не могут. У них нет никаких возможностей влияния на эту реальную жизнь. А мы в ней живем. Поэтому мы сильнее.

"Не фига в кармане, а кино"

Би-би-си: Как это решение коснется показа фильма "Мой друг Борис Немцов", который вообще еще не закончен и, вероятно, не успел получить прокатное удостоверение?

В.М.: Это картина эстонского производства, так что ей прокатное удостоверение не нужно вообще. Огромное количество фильмов на "Артдокфесте" получают свои российские премьеры, хотя они иногда сняты год назад, потому что в России негде показывать свободное, независимое кино. Здесь ситуация была следующая: "Артдокфест" проходит в определенные дни, и если мы не покажем этот фильм, то, может быть, он слишком долго будет ждать достаточно мощной площадки, чтобы представить себя. Авторы картины, понимая, что фестиваль 16 декабря закончится, согласились показать ее не в совсем завершенном виде. Мы пошли навстречу друг другу.

Правообладатель иллюстрации Soap Factory Antipode sale distribution
Image caption Швейцарский фильм "Грозный-блюз" рассказывает о чеченских правозащитницах

Би-би-си: В одном из интервью вы говорили, что в этом году мало протестных фильмов. Мол, нет такого фильма, из-за которого могли бы фестиваль закрыть...

В.М.: Ну вот посмотрите: сейчас ломится зал, большой зал, и я не помню, когда я видел такие аншлаги на голливудских блокбастерах, можно спросить у дирекции кинотеатра. Идет абсолютная арт-картина. Арт в квадрате, в кубе. Черно-белая картина, снята в Мексике! Люди задыхаются без разных форм свободы, в том числе свободы общаться с произведением искусства. Это не то, что мы показываем какие-то фиги в кармане, мы показываем кино, настоящее документальное кино, которое обязано, между прочим, финансировать министерство культуры. Бывшие помощники депутата Мединского в Думе, как лягушка, превратившаяся в Царевну, - о чудо! - попревращались в продюсеров документального кино, когда шеф перебрался из одной кормушки в другую. Где эти фильмы? На их фильмы по приговору суда зрителей можно только сгонять. Человек в здравом уме и по своей воле никогда не пойдет смотреть эту туфту, и даже по телевидению эти фильмы не показывают, хотя телевидение наше не просто оставляет желать лучшего, а уже даже за пределами этого находится.

Би-би-си: Вернемся все-таки к политически острым фильмам. Я помню, как в 2013 году вы показывали немецкий фильм об Олимпиаде ("Путинские игры"). Вы тогда говорили со сцены, что долго искали хотя бы что-то на ту же тему российского производства, в итоге нашли всего один небольшой, шестиминутный фильм. Мне тогда показалось, что вас это удивило и расстроило. У вас сохраняется это ощущение, что в России не производится достаточно фильмов, представляющих критический взгляд на сферу политики?

В.М.: Конечно. В России нет ни одного фильма, рассказывающего о состоянии дел в Республике Чечня. То, что есть в программе, - это не российские фильмы. Первый - аргентинский. Аргентинский, обратите внимание. Второй - швейцарский, который мы, кстати сказать, показали в Латвии, в России этот фильм мы не показываем. Это "Грозный-блюз", который был, между прочим, в лонг-листе европейского "Оскара", был на множестве мировых фестивалей. Когда мы опубликовали трейлер, через несколько часов в Чечне была похищена героиня этого фильма, которая была задействована в этом трейлере. Мне лично пришлось обращаться к Рамзану Кадырову с неким предложением: либо он обеспечивает безопасность героям этого фильма на территории Чечни, либо мы начинаем этот фильм показывать бесконечно на территории России. Через энное количество часов женщина была отпущена, и мы приняли решение, в том числе и поэтому, фильм не показывать в России. Это все очень непросто. Но мы, конечно же, существуем и для того, чтобы вселять уверенность в каждого зрителя в зале, что мы хозяева в своей стране, что нами не руководят эти недоумки из чиновничьих кабинетов, что мы имеем право.

"Авторы боятся за своих героев"

Би-би-си: Мы только что видели два фильма, они были соединены в один сеанс, герои которых выступают за гей-браки, за заместительную терапию... И то, и другое вызывает, наверное, равную степень раздражения у российских властей?

В.М.: А давайте уничтожим такие фильмы вместе с их героями. Мы же уже проходили те периоды, когда люди уничтожались по расовому принципу, по принципу сексуальной ориентации. Мы же уже в шаге находимся от продолжения этой практики. Что же мы будем трогать только фильмы? Это реальные люди, они существовали до фильма и будут существовать после фильма. Это есть, это наша реальность. И запрещать эту реальность - глупее некуда. Только глупость чиновника может распространяться на такие идиотические прожекты, как сокрытие части общественной жизни.

Правообладатель иллюстрации Mischief Films
Image caption Герои фильма "Если слепит, открой глаза" - двое наркозависимых, живущих в Санкт-Петербурге

Би-би-си: Но все-таки, как тогда обеспечить безопасность героев этих фильмов? Я читала, что вы приняли решение не показывать в Санкт-Петербурге фильм о наркоманах "Если слепит, открой глаза".

В.М.: Автор фильма попросил нас не показывать его в Санкт-Петербурге, потому что там живут герои. В последнее время мы вообще неоднократно сталкиваемся с боязнью автора за своих героев. До какой степени дошло общество и представление, кстати, о нашем обществе у зарубежных авторов (потому что в основном эти страхи приходят к нам от зарубежных авторов, снимающих в России), что они уже просто боятся показывать свои фильмы? Вы понимаете, какой это уже образ России - при миллионах, вкачиваемых в контору "Рога и копыта" под названием "Русский мир"? Русский мир делаем мы и защищаем его мы. Это мы - русский мир, а не Никонов со своей кремлевской кормушкой.

"Закономерный крах империи"

Би-би-си: В прошлом году мы видели много фильмов об Украине, была целая программа "Украина не Россия". В этом году тоже есть отголоски этой темы, но она уже не на первом плане. Как вам кажется, документальное кино уже в достаточной мере переработало эти события?

В.М.: Ничего себе отголоски! У нас есть мощные высказывания, представляющие нам совершенно иной образ Украины. Это и "Диббук", которая говорит о столкновении победившей украинской идеологии, которая пытается сместить наработанные годами акценты межнациональной коммуникации, с евреями, приезжающими в Умань на могилу своего ребе. Это и "Алиса в стране войны", где молодая девушка проходит через войну, попадает в плен... Это уже совершенно новое кино. Это уже не кино, которое объясняет этот очевидный факт, что Украина не Россия. Это уже кино, которое показывает крушение империи, как происходит отделение сателлитов от большой территории, частями которой они когда-то были. Это и фильм "Алеша", который когда-то был у нас в конкурсе в году, по-моему, 2007-м, о последнем разрыве этой метастазы в Эстонии, когда там был скандал вокруг памятника солдату. Это и картина Сергея Лозницы "Событие", которой мы открывали фестиваль.

Правообладатель иллюстрации ATOMS amd VOID
Image caption Тему распада советской империи исследует, в частности, фильм Сергея Лозницы "Событие", открывший фестиваль

Этот закономерный крах империи - это то, что выпало на нашу судьбу, нам жить в этом. На судьбу наших родителей и дедов выпала большая война, которая перекроила карту Европы, но эта война была четыре года, ее можно было ощутить - пусть постфактум, конечно, люди, которые жили в войну, иначе ощущали движение времени. Мы сейчас живем в эпоху крушения империи. Это длинный процесс, он начался в 80-х и закончится не в 15-м или 16-м году. Может быть, он займет еще, не знаю, 15 лет. Это все сложно, но мы в этом живем, и мы считаем для себя важным показать какие-то слепки этого процесса, которые существуют в документальном кино.

Би-би-си: В последнее время наблюдается рост интереса к эпохе 90-х. Был, например, фестиваль "Остров 90-х" в Москве. Этот интерес проявляется как на совсем поверхностном уровне - в продаже сувениров, ностальгии, так и в желании переосмыслить тоже. Фильмы на вашем фестивале можно отнести к этому явлению?

В.М.: Это разные вещи. Ностальгия присуща любому человеку, независимо от исторического контекста его жизни. Осмысление и принятие – это совершенно другой процесс, между ними я бы даже мало нашел соприкосновения. Так вот, мы не ностальгируем. Мы анализируем, мы всматриваемся, мы размышляем, мы занимаемся самоанализом. Вот чем занимается "Артдокфест".

"Латвия - для меня не гостиница"

Би-би-си: О чем, на ваш взгляд, сейчас нужно снимать документальное кино?

В.М.: О том, что у тебя болит. Я не считаю, что нужно снимать фильмы, так сказать, "все идем на Чапаева". Нет, о чем болит, что ты чувствуешь, понимаешь, что считаешь наиболее важным сохранить в истории, в чем уникальность твоего местоположения, что ли. Вот чем "Артдокфест" отличается от другого "докфеста", который может жить какими-то тенденциями, направлениями, и уж тем более обслуживанием каких-то государственных заказов, особенно идеологических. Патриотическое кино, военно-патриотическое, спортивно-патриотическое, женско-патриотическое и прочие казуистические формулировки, которые говорят, что никакого кино там нет. А есть попросту освоение бюджета, а точнее, просто распил государственного бабла, на котором уже так набили руку нынешние мастера искусств.

Би-би-си: Вы сделали выбор уехать из России и сейчас живете в Риге. Для вас это что-то временное, или это переезд навсегда?

В.М.: Это самый сложный вопрос, потому что у меня нет на него ответа. Я вообще человек, пускающий корни. Каждый день, каждый новый день жизни в Латвии я все больше пускаю корни. Но в принципе я и в гостинице пускаю корни. Я тут же как-то кровать под себя подлаживаю, стол рабочий, и в ванную свою зубную щетку ставлю. Но Латвия для меня не гостиница. Очень рад, что Латвия каким-то случайным образом оказалась местом моей жизни, потому что это страна, где можно жить полной грудью. И это для меня важно.

Би-би-си: Да, Рига сейчас стала своеобразным хабом. Та же самая "Медуза", которая пишет в первую очередь о России и для российских читателей, и вы говорите, что хотите снимать кино именно о России. Можно ли тогда сказать, что видится лучше издалека, что здесь ситуация стала уже слишком удушающей?

В.М.: Вы знаете, я и вблизи неплохо вижу. Вопрос не в видении, а в том, что просто ресницы уже обгорают.

Новости по теме