Что означает задержание Дмитрия Каменщика для российского бизнеса?

  • 19 февраля 2016
Media playback is unsupported on your device

Басманный суд Москвы отправил под домашний арест до 18 апреля фактического владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика, которого Следственный комитет считает ответственным за то, что смертник в 2011 году сумел пронести в зал ожидания бомбу.

Как сообщает корреспондент Русской службы Би-би-си, защита обвиняемого настаивала на его освобождении под залог в 15 млн рублей. По мнению адвокатов, следствию не удалось установить причинно-следственную связь между действиями предпринимателя и терактом в аэропорту.

Прокуратура также была согласна с тем, что следствию не удалось установить эту связь. При этом надзорное ведомство не считало необходимым даже требовать с обвиняемого залог и предлагало освободить его в зале суда.

Следственный комитет России сообщил о задержании в Москве владельца аэропорта "Домодедово" Дмитрия Каменщика в четверг.

По словам представителя ведомства Владимира Маркина, Каменщик обвиняется по статье "выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц".

Потерпевшие по делу о взрыве в "Домодедово" готовят многомиллионные иски и, по словам адвоката Игоря Трунова, считают возбуждение уголовного дела в отношении руководства аэропорта "восстановлением справедливости".

Компания, управляющая московским аэропортом Домодедово назвала необоснованным задержание Каменщика.

Во время допроса, как написала газета "Коммерсант", Дмитрий Каменщик объяснил следователю, почему он не пытался скрыться за границу. По данным издания, владелец аэропорта сказал, что остался в России, так как "правда на его стороне".

В Российском союзе промышленников и предпринимателей в связи с задержанием Каменщика заявили, что правоохранительным органам следует использовать менее жесткие меры пресечения в отношении подозреваемых бизнесменов.

Задержание Каменщика произошло через день после того, как президент Владимир Путин объявил о создании рабочей группы по мониторингу правоприменения в сфере предпринимательства, которая должна заниматься урегулированием споров между бизнесом и силовиками.

Русская служба Би-би-си спросила у экспертов, что означает задержание владельца аэропорта Домодедово для российского бизнеса и что будет теперь с аэропортом.

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности:

Ничего хорошего с точки зрения восприятия бизнесом от этого дела не будет, потому что это еще один очередной громкий скандал.

Силовые структуры, конечно, могут долго рассказывать о том, что есть реальные основания [для ареста Каменщика] и так далее, но все равно будет создаваться ощущение, что это уголовное дело является частью борьбы за собственность в отрасли, это ощущение покидать нас не будет. Особенно в контексте того, что меняется акционерный капитал аэропорта Внуково, аэропорта Шереметьево: туда приходят частные инвесторы, и все прекрасно знают, кто это.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Каменщик обвиняется по статье "выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц"

То, что дело пятилетней давности выходит на новый уровень, арестовывается собственник - все это, конечно, будет вызывать определенные подозрения, что использование силовых структур для решения вопросов собственности продолжается.

И если вспомнить, что в своем последнем послании президент Путин прямо говорил, что это недопустимо, и признавал, что у нас по неэкономичееским статьям арестовываются предприниматели для того, чтобы решать вопрос о собственности, тогда возникают вопросы, как силовые структуры собираются реагировать на то, что говорит президент.

И в ситуации, когда мы слышим, что нам нужно искать новый источник экономического роста, искать выходы из сложившейся ситуации, которая зашла в тупик, когда говорится о росте предпринимательской инициативы, то, конечно, возникают вопросы: если вы собираетесь делать предпринимательскую инициативу основой экономического роста (о чем мы все время слышим от правительства), то как вы будете такого рода дела [как арест Дмитрия Каменщика] разъяснять и объяснять?

Случай, действительно, достаточно скандальный, и он дополняет череду таких громких дел – вроде истории с "Башнефтью". Там, правда, Евтушенкова не сажали в тюрьму, но тем не менее, он долго находился под домашним арестом, и актив "Башнефть" потерял.

Я не готов давать оценку, что же на самом деле лежало в основе действий следственных органов, но то, что в обществе будет ощущение, что это часть борьбы за собственность – это неизбежно. Оно усиливается, когда вы вспоминаете историю с консолидацией трех аэропортов в единый комплекс и вспоминаете, кто же акционеры того же Шереметьева.

Когда создавали комиссию [по урегулированию споров между бизнесом и силовиками], говорилось, что частные случаи не будут является предметом рассмотрения. Но я убежден, что такие случаи [как арест Каменщика] не могут пройти мимо такого формата обсуждения.

Потому что это же не просто частный случай, это вопрос о формате отношений между бизнесом и силовыми ведомствами. И я уверен, что в итоге все превратится в рассмотрение личных дел наиболее знаковых фигур.

Поэтому, безусловно, дело Каменщика на первом же заседании этой комиссии будет обсуждаться. Потому что это не просто частный, разовый случай, это общая ситуация, очень яркая, скандальная история, которая показывает общий тренд. Если вы от нее отмахиваетесь, значит, такую комиссию нет смысла создавать.

То, что [у Каменщика] была возможность [покинуть страну] - очевидно. И потом - он владелец аэропорта. У владельца аэропорта более ясное представление, как улететь из страны, чем у простого гражданина страны. Но тут надо понимать, что отъезд за границу означал бы, что Каменщик с большой долей вероятности аэропорт бы потерял.

Я не хочу сказать, что он обязательно сохранит его сейчас. По-разному складывались такого рода вещи. Мы можем вспомнить дело ЮКОСа и дело "Башнефти".

Сколько бы потом Каменщик ни говорил, что он чувствовал угрозу, отъезд бы означал признание вины, по крайней мере, в глазах силовых структур.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption По словам Константина Симонова, вероятность, что Домодедово будет национализирован, весьма высока

Сейчас Каменщик, оставшись в стране, этим самым показал, что он готов за этот актив бороться и дальше. Это не первая атака на Домодедово. Пока предыдущие атаки он отбивал. Правильное это решение [остаться в России] или нет - покажет дальнейший ход следственных мероприятий.

Ясно совершенно, что все это в конечном счете может привести к национализации аэропорта. По аналогии с "Башнефтью" - национализируют, а потом продадут.

Мне лично как регулярному потребителю услуг российских аэропортов кажется, что проблему не решить попытками найти бомбу при просветке. Потому что наши аэропорты по безопасности, можно сказать, выигрывают у многих западных аэропортов, где нет такого количества рамок, просветок.

Но означает ли это, что они более безопасны? Нет, я думаю, если теракт готовится, никакие рамки не помогут.

Дмитрий Потапенко, управляющий партнер Management Development Group:

Это было ожидаемое событие. Непонятно, почему его не арестовали раньше и не отжали аэропорт раньше. Он знал, что потенциально есть шанс на арест, но, собственно говоря, куда ты убежишь? Уехать очередным персонажем в Лондон?

С точки зрения сохранения своей жизни, жизни своих сотрудников и своей семьи, да, конечно, он должен [был покинуть страну]. Потому что правды он здесь все равно не найдет, бизнес у него все равно отожмут.

Это будет происходить достаточно тихо. Его выпустят, а потом мы узнаем что некая "Байкал Финанс Групп" с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, зарегистрированная только вчера, стала владельцем мажоритарной доли в Домодедово.

Ему давали эту возможность, и он знал об этой возможности покинуть страну. Но особо–то и некуда уезжать. Это основная проблема. Печаль россиян в том, что уезжать из страны некуда, вы везде будете гастарбайтерами.

Шарик-то маленький. К сожалению, человеку, который занимается предпринимательством, стать обычным уборщиком или открыть лавчонку или ресторанчик на берегах Туманного Альбиона – это побег от самого себя. И самое главное, что (...) ты понимаешь, что не виноват, а тебя выдавливают "по понятиям". По бандитским понятиям, а не по закону.

Осуществлен арест человека, который никоим образом не может повлиять на действия террориста, потому что установка рамок приводит не к обеспечению безопасности граждан, а к ухудшению безопасности граждан.

Давайте вспомним сам по себе теракт и скопление людей в той зоне, где был произведен теракт. А теперь сравним две фотографии – скопление людей в зоне теракта и скопление народа перед рамками металлоискателей.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Дмитрий Потапенко предлагает оценить возможный ущерб и жертвы при теракте в зоне скопления людей у металлоискателей, стоящих на входе в аэропорт

И посмотрим на объем остеклений, металлических конструкций (которые будут повреждающими и убивающими людей элементами при осуществлении теракта) сначала в зоне, где был произведен реальный теракт, а потом в зоне, где сейчас проходит досмотр.

Повреждения в момент скопления людей [перед рамками металлоискателей] будут гораздо большими. Поэтому рамки металлоискателей не устанавливаются на входе в аэропортах в других странах. Там аэропорт является таким же открытыми местом посещения, как магазин или ресторан. И безопасности за рубежом больше.

Речь пойдет о перераспределении собственности в дальнейшем и в обязательном порядке. У нас это обычно вуалируется неким мифологическим государством, но поскольку государство – это группа определенных лиц, думаю, это будет перераспределяться в пользу владельцев оставшихся двух аэропортов – Внуково и Шереметьево.

Аэропорт сначала просто поменяет собственника условно на некую "Байкал Финанс Групп", а потом качество обслуживания ухудшится, как во всех остальных аэропортах.

Президент [Путин] говорил (в послании Федеральному собранию в декабре 2015 г. - Ред.) о тысячах уголовных дел, которые инициированы, и как правило только 15% из них – это дела "за дело", а 180 тысяч дел – это дела о перераспределении собственности.

Новости по теме