Пранкеры Вован и Лексус: розыгрыши с государственной ответственностью

  • 11 марта 2016

Вован и Лексус, два пранкера - мастера телефонных розыгрышей, - вновь заставили говорить о себе. На этот раз объектом приложения их усилий была выбрана голодающая Надежда Савченко, а точнее – адвокат подсудимой Марк Фейгин.

Пранкеры убедили его в том, что президент Порошенко написал письмо с призывом к Савченко прекратить голодать и даже готов назначить ее министром. Теперь Фейгин в гневе, он обвиняет мастеров телефонной подставы в том, что они работают на российские спецслужбы. Он заявляет, что Савченко согласилась принимать воду не по "письму Порошенко".

До этого Вован с Лексусом провели президента Турции, прикинувшись все тем же Порошенко и премьером Украины Яценюком. Была затея со звонком Путина Элтону Джону, а до этого целый месяц Лексус в образе "народного губернатора" ДНР Павла Губарева дурил украинского олигарха Коломойского.

Пранкеров без особого труда удалость отыскать на севере Москвы. Вован был в изящном приталенном пальто, Лексус - в кожанке и совсем без "лексуса". Беседовать пришлось в декорациях детской площадки. Вопросы задавал корреспондент Би-би-си Олег Болдырев.

Би-би-си: За розыгрыш Фейгина по делу Савченко вы сами себе какую оценку ставите?

Вован: Думаю, четверочку можно поставить.

Би-би-си: Задача была убедить Савченко отказаться от голодовки?

Лексус: Это была одна из задач. Помимо этого была и другая задача – чтобы она признала свою вину, если таковая была. С этой задачей мы не справились, но шансы были, и шансы оставались до той поры, пока мы себя не рассекретили. Я думаю, если бы еще неделя прошла, она бы признала, так или иначе, факт убийства наших граждан.

Би-би-си: Адвокат Фейгин вам не передает привет, но…

Вован: Адвокат Фейгин пишет сегодня в "Твиттере" всякие гадости, то, что нормальный человек, тем более адвокат, себе бы никогда не позволил. У него уже какая-то истерика. Больше всего его возмущает то, что он нам в разговоре признался, что готов был общаться с Надеждой Савченко, надавить на нее, с тем, чтобы она как раз за неделю признала свою вину [от редакции: это якобы было нужно для того, чтобы ускорить ее возвращение на родину. Фейгин утверждает, что сразу же объяснил звонившим, что на такие компромиссы Надежда Савченко не пойдет].

Би-би-си: И Фейгин, и многие другие убеждены, что вы гораздо больше, чем просто пранкеры. Или, может, наоборот - гораздо меньше. Что за вами все-таки стоят какие-то спецслужбы и они помогают вам технически.

Image copyright AFP
Image caption Турецкому президенту Эрдогану пранкеры внушили, что они - президент Порошенко и премьер-министр Украины Яценюк, желающие обсудить совместные действия против России

Вован: Это любимое развлечение российской оппозиции и украинских чиновников, в чем они очень схожи – обвинять во всех своих неудачах внешние факторы - ФСБ, Кремль и прочее. Если ты собственную глупость, невнимательность объясняешь тем, что виноват не ты, а мифическое ФСБ, ну так что ж поделать…

Лексус: Я бы сказал, что мы не просто пранкеры, а больше, чем пранкеры, но мы не спецслужбы. Я так же могу упрекнуть Фейгина, его соратников в работе на какого-нибудь Ходорковского, на госдеп. Я же этого не делаю, нужно какой-то здравый смысл иметь и не списывать свои неудачи на происки врагов. Можем ответствено заявить и всегда это заявляли, что мы не являемся проектом спецслужб. Мы – самодостаточные люди и у нас есть свои убеждения, идеи и мысли. Для того, чтобы мы что-то сделали, нам не нужно укзаывать сверху

Би-би-си: Коллеги из Украинской службы Би-би-си дозвонились до пресс-секретаря президента Порошенко, он спрашивает, откуда вам известно содержимое разговоров Фейгина, разве в этом вам не помогла ФСБ?

Лексус: Мы уже ответили, никакой помощи нам не было оказано. Фейгин сам нам раскрыл это содержимое как раз в ходе этого пранка.

Би-би-си: А еще пресс-секретарь Порошенко интересуется, как это вы можете звонить с номера Фейгина? Тоже делает вывод, что вам помогают "компетентные органы". Вы звонили кому-нибудь с номера Фейгина?

Лексус: Кому-нибудь с номера Фейгина? Не знаю, что там у него определяется на телефоне. Может быть, он просто перепутал.

"Функцию президента мы берем на себя"

Би-би-си: Главный вопрос, конечно, как вы с такой легкостью дозваниваетесь, скажем, до президента Турции. Мы, журналисты, часто очень много тратим на это времени и очень часто обламываемся. Как у вас получается? Не в этом ли – свидетельство того, что вам кто-то очень знающий помогает?

Лексус: (ухмыляется) Может быть, мы бы вам помогли, если бы вы нас попросили…

Вован: Это уже четвертый президент, но, конечно , самый сложный. Поэтому опыт общения с первыми лицами различных стран у нас есть. Тут [со звонком Эрдогану] все было очень сложно, потому что это не страна бывшего советского пространства и даже не англоязычная. Но путем длинной такой цепочки – это, конечно, не просто так взять и позвонить , "Але, Эрдоган, здравствуйте". Мы не хотим раскрывать свои секреты, чтобы пранки подобного уровня получались и дальше, но если очень сильно захотеть, можно дозвониться

Лексус: Я могу сказать, что журналисты до Эрдогана дозвониться не могут, а президент другого государства – вполне. Функцию этого президента мы берем на себя. Самое главное – заинтересовать собеседника в любом случае.

Би-би-си: Ну и вам известны отмычки к сердцу таких собеседников, будь то Лукашенко или Эрдоган, вы знаете, чем их зацепить. Сколько у вас на это минут?

Вован: Ну мы готовимся, это все-таки не процесс 15 минут, изучаем информацию, политическую обстановку, какие-то инфоповоды. Перед этим мы проинформировали турецкую сторону, на какие темы мы хотим пообщаться. Это довольно долго, если такие сложные вещи делаешь. Ну, а в разговоре… Этот разговор был довольно продуманный, хотя часто все-таки приходится импровизировать. Все равно ты на 100% не будешь знать, что тебе скажет твой собеседник.

Image copyright Reuters
Image caption Элтона Джона убедили, что ему звонит Путин, дабы обсудить проблемы геев и лесбиянок. Последовавший фурор убедил реального Путина пригласить певца на такой разговор

Би-би-си: Среди ваших акций за последние два три года какая была самая сложная технически и какая была самая продуктивная по результатам, по хохме или по тому, что удалось из собеседника выжать?

Лексус: По хохме это, наверное,Элтон Джон поскольку это разошлось во все медиа и СМИ, и ваше тоже печатало регулярно. Это, наверное, хохма, там ничего такого политического сделать не удалось, но это разбавило ту напряженность, которая была на тот момент в плане ЛГБТ-сообщества. Но в то же время можно было и посмеяться, что Путин занялся в нашем случае именно таким случаем – звонить Элтону Джону…

Вован: …И потом настоящий Путин все-таки ему позвонил. И договорились они о встрече, мы не просто похохмили, а реально помогли встретиться господину Элтону Джону. Встреча еще не произошла, но президент ему обещал, так что, думаю, рано или поздно она состоится. А по какой-то информационности – это наверное все-таки Коломойский. Алексей с ним общался несколько месяцев и Коломойский рассказывал ему всю политическую подноготную ситуации на Украине. Это было тяжело, там и грим наносился – это же было по Скайпу. Эрдоган тоже был достаточно сложен в плане организации.

Лексус: Все вещи разные у нас получаются, мы сами по ходу подготовки понимаем, какие ресурсы нам нужны. По поводу Савченко мы шли по улице, и идея родилась ни с того, ни с сего. Сразу мы думали, может ей можно позвонить, может возможно ей позвонить, может она прячет где-то телефон в СИЗО, возможно ли это? Уточнили – нет.

Би-би-си: А у кого вы уточнили?

Лексус: У адвоката, у Фейгина. Узнали, что действительно нет секретной симки, по которой можно было бы позвонить в СИЗО даже президенту.

Не навреди

Би-би-си: И вот вы тратите огромные силы на организацию подставы с Коломойским, в то время как представитель Следственного комитета или министр экономического развития ежедневно практически подают такие замечательные поводы над ними подшутить. Вы несколько раз заявляли, что не готовы шутить над российскими чиновниками. Поясните.

Вован: Ну почему, у нас бывают записи с российскими чиновниками. Чуров был, депутат Милонов…

Image copyright Reuters
Image caption На олигархе Коломойском была опробована видеоподстава: Лексус в образе народного губернатора ДНР Павла Губарева целый месяц общался с тогдашним губернатором Днепропетровской области

Би-би-си: Давно.

Вован: Давненько, да. Из последних был губернатор Марий Эл. Но просто они не особенно пользуются спросом у российских СМИ...

Лексус: Мы все-таки направлены на то чтобы делать то, что необходимо России, и мы понимаем, что некоторые записи, в том числе компрометирующие, нанесли бы вред нашей стране, потому что этими записями бы стали спекулировать другие политические силы, получая на этом свои дивиденды. Мы считаем, что с коррупционерами и прочими чиновниками надо в любом случае бороться. Но надо рассматривать каждый конкретный случай и сделать так, чтобы в политическом плане это не навредило стране.

Би-би-си: Но как-то кажется, что пранк в своей безжалостности должен быть равноправен… Во все стороны. А у вас только один сектор под огнем.

Вован: Нет, почему. Я бы с радостью с какой-нибудь Евгенией Васильевой пообщался или, там, с Виктором Януковичем, хотя он уже не украинский чиновник. Но никто не может найти Януковича и нам тоже сложно.

Би-би-си: То есть Эрдогана найти проще, чем Васильеву или Януковича.

Вован: Да, потому что это публичный человек.. С другой стороны, есть и на Украине люди, которые могли бы этим заняться. Но они же не занимаются. Никто же никого не ограничивает. Мы делаем то, что это интересно нам.

Би-би-си: Вы упомянули о том, что у вас есть интерес в том, чтобы СМИ ваши шутки транслировали. СМИ конечно с большей охотой будут транслировать шутку над Эрдоганом и с меньшей охотой – что-то, имеющее отношение к чиновникам.

Лексус: Есть СМИ одной направленности, а есть – другой. Мы со всеми стараемся взаимодействовать, но наш контент подходит под один тип СМИ.

Би-би-си: Вы зарабатываете каким-то образом этими акциями?

Image copyright RIA Novosti
Image caption Вован был бы непрочь поглумиться над Евгенией Васильевой, но найти ее телефон трудней, чем контакты президента Эрдогана

Вован: Ну, мы можем отдать эти записи эксклюзивом какому-нибудь СМИ. Не заказ исполнить – тому-то и тому-то, а уже готовую вещь предоставить в качестве эксклюзива. А сейчас мы планируем с одним телеканалом сотрудничать в качестве цельного проекта телевизионного.

Би-би-си: Но за текущие розыгрыши вам никто ничего не платит. Это любительщина и волонтерство?

Вован: За Савченко никто ничего не заплатил, просто выложили в интернете.

Лексус: Чтобы вот так записали и отдали – держите ребята, вот ваши деньги, распишитесь здесь, что за Савченко работа проведена – такого нет. Никто нам не указывает сделать какую-то запись с определенным человеком. Мы сами определяем, с кем нам хотелось бы поговорить. Мы имеем, конечно, гонорар, имели определенное время, могли отдать одному СМИ, другому СМИ в зависимости от их формата. Но это не было основным заработком, у нас была своя деятельность помимо этого. Это было скорей как хобби. Сейчас это переходит в формат профессии.

Би-би-си: А вы не боитесь навредить? Та же Савченко, когда в следующий раз будет думать о том, прекращать ей голодовку или нет, зная, что это прекращение будет воспринято как часть какой-то запутанной шутки, откажется от этого и нанесет себе вред? У вас на душе не будет тяжело от этого?

Вован: Очень странно было бы, если бы она, после того как выяснилось, что это писал не Порошенко, опять бы начала голодовку. Это выглядело бы очень комично и никто к этому всерьез бы не отнесся. Я считаю, что вся эта история с голодовкой довольно бесперспективна. Сколько помню, эта история с голодовкой Савченко фигурирует в новостях с декабря.

Я не видел таких людей, которые могут с декабря голодать, то сухую, то не сухую голодовку устраивать. Я сомневаюсь, что там какая-то голодовка, особенно если посмотреть на ее "обезвоженные" фотографии. По поводу того, что она чего-то там должна делать, пугаться или нет - вопросы в первую очередь к ее окружению, к адвокатам, которые должны проверять информацию, доносить ее достоверной, а не какие-то свои глупые ошибки.

(Надежда Савченко первый раз объявила голодовку в ходе предварительного следствия 13 декабря 2014 года из-за отказа в предоставлении медицинской помощи и частично прекратила ее лишь 5 марта 2015 года. Но уже 16 марта она объявила о возобновлении голодовки. 17 декабря 2015 года она вновь объявила голодовку в знак отклонения судом ее требований. 3 марта 2016 Савченко объявила сухую голодовку в знак протеста против затягивания приговора. - прим. ред.)

Разыграть Главного Вована

Би-би-си: Вы часто говорите о "пранк-журналистике". Это термин игрушечный или вы и впрямь считаете, что пранк-журналистика - это какой-то новый жанр?

Вован: Ну почему бы нет? Есть же гонзо-журналистика, почему бы не быть пранк-журналистике?

Image copyright AP
Image caption Пранкеры признают за Путиным чувство юмора, но попытаться развести его почему-то не хотят

Би-би-си: Вы не боитесь, что в России, где и так уже очень закрытые чиновники, все это станет еще трудней, никто никому не будет верить на слово и будут проверять документы на каждом этапе попытки задать вопрос?

Вован: Что поделать, все усложняется, мы тоже не стоим на месте, пытаемся что-то сделать такое, чтобы нам верили. Но тут уже ничего не поделаешь – или прекращать или продолжать.

Би-би-си: Ходят разговоры о том, что Путин – мастерский тролль. Вы как эксперты в таком невзначайном троллинге, как оцениваете его на этом фронте?

Лексус: У него хорошее чувство юмора и есть доля иронии в его действиях. Я считаю, что оценивать его уровень троллинга я не могу, но у него иногда это получается. Он не может полностью, так как мы, этим заниматься, потому что должность не позволяет. Но я думаю, у него хорошие перспективы.

Би-би-си: А еще пресс-секретарь Порошенко спрашивает, когда пранкер Вован разыграет Главного Вована РФ?

Вован: Ну, не знаю, мы подумаем над этим. Мы пока не собираемся. Давайте сначала начальника господина пресс-секретаря полностью разыграем. Потом кого-нибудь из Европы и Барака Обаму. А потом уже будем думать по поводу Главного Вована.

Би-би-си: А это была бы серьезная победа, если б Главный Вован попался?

Вован: Ну, пока у нас такого намерения нет и мы не хотим делать такие вещи.

Би-би-си: В вашей работе важно в какой-то момент дать собеседнику понять, что его обвели вокруг пальца?

Вован: Нет, это совсем не главное, обычно все узнают уже из СМИ, по факту.

Би-би-си: В разговоре с помощником Порошенко вы в результате резко снизили пафос, предложив сказать, что Порошенко был не в себе, когда всю эту затею с письмом предлагал.

Вован: Разговор надо было закончить на веселой ноте, как мне показалось, судя по общению с пресс-секретарем, он сам показал себя растерянным и вся администрация президента не понимала, что с этим делать, захотелось внести небольшую шутку во всю эту историю. С пьяным Порошенко, ну почему бы и нет.

Ближе "пророссийская сторона"

Би-би-си: Это повышает качество работы чиновников - всё, что вы с ними делаете?

Лексус: Если человек, которого мы смогли разыграть, сказал нечто противоправное либо что-то, что позорит его честь, в следующий раз он не попадется, будет думать головой, что говорить и что делать. В какой-то степени это повышает его уровень, моральный в том числе. Кто-то другой послушает запись со своим коллегой и решит - так делать не стоит.

Image caption Вован (слева) и Лексус готовятся заняться телепроектом, но при этом не хотят оставлять любимого занятия

Вован: На его месте может быть он - влипнет в скандал, если ему так же позвонят и его разведут.

Би-би-си: Я опять к тому, что в России поле непаханное для такой исправительной работы. Вам не обидно, что вы не прилагаете свои таланты здесь, а звоните в далекую Турцию?

Вован: Так мы не отказываемся от России, почему нет. Был бы повод и был бы интерес для нас. Конечно, мы очень любим наших чиновников.

Лексус: На Украине во всех СМИ об этом непаханом поле только и говорят…

Вован: Уровень комичности в соседней стране зашкаливает и там такие персонажи, которым просто грех не позвонить. Они чуть ли не каждый день выдают какие-то потрясающие перлы, к сожалению наши чиновники на этом поле меркнут, даже Владимир Вольфович, с которым, кстати, тоже был пранк.

Би-би-си: Вы предлагаете этот довольно безжалостный стандарт другим чиновникам, но очень осторожны с российскими, говоря, что может навредить российскому государству. Это не двойной стандарт, не лицемерие?

Лексус: Это не лицемерие, это же наша позиция. Ну и потом, в чем суть пранка. Она заключается в том, чтобы вывести нечестных людей на чистую воду, которые так или иначе могут вредить нашему обществу. Но это надо делать аккуратно, делать так, чтобы это не навредило. Если мы сделаем какую-нибудь запись с каким-нибудь чиновником, это станет достоянием общественности либеральной, которая это будет постоянно пиарить и делать на этом моменте свои политические акции.

Би-би-си: Но не только либеральной общественности интересно, откуда у депутата квартира, стоимость которой начисто превышает его финансовые возможности. Или как ниоткуда взялся новый кандидат в губернаторы.

Лексус: Но нам ближе все-таки вот эта сторона, которая пророссийская, нежели те люди, которые хотят расшатать обстановку.

Вован: Нет, мы не отказывемся от наших чиновников, и если представится какой-то повод, с радостью ими займемся.

Лексус: Но мы это будем делать аккуратно, чтобы это не навредило всему обществу. А коррупционеров - их и в России достаточно. Если искать везде какую-то проблему, окажется, что среди твоих друзей этих людей такое количество зашкаливает.

Би-би-си: Самый-то смак – развести Вована и Лексуса, наверное. Вас самих часто пытаются сделать объектами розыгрыша?

Лексус: Нас не на что разводить.

Вован: Нет, могут разводить на тему, что звонят из ФСБ и приехала наша зарплата.

Лексус: Это тема для розыгрыша, но она неэффективна, потому что мы сразу поймем, что это такое.

Вован: Потому что мы зарплату уже получили. В этом месяце точно (оба смеются).

Новости по теме