"Оскорбление" по-ставропольски: ругались все, судят одного

  • 15 марта 2016
Помощник уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимир Полубояренко
Image caption Помощник местного уполномоченного по правам человека Владимир Полубояренко считает, что судить за высказывания Краснова нельзя

Дело ставропольского пользователя "ВКонтакте" Виктора Краснова, красноречиво прозванное "Бога нет", идет неспешно. Во вторник, на шестом заседании по этому делу, защите так и не удалось опросить экспертов-лингвистов, анализировавших высказывания Краснова в соцсети в октябре 2014 года.

В отсутствие этого единственным существенным добавлением к слушаниям стал допрос оперуполномоченного Центра по противодействию экстремизма, который собирал материалы для этого дела.

Оперативник Сергеев, как это часто происходит с правоохранителями в суде, страдал масштабной потерей памяти об этом эпизоде своей карьеры. Слова "не помню" и "возможно" фигурировали почти в каждом ответе.

Сотрудник центра "Э" так свыкся с ними, что даже на вопрос адвоката Андрея Сабинина, пользуется ли он, Сергеев, интернетом, сказал: "Ну, возможно. У меня имеется, возможно, компьютер".

Адвокат пытался понять, почему из бурной переписки в "паблике" ВК под названием "Подслушано Ставрополь" в дело перекочевали только заявления Краснова, но не его оппонентов.

"Надо учитывать особенности языковой среды диалога? Это же вопросы коммуникативной и диалоговой среды", - говорил адвокат.

Image caption Виктору Краснову грозит до трех лет заключения в колонии

У самих обитателей этой среды в ходу более емкие термины - "холивар", "мочилово" и тому подобное, - но адвокат Сабинин и его подзащитный настаивают: если бы в деле была отражена вся переписка, хлесткие фразы подсудимого не смотрелись бы столь шокирующе, а его визави, защищавшие православную веру, тоже выглядели бы не агнцами.

Краснов утверждает, что сдерживал себя долго, а ругаться начал, когда другие аргументы не помогли. Проверить, насколько провокационными были посты его сетевых противников, теперь невозможно - их уже удалили. А то, что написал Краснов, осталось благодаря делу, возбужденному осенью 2015 по статье 148 "Оскорбление чувств верующих".

Не только Бога нет

Возможно, что некоторых действительно могли оскорбить фразы, опубликованные Красновым на страницах "ВКонтакте".

В своих сообщениях в соцсети он грубо, пренебрежительно, с использованием нецензурной лексики, отзывается о Христе, о Библии, о религиозных чувствах верующих христиан.

Была в его постах и разошедшаяся уже по репортажам фраза о том, что "Боха нет".

"Кому не нравится, могут подать на меня в суд", - писал Краснов своим оппонентам.

И вот кому-то "не понравилось", и на Краснова подали в суд. Впрочем, Виктор уверен, что появление "потерпевших", коими были двое участников той самой переписки, - это умелая работа следствия. Доставить их в суд удалось с пятого раза, а появившись там, они удивили публику отсутствием элементарных знаний о православии.

Потом двое молодых людей заявили об отказе от участия в деле.

С одним из них, Александром Кравцовым, связаться не удалось. Второй, Дмитрий Бурняшев, ответил отказом на неоднократные просьбы Би-би-си прояснить свою позицию по этому делу.

"Театр абсурда"

Вы ошибаетесь, если думаете, что теперь, в статусе подсудимого, Виктор Краснов готов взять хотя бы часть из этих слов обратно.

"Против фактов не попрешь: "жид" - это слово литературное, а "дохлый" - синоним слова "мертвый", - защищает Краснов свои публикации. - Я бы не сказал, что это обычный стиль моих мыслей, просто в полемике я не знал, как донести до собеседника свою точку зрения, чтобы от меня отстали, и выразился покрепче, чем обычно".

Image caption Судебный процесс Виктор Краснов назвал театром абсурда

Заметно, что Виктор нервничает. Он говорит, что происходящее до сих пор представляется ему "театром абсурда, дурным сном и цирком в одном флаконе".

Если смесь во "флаконе" превратится в обвинительный вердикт, то тогда, говорит Краснов, несдобровать многим.

"Если меня осудят, то начнется что-то такое нехорошее по всей стране. А если оправдают - то статью закроют или изменят, пропишут, что такое чувства верующих, чтобы все знали, что их нельзя оскорблять".

Когда Виктор был ребенком, то на стене школы созерцал высказывание: "Гагарин в космос слетал, бога не видел". Воспитанный в позднесоветском атеизме, Краснов к тому же до сих пор уверен, что интернет - штука совершенно особая и контролю не подлежащая.

"Как можно относиться серьезно к тому, что пишется в интернете? Там же миллион всего каждый день пишется. Я до сих пор считаю, что тут можно свободно самовыражаться. Но все постоянно хотят что-то запретить", - удивляется он.

И выяснить, где же все-таки находится запретная черта в том, что касается пресловутых "чувств верующих", мне у него так и не удалось.

"Андрей Кураев [диакон РПЦ и популярный публицист] выразился, что если бога обидели, то пускай он в суд и подает, - перечисляет он одно из высказываний в свою защиту. - Законотворцы должны были точно прописать, что такое это "чувство верующих". А тут просто статья, и понимай все, что хочешь".

Image caption Виктору Краснову очень не хочется превращаться в символ сопротивления

Мы беседовали накануне судебного заседания, и было неясно, приедут ли защитить христианство его наиболее публичные сторонники. "Энтео [известный псевдоним Дмитрия Цорионова, активиста движения "Божья воля"] на той неделе вылез, обещал приехать на суд. "Сорок дураков"... "Сорок сороков", - оговариваясь, перечисляет возможных визитеров Краснов.

Перед зданием суда он еще раз повторяет эту как бы оговорку одинокой камере НТВ. Домашняя, стало быть, заготовка.

Нельзя сажать за веру, нельзя - за то, что не верит

Энтео не приехал, и никаких скандалов не последовало. Среди небольшой группы зрителей виднелся человек в рясе поверх джинсов и с Библией в руках, и Краснов предположил, что именно он будет представлять интересы "ПГМ-нутых" (от выражения "православие головного мозга").

Но нет, мужчина в рясе представился помощником уполномоченного по защите прав человека в Ставропольском крае и заявил, что судить Краснова недопустимо.

"Нельзя человека сажать за веру, как это было в советское время... А сейчас нельзя сажать за то, что человек не верит", - заявил помощник уполномоченного по имени Владимир Полубояренко.

Он читал высказывания Краснова, и они его задели: "Православие учит нас уметь прощать. Хотя он мне неприятен как гражданин. За высказывания, за то, что не верит в бога. Но судить за это нельзя".

Image caption "Православие учит нас уметь прощать", - говорит Владимир Полубояренко

Православный Полубояренко уверен, что господь и люди уже простили Краснова. Все, что остается суду - последовать за ними.

Но поведение суда пока не дает оснований предполагать, что приговор Краснову будет оправдательным.

В начале слушаний судья Александр Филимонов отказал адвокату Сабинину в перерыве по делу до тех пор, пока не будет рассмотрено обращение в Конституционный суд с просьбой признать 148-ю статью противоречащей конституции.

Туманное обвинение

В конце заседания также без удовлетворения было оставлено ходатайство защиты вернуть дело в прокуратуру.

Дело в том, что краткое обвинительное заключение не содержит указаний на то, какое именно из заявлений пользователя Краснова оскорбляет чувства верующих. Сторонники Краснова могут утверждать, что его судят за "Бога нет", а критики могут ссылаться на его цветистые реплики с матерщиной.

"Предъявленное обвинение не обосновано. Сам адвокат и его подзащитный не знают, от каких фраз им надо защищаться и какие фразы оскорбили чувства верующих. Есть безапелляционные основания для возвращения дела прокурору, ибо оно составлено с нарушениями закона", - заявлял защитник.

Прокурор Анна Кривцова возразила, что подобные претензии следовало предъявлять в момент ознакомления с заключением. Довод Сабинина о том, что тогда Краснова представлял другой адвокат, защитник по назначению, был оставлен без внимания. Судья поддержал прокурора.

Image caption Ходатайство адвоката Сабинина судья оставила без удовлетворения

Защита продолжит добиваться привода в суд экспертов, которые расценили реплики Краснова как оскорбительные для чувств верующих.

"Я имею независимые рецензии, изготовленные весьма серьезными, известными в мире российской лингвистики учеными. Которые позволили мне сформулировать вопросы, связанные как с лингвистической, так и с психологической частью исследования с точки зрения их научности, достоверности и, в последующем, возможно, допустимости при рассмотрении дела", - заявил Би-би-си адвокат Сабинин.

Основным, вероятно, будет все тот же вопрос: допустимо ли судить одного из участников интернет-перепалки, когда и другие позволяли себе провокационные высказывания?

Виктору Краснову очень не хочется превращаться в какой-то символ сопротивления попыткам найти повсюду оскорбление религиозных чувств.

"Но что поделаешь, кто-то же становится первым всегда. Это сейчас и происходит. На моем месте мог кто-то другой быть. Можно любого привлечь. Вот, привлекли меня. Что поделаешь, надо идти до конца и бороться", - заключает он.

Новости по теме