"Пятый этаж": зачем Петербургу "мост имени Кадырова"?

  • 31 мая 2016
Ахмат Кадыров и Рамзан Кадыров Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Ахмат Кадыров погиб в Чечне в 2004 году, в результате покушения, вскоре президентом республики стал его сын Рамзан

Топонимическая комиссия Санкт-Петербурга накануне большинством голосов рекомендовала губернатору Георгию Полтавченко назвать безымянный мост через Дудергофский канал на юго-западной окраине города именем Ахмата Кадырова, отца нынешнего главы Чечни Рамзана Кадырова.

Планы властей и реакцию на них части общества ведущий программы "Пятый этаж" Юри Вендик обсудил с писателем-историком, исследователем петербургского городского фольклора Наумом Синдаловским.

Юри Вендик: Ахмат Кадыров - это отец нынешнего главы Чечни Рамзана Кадырова, во время первой чеченской войны в 1995-1996 годах он был избран муфтием Чечни, объявил джихад России, сам воевал, вместе с сыном. С начала второй чеченской войны в 1999 году Ахмат Кадыров перешел на сторону России, и в 2000 году президент Путин назвал его главой Чечни. А в 2004 году, 9 мая, Ахмат Кадыров был убит взрывом на стадионе во время концерта по случаю Дня Победы. Портретами и изречениями Кадырова-отца, как и сына, в Чечне увешаны улицы, школы, официальные учреждения и так далее. Решение топонимической комиссии Питера возмутило многих жителей города. Петиция против моста им. Кадырова уже набрала больше 26 тысяч подписей, причем число растет очень быстро. Этого числа уже достаточно, чтобы ее рассмотрела исполнительная власть города. Депутаты-оппозиционеры из партии Яблоко в питерском заксобрании хотят инициировать референдум по этому вопросу или собрать подписи в том районе, где находится мост, последнее они уже начали делать. Обсудим этот конфликт с писателем-исследователем петербургской истории и петербургского фольклора Наумом Александровичем Синдаловским.

Наум Синдаловский: Я уже публично высказывал свое отношение к этому событию. Столь отрицательного события в Петербурге уже не наблюдалось более 20 лет. Мы долго шли к деидеологизации топонимики. Мы считаем, что топонимика должна быть привязана к истории города, его географии, людям, которые связаны с Петербургом и внесли определенный вклад в его культурное, промышленное и научное развитие. Неважно, на окраине этот мост или в центре города. Этот человек вряд ли даже был в нашем городе. И это первый случай за несколько десятилетий идеологизации топонимики.

Ю.В.: Но в Петербурге достаточно названий, имеющих идеологическую окраску, сохранившихся с советского времени.

Н.С.: Это не совсем так. У нас есть, например, проспект Большевиков и целый куст наименований, связанных с нашим прошлым. Здесь нет идеологизации, они создавались в то время на пустой территории, и эти названия сегодня носят исторический характер. И очень хорошо, что эти названия сохраняются, потому что они ассоциируются с определенной эпохой, то есть с историей.

Ю.В.: Но Дудергоф – там тоже новостройки.

Н.С.: Дело не в этом. Мы говорим о наименовании, не имеющем отношения к сегодняшнему дню, об имени человека, не имеющего к Петербургу никакого отношения. Все равно, что Неву переименовать в Терек.

Ю.В.: Да, в интернете много таких предложений, в том числе и Петербург снова переименовать.

Н.С.: По этому поводу можно целую книгу написать. У меня несколько лет назад по этому поводу вышла книга, так и называется "Книга перемен". Это рассказ о судьбах петербургской топонимики за всю историю Петербурга. Болезнь переименований преследовала нас и до революции. Но тогда они были связаны с историческими приоритетами, а идеологизированными стали только после революции. Большевики поняли, что топонимика – мощное идеологическое оружие. Улицы назывались именами террористов, которые воспринимались населением как герои. Но даже в советское время, в 1944 году, во время войны, 25 улиц и площадей Ленинграда получили назад свои исторические названия. Власть понимала, насколько это важно для поднятия духа ленинградцев, перенесших все ужасы блокады. Вернулись Литейный проспект, Садовая улица, Невский проспект и так далее. И хотя еще неизвестно, будет ли дано мосту такое наименование, сам факт обсуждения этой темы расколол петербуржцев. А это уже преступление, не побоюсь этого слова. В топонимической комиссии девять человек из, кажется, 24, - чиновники петербуржской мэрии. Они оказывали давление на остальных членов комиссии и обеспечили большинство голосов этой рекомендации губернатору. Голосование было тайным, сейчас журналисты пытаются выяснить, кто за что голосовал. Некоторые члены комиссии, не чиновники, не могли по разным причинам присутствовать на этом заседании, а чиновники присутствовали в полном составе. Одна из шуток – давайте назовем мост Ахматовским. Тогда он через некоторое время будет ассоциироваться не с Кадыровым, а с Анной Андреевной. Это лукавство и издевательство.

Ю.В.: А о какой идеологии в данном случае идет речь?

Н.С.: Для современного человека фамилия Кадыров ассоциируется не с Ахматом, а с Рамзаном. То есть это дань современному – не знаю как назвать, президентом, главой? – Чечни, который приобрел какое-то непонятно привилегированное положение. И это властям как-то хочется подчеркнуть. В этом заинтересованы властные круги Петербурга и, я уверен, Москвы.

Ю.В.: В Москве-то уже есть улица Ахмата Кадырова в Южном Бутове.

Н.С.: Москва и Петербург – разные вещи. Москва – столица всей страны. Она может всю страну в себя вобрать. Кадыров имеет отношение к Москве, он был подчинен московским властям, чего нельзя сказать о Петербурге. У нас есть куст улиц в Купчине, названный именами городов- побратимов.

Ю.В.: Да, и мест сражений.

Н.С.: Да, это тематические названия. Но для этого есть хоть какие-то основания.

Ю.В.: Мы не смогли договориться об участии в программе с инициаторами и сторонниками присвоения имени Кадырова этому мосту, но постараемся осветить их позицию по открытым источникам. Сторонники – и вице-губернатор Владимир Кириллов, и глава комитета по культуре Константин Сухенко - говорят, что так Петербург покажет свою открытость и миролюбие по отношению к народам, населяющим Россию.

Н.С.: При желании можно оправдать любой поступок. Эти выступления носят формальный характер и отражают точку зрения власти. СМИ – и печатные, и электронные – по поводу событий в Петербурге стараются давать разные и противоположные точки зрения. Вчера у меня взяло интервью информационное агентство Росбалт. Оно уже появилось в интернете. Я туда сегодня заглянул и обнаружил там пять мнений – мое, Басилашвили, Михаила Вишневского и еще двух человек, один из которых – русскоязычный писатель чеченского происхождения, живущий в Петербурге. Но ни одно мнение не выразило положительного отношения к этому акту.

Ю.В.: Герман Садулаев?

Н.С.: Да. Обычно СМИ заинтересованы дать противоположные мнения, чтобы показать свою объективность, но здесь это сделать не удалось.

Ю.В.: Я могу еще процитировать очень известного депутата заксобрания, Милонова. Он тоже за и обвинил противников в разжигании межнациональной розни. И он ведь отчасти прав? Националисты против наименования, и объясняют это тем, что Кадыров – чеченец, воевал против русских, призывал убивать как можно больше русских. Вам уютно в этой компании?

Н.С.: Это искусственная привязка. А Милонов – настолько одиозная фигура, что можно придумать какое-то событие, и я скажу отношение к нему Милонова. Это демагог и опасный человек, мнения которого надо пропускать через фильтр здравого смысла.

Ю.В.: Хорошо, оставим Милонова за скобками, пусть будет просто: есть мнение, что эта кампания разжигает национальную рознь.

Н.С.: Это мнение способствовало расколу общества. А это само по себе – преступление. Потом, существует закон о присвоении имен-топонимов, и после смерти человека должно пройти определенное время, чтобы можно было использовать его имя для топонима. Топонимическая комиссия должна состоять из специалистов, а не чиновников. И функция ее не законодательная, а совещательная. И включение туда чиновников, которые эти рекомендации будут претворять в жизнь, – безобразие. Если шесть или восемь человек не могли по уважительным причинам присутствовать на этом заседании, у них можно было взять письменное мнение по этому поводу. Не знаю, было ли сознательное желание расколоть общество, но для этого было сделано все. А здравомыслящих людей обвиняют в национализме.

Ю.В.: А с членами комиссии вице-губернатор Кириллов еще и персональные встречи проводил перед заседанием. Милонов же два года назад вносил предложение назвать улицу именем Кадырова. Тогда Георгий Полтавченко, губернатор, это предложение отклонил, как раз потому, что должен пройти определенный срок – 30 лет. А теперь, как я понял из объяснений чиновников, закон изменили, срок сократили, видимо, и стало возможным внести такое предложение. Это действительно так?

Н.С.: Я не знаю этих сроков, не знаю и об их сокращении – по-моему, они остались? Сейчас идут разговоры об увековечении памяти петербуржцев и ленинградцев, которые имеют прямое отношение к нашему городу. У нас есть свои герои. А именем Кадырова надо называть что-то в Чечне.

Ю.В.: Там его именем названо уже все, что возможно. А как Вы относитесь к возвращению финно-угорских имен? Ведь Дудергоф (Туутари) – это исторически финское, ингерманландское местечко.

Н.С.: Я на днях презентовал свою книгу "Петербургский фольклор с угро-финско-шведским акцентом, или почем фунт лиха в северной столице". У нас эти топонимы сохранены в огромном количестве. Сегодня они русифицировались, и многие не знают, что они имеют финно-угорские корни.

________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме