Игорь Лисов: почему падают российские ракеты?

  • 25 августа 2011
Старт ракеты "Союз-У" с кораблем "Прогресс" Правообладатель иллюстрации na
Image caption Ракета "Союз-У" считается одной из самых надежных в мире

В четверг в результате отказа двигателя третьей ступени ракеты-носителя "Союз-У" потерпел аварию грузовой автоматический корабль "Прогресс". Он упал в районе Горного Алтая, не причинив жертв и разрушений.

После этой аварии в России и за ее пределами стали все чаще задаваться вопросом: в чем причина того, что аварии в российской космонавтике за последнее время участились?

В интервью Русской службе Би-би-си Игорь Лисов, редактор и обозреватель журнала "Новости космонавтики" подчеркнул, что на самом деле речь идет о довольно надежной космической технике.

На сайте bbcrussian.com - интерактивная карта мира спутников: где, что и чье на околоземной орбите

Игорь Лисов: Это, действительно, первый случай, когда "Прогресс" не долетел до орбиты и не выполнил своей задачи. До сих пор это был чрезвычайно успешный корабль, он совершил более 100 успешных рейсов подряд.

В космической технике абсолютной надежности не бывает, и для каждой конкретной задачи выбирается конкретный уровень надежности. Одно дело, если вы запускаете спутник, другое - если запускаете человека.

При запуске беспилотных аппаратов в какой-то момент затраты на обеспечение надежности начинают превышать убытки от возможной аварии. "Прогресс" как раз и летал на этой грани, и летал вполне успешно.

Кстати, "Прогресс" ни в чем не виноват, речь идет об аварии ракеты-носителя "Союз-У", ее третьей ступени.

Опять же, эта ракета считается одной из самых надежных в мире. Она совершила более 750 полетов, и потерпела аварию в 20 случаях.

Би-би-си: Но ведь это уже четвертая авария за последние полгода в российской космонавтике

И.Л.: Во всех случаях имели место разные отказы на разных изделиях. Тут дело в двух вещах. Во-первых, если теряется контроль качества, если люди перестают болеть душой за то, что они делают, то, к сожалению, могут быть ошибки, которые приводят к авариям.

Космическая техника - очень строгая вещь, и очень часто небольшой ошибки оказывается достаточно для гибели ракеты. С другой стороны, есть вещи, которые на уровне разработки не доведены до конца.

Например, "Бриз-М", который не вывел на орбиту спутник "Экспресс-4М", в принципе в девяти случаях из 10 срабатывает очень хорошо. Но в одном случае с ним могут происходить неожиданные вещи. Причем в таких случаях очень часто с ним отсутствует связь и о том, что случилось на его борту, приходится судить лишь по косвенным признакам.

Би-би-си: А что сейчас происходит с контролем качества? Как он изменился?

И.Л.: В космической промышленности всегда работала военная приемка. Это был очень строгий контроль, но достаточно ограниченный по объему. Военпреды проверяли соответствие каждого выпущенного изделия документации на него. Если документация содержала ошибки, они оказывались бессильными.

Проблема в том, что во многих случаях начинают летать и эксплуатироваться изделия, которые до конца не доведены. Это происходит из-за того, что космическая отрасль не может опираться, как это было в советское время, на лучших из лучших. На это просто не хватает средств.

Тот уровень зарплат, который существует в отрасли, особенно в Москве и Подмосковье, может привлечь либо фанатиков, либо троечников. К сожалению, фанатиков очень мало, а троечники хорошую вещь не сделают. Руководство страны эту проблему сознает не до конца.

Би-би-си: Не идет ли вообще речь о закате космонавтики в мировом масштабе?

И.Л.: Дело в том, что в настоящее время программа пилотируемых полетов не имеет обоснования. Либо мы хотим лететь осваивать Солнечную систему, начиная с создания постоянной базы на Луне и экспедиции на Марс, либо мы этого не хотим. В последнем случае непонятно, зачем существует гигантская Международная космическая станция, на которой ведется множество интересных исследований, а практического выхода не видно. Проще иметь небольшую орбитальную лабораторию для прикладных исследований.

Новости по теме