Помнить все: благо и беда людей, которые ничего не забывают

  • 10 февраля 2016
Лицо женщины, полустертое изображение Правообладатель иллюстрации iStock

Есть такие люди (их немного), которые способны вспомнить едва ли не каждый день своей жизни в мельчайших подробностях. В результате многолетних исследований неврологи, а вместе с ними и обозреватель BBC Future, поняли, как это им удается.

Для большинства из нас память - это своего рода альбом, набитый без всякой системы нечеткими и выцветшими снимками нашей жизни.

И как бы мы ни пытались удержать прошлое в памяти, даже самые яркие его моменты со временем вымываются.

А вот спросите Ниму Вейзеха, что он делал в каждый из дней, составляющих последние 15 лет, и он с протокольной точностью сообщит вам, какая была погода, во что он был одет и с какой стороны вагона он сидел в поезде, когда ехал на работу.

"Моя память напоминает коллекцию кассет формата VHS, на которых по кадрам записан каждый день моей жизни о пробуждения до отхода ко сну", - объясняет он.

Память-календарь

Вейзех даже может назвать точную дату, когда начали записываться эти кассеты – 15 декабря 2000 года, когда он встретил свою первую девушку на вечеринке по случаю 16-летия его лучшего друга.

У него и раньше была хорошая память, но, похоже, что душевный трепет, вызванный первой юношеской любовью, сдвинул в его памяти какой-то рычажок: с тех пор он стал подробно "записывать" всю свою жизнь. "После этого я мог рассказать всё о каждом своем дне".

Стоит ли говорить, какой невероятный интерес представляют такие люди, как Вейзех, для ученых-неврологов, которые надеются понять, каким образом мозг записывает течение нашей жизни.

Поспешные объяснения, такие, например, что это может быть связано с аутизмом, оказались беспочвенными.

Однако в последнее время появилось несколько публикаций, открывших некое окно, через которое можно заглянуть внутрь необыкновенного сознания таких людей.

Эти изыскания даже дают определенные основания полагать, что все мы способны заново пережить свое прошлое с поразительной отчетливостью.

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Джилл Прайс вела дневник, пытаясь избавиться от навязчивых воспоминаний, и была вознаграждена: эти записи позволили ученым проверить ее утверждения

Феномен исключительной автобиографической памяти (Highly superior autobiographical memory – HSAM) впервые был подробно описан в 2006 году на примере молодой женщины по имени Джилл Прайс.

Переписываясь по электронной почте с нейробиологом, исследователем свойств памяти Джимом Макго из Университета Калифорнии в Ирвайне, она как-то заявила, что может вспомнить каждый день своей жизни с 12-летнего возраста. Она спрашивала, может ли он объяснить этот случай?

Макго был заинтригован и пригласил Прайс в свою лабораторию, где начал ее тестировать.

Он называл какую-нибудь дату и просил ее рассказать о событиях того дня. Верная своему слову, она почти никогда не ошибалась.

По удачному стечению обстоятельств, на протяжении всего этого времени Прайс вела дневник, что давало исследователям возможность сверять ее воспоминания с ее же записями.

И опять она оказалась права в большинстве случаев.

Через несколько лет таких несистематических исследований они решили подвергнуть ее новой спонтанной проверке: "Назовите даты всех ваших визитов в нашу лабораторию". В то же мгновение она перечислила все их встречи.

"Никто из нас не был в состоянии вспомнить весь этот список", - отметил Макго и его коллеги.

Они сравнили ее отчет со своими собственными записями и обнаружили, что она была абсолютно точна.

Вскоре за эту ее способность "вспомнить все" ухватились журналы и кинодокументалисты, и благодаря последующему вниманию СМИ несколько десятков других носителей этого феномена (в их числе был и Вейсех) "вышли из тени" и обратились к команде ученых в Университете штата Калифорния в Ирвайне.

Во время одного из визитов Вейсеха в лабораторию его память оказалась настолько точной, что ему пришлось поправить тестовое задание, согласно которому нужно было назвать конкретную дату, когда Майкл Фелпс выиграл свою восьмую золотую медаль во время Пекинской Олимпиады в 2008 году.

Самым интригующим представляется то обстоятельство, что память таких людей в самой высокой степени сосредоточена на них самих.

Хотя они могут в мельчайших подробностях вспомнить события собственно жизни, они мало чем отличаются от среднестатистических граждан, если нужно запомнить обезличенную информацию, например, наборы случайных слов.

Далеко не всегда они способны запомнить, скажем, то, что только что пили.

"Иногда я не могу вспомнить, что случилось пять минут назад, но помню подробности, относящиеся к 22 января 2008 года", - сказал Билл, попросивший не называть его настоящего имени во избежание нежелательного внимания к себе.

Хотя их память весьма обширна, они подвержены некоторым ошибкам, которые делаем мы все.

В 2013 году Лоуренс Патихис, работающий сейчас в Университете южного Миссисипи, вместе с коллегами установили, что люди с феноменом HSAM могут предаваться "ложным воспоминаниям".

Например, их можно подтолкнуть к тому, что они вспомнят мировые события, которые никогда в действительности не происходили.

Яйцо или курица

Понятно, что никакой идеальной памяти в природе не существует. Разум этих людей пользуется теми же несовершенными инструментами, на которые полагаемся все мы.

Вопрос в другом - как они это делают?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption HSAM сродни набору специальных знаний и навыков – как в музыке или спорте. Но специализация обладателей такой памяти – их собственная жизнь

Кое-какие подсказки дают наблюдения за тем, как эволюционирует такая память с течением времени.

Крэйг Старк из Университета Калифорнии в Ирвайне не так давно провел серию экспериментов, в ходе которых расспрашивал обладателей HSAM о событиях их жизни неделю, месяц и год спустя.

Страк хотел проследить, как меняются их воспоминания по мере удаления от той или иной точки отсчета.

Он подумал, например, что люди с исключительной автобиографической памятью изначально запоминают большее количество деталей, как только событие происходит.

Различия проявляются несколько месяцев спустя: тогда как в памяти одних людей они бледнеют и стираются, у обладателей HSAM подробности события остаются все такими же свежими.

"Должно быть, все дело в том, как они удерживают информацию - в отличие от всех остальных", - говорит Страк.

К разочарованию ученых, сканирование мозга не выявило сколь бы то ни было значительных анатомических различий, позволивших объяснить, как это происходит.

"Это вовсе не значит, что у них есть какая-то дополнительная доля или "третье" полушарие мозга", - продолжает Старк.

В самом деле, они же могли обнаружить какие-то характерные черты, например - дополнительные нейронные связи между лобными долями мозга, участвующими в процессе аналитического мышления, и гиппокампом, парной структурой в форме морского конька расположенной в височных отделах, которая считается "печатным станком" памяти.

Впрочем, вполне вероятно, что эта способность – результат их навыков, а не причина.

Ведь, в конце концов, постоянная практика в совершенствовании любых навыков, будь то в музыке, спорте или иностранных языках, способна приводить к образованию в мозге более эффективных нейронных сетей.

"Это как в споре о первенстве курицы или яйца", - объясняет Старк.

Ключ к разгадке лежит, похоже, в неких более общих шаблонах мышления и привычках.

Патихис недавно протестировал 20 человек с феноменом исключительной автобиографической памяти и установил, что они набрали особенно много очков в двух категориях – "склонность к фантазированию" и "поглощение".

Склонность к фантазированию считается проявлением воображения и мечтательности, тогда как способность к поглощению позволяет человеческому сознанию погружаться в ту или иную деятельность и с полным вниманием впитывать ощущения и переживания.

"Я очень восприимчива к звукам, запахам и зрительным деталям, - объясняет Николь Донохью, принимавшая участие во многих таких опытах. – Определенно, я воспринимаю многие вещи острее, чем обычный человек".

Неизвестные триггеры

Поглощение помогает им заложить прочный фундамент для воспоминаний, говорит Патихис, а склонность к фантазиям означает, что они снова и снова возвращаются к этим воспоминаниям в последующие недели и месяцы.

Всякий раз, когда исходный отпечаток воспоминания проигрывается заново, он становится только сильнее.

В каком-то смысле вы тоже испытывали это на себе после значительных событий собственной жизни, таких, как день свадьбы, например.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Исключительная память затруднит бегство от болезненных воспоминаний прошлого

Отличие обладателей HSAM от всех прочих заключается в том, что благодаря своим психологическим особенностям они проделывают это день за днем на протяжении всей своей жизни.

Впрочем, не каждый, кто склонен предаваться фантазиям, может развить в себе исключительную автобиографическую память.

Как полагает Патихис, что-то должно заставлять их думать о своем прошлом, скажем, фильмы или самолеты.

"Возможно, какие-то переживания детства привели их к одержимости календарями и тем, что с ними случалось", - говорит Патихис.

Сами объекты наблюдений затруднялись назвать какой-то конкретный триггер (т.е. автоматическую поведенческую реакцию на внешние раздражители).

Вейсех, однако, знает, что его исключительная автобиографическая память впервые проявилась после встречи с первой любовью, но он по-прежнему не может объяснить, почему именно эта девушка "включила" его необычную способность.

Вооружившись данными научных изысканий, сможем ли мы научиться думать и вспоминать, как Вейсех, Донохью или Билл?

Идея заинтриговала Старка. Некоторые из его коллег надеются запустить мобильное приложение, которое могло бы побудить людей заняться активными и тщательными репетициями свойств, которые наблюдаются у обладателей HSAM, чтобы понять, приведет ли это к повышению качества последующих воспоминаний.

Уже имеющиеся данные показывают, что такой подход может оказаться эффективным.

Как явствует из результатов одного недавнего исследования, простое воспроизведение в течение нескольких секунд какого-нибудь события сразу после того, как оно произошло, позволяет лучше вспомнить подробности неделю спустя. (Почитайте статью "Как улучшить память за 40 секунд").

Применительно к реальной жизни Старк сравнивает это с физическими упражнениями: идея суперпамяти, может быть, и хороша в теории, но труднодостижима на практике.

"Вот смотрите: многие из нас могли быть иметь натренированные атлетические тела. Побудительных мотивов хватает, и все же мало кто из нас начинает заниматься всерьез".

Когда я говорил с людьми, обладающими исключительной автобиографической памятью, они определенно соглашались, что это – не стопроцентное благо.

Плюс этого свойства в том, что оно позволяет заново переживать то, что изменило и обогатило вас в прошлом. Вейсех, например, оказался своего рода эрудитом.

В юности он много путешествовал по миру, участвуя в международных соревнованиях по тхэквондо, а в свободное время посещал местные художественные галереи.

Возможно, именно потому, что любовь к искусству у него в крови, "репродукции" увиденных им картин отложились в глубинах его автобиографической памяти.

Правообладатель иллюстрации iStock
Image caption Человек с исключительной автобиографической памятью запомнил тысячи картин и сам стал профессиональным художником

"Представьте себе, что вы помните каждую картину на каждой стене в каждой галерее почти в 40 странах, - говорит он. – Это обширная программа самообразования в области искусствоведения".

Вооружившись энциклопедическими знаниями по истории искусств, он позже стал профессиональным художником с творческим псевдонимомEnigma of Newyork.

Аналогичным образом, его память способствовала его исследовательской работе на соискание докторской степени в области дизайна и технологий, поскольку позволила ему аккумулировать солидный массив знаний.

Донохью, работающая сейчас учителем истории, соглашается, что исключительная память помогла ей на определенных этапах образования: "Я могу точно вспомнить, что учила в школе в тот или иной день Я могу представить себе, что говорил учитель, или что и как выглядело в книге".

Однако далеко не все обладатели HSAM ощутили на себе подобные блага.

Джилл Прайс ненавидела школу, и это, похоже, не позволяет ей получить доступ к знанию дисциплин, которые она изучала.

Очевидно, что информация должна быть индивидуально значимой, чтобы закрепиться в памяти.

Видение прошлого в высоком разрешении порой мешает преодолеть боль и сожаление.

"Бывает очень трудно забыть неловкие моменты, - замечает Донохью. – Ты заново испытываешь те же эмоции. Они остаются все такими же болезненными и отчетливыми. Нельзя перекрыть поток воспоминаний, как ни старайся".

Вейсех согласен: "Это как открытые раны, часть тебя".

Следовательно, им приходится прилагать особые усилия, чтобы прошлое оставило их в покое.

Билл, например, часто испытывает болезненные вспышки памяти, когда нежелательные воспоминания вторгаются в его сознание.

В целом же он счел, что это лучший способ избегать повторения прежних ошибок.

"Некоторые люди буквально растворены в прошлом, но закрыты для новых воспоминаний. Со мной все по-другому. Я жду каждого дня, чтобы испытать что-то новое".

Вейсех даже думает, что это качество сделало его добрее и терпимее.

"Некоторые люди говорят, "прощайте - и вам простится", но поскольку я лишен роскоши забывать, я должен научится по-настоящему прощать, - говорит он. – И не только других, но и самого себя".

Новости по теме