Феромоны: секрет сексуальной привлекательности или заблуждение?

  • 25 мая 2016
Нижняя половина женского лица Правообладатель иллюстрации Getty

Действительно ли запах человека несет в себе феромоны, которые действуют как афродизиаки, привлекая потенциальных сексуальных партнеров? Обозреватель BBC Future решил выяснить всю правду.

В 2010 году несколько десятков человек собрались в арт-галерее в нью-йоркском Бруклине, чтобы понюхать грязные футболки.

Вечеринка фетишистов? Вовсе нет - собравшиеся лишь хотели проверить, можно ли использовать обоняние для завоевания симпатий противоположного пола.

Правила на "феромонной вечеринке" были простыми: человек открывал запечатанный пакет с номерком, где лежала футболка, которую другой участник успел поносить.

Если запах открывшему нравился, с владельцем футболки можно было организовать свидание.

Необычное мероприятие имело успех, и с тех пор подобные встречи уже проходили в Лос-Анджелесе и Лондоне. Как писал один журнал, это отличный вариант для тех, кто "ищет любовь, полагаясь на свой нюх и святую веру во всесилие науки".

Представление о том, что феромоны могут помочь человеку найти сексуального партнера и спутника жизни, прочно укоренилось в массовой культуре. Некоторые даже покупают духи, которые рекламируются как "приворотное зелье".

В некоторых таких духах содержится андростенон - самое мощное вещество из тех, которые призваны повышать сексуальное влечение.

Как заявляют продавцы, оно усиливает женское либидо, а мужчин делает более привлекательными.

Другое вещество - андростенол - как утверждается, облегчает переход к более близкому общению.

Если верить рекламе различных феромонов, они могут сделать человека более раскованным, подчеркнуть мужественность или помочь расслабиться во время сексуальной близости.

Что же думает по этому поводу наука? Могут ли феромоны сделать нас сексуальнее? Действительно ли любовь витает в воздухе - или же это просто банальный запах человеческого тела?

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Термин "феромон" появился в 1959 году, когда ученых увлекло новое направление науки

Термин "феромон" появился в 1959 году, когда Петер Карлсон и Мартин Люшер из Института биохимии имени Макса Планка в Мюнхене предположили, что в облаке молекул, испускаемых животными, есть те, которые играют особую роль.

Эти вещества чем-то похожи на гормоны, однако они не циркулируют в крови, а выбрасываются наружу, чтобы влиять на поведение и физиологию других животных.

В отличие от обычных пахучих веществ, молекулы которых могут вызывать самую различную реакцию, механизм выделения феромонов развился в ходе эволюции для достижения вполне определенной цели при взаимодействии представителей одного вида.

В том же году был открыт первый феромон - бомбикол. Это вещество, которое выделяется самками тутового шелкопряда (Bombyx mori) и привлекает самцов на расстоянии многих километров.

Таким образом, бомбикол стал первым известным сексуальным феромоном - природным афродизиаком, переносимым по воздуху.

Бомбикол идеально подошел под определение феромона: во-первых, это простое вещество, состоящее всего из одной молекулы. Во-вторых, его действие узконаправленно - он действует только на один вид бабочек.

А в-третьих, он стабильно вызывает одну и ту же реакцию: самцы устремляются на источник этого вещества, даже когда поблизости нет ни одной самки.

Научную общественность охватил ажиотаж. Гормоны сразу были забыты как прошлый век, все бросились на изучение феромонов.

Вскоре после публикации пары сенсационных исследований один автор писал: "Последние 40 лет были поистине блестящим временем для эндокринологии; теперь же мы стоим на пороге расцвета экзокринологии".

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Рецепторы мышей могут улавливать целый ряд химических сигналов, людям же этого не дано

И расцвет действительно начался. Упоминания о феромонах все чаще стали встречаться на страницах научных журналов.

Оказалось, что все формы жизни, от микробов до мышей, используют эти химические регуляторы, чтобы изменять поведение своих соплеменников.

Феромонами пронизаны воздух, земля и Мировой океан. Некоторые из них даже передаются напрямую, от особи к особи, как персональные молекулярные сообщения.

Кроме того, сексуальные феромоны были лишь началом. Ученые стали находить молекулы со всё новыми функциями: от регулирования репродуктивных циклов потенциальных партнеров до участия в механизме памяти.

И вот в 1971 году исследователи феромонов добрались и до людей.

Сначала было сделано открытие, которым в наше время никого уже не удивишь: у женщин, долго находящихся в одном пространстве, синхронизируются менструальные циклы.

Эта закономерность была отмечена в знаменитом исследовании Марты Макклинток, опубликованном в журнале Nature, когда она была еще студенткой Колледжа Уэллсли в штате Массачусетс.

Макклинток обратила внимание на то, что у 135 девушек, живших в одном пригородном студенческом общежитии в течение полугода, менструальные циклы сдвигались в сторону синхронизации.

С тех пор на это исследование многократно ссылались как на доказательство существования человеческих феромонов, способных синхронизировать репродуктивный период у женщин.

"Всем, кто рассказывает подобные истории, хочется, чтобы это было правдой, - говорит Тристрам Уайатт из Оксфордского университета. - Но на поверку оказывается, что это, скорее всего, не так".

Многочисленные исследователи, пытавшиеся воспроизвести результаты Макклинток, так и не смогли этого сделать, и в какой-то момент один из ее научных сотрудников, внимательно изучив данные, пришел к выводу, что наблюдаемый феномен мог быть не более чем статистическим артефактом.

Правообладатель иллюстрации SPL
Image caption Обонятельные рецепторы в нашем носу отлично воспринимают запахи, но феромоны - совсем другое дело

Иными словами, к одному и тому же результату могла с равной вероятностью привести как химическая коммуникация, так и банальная случайность.

Длина и периодичность менструального цикла (5 дней из 28), а также его нерегулярность делают подобную синхронизацию весьма вероятной.

Однако в 70-е это предполагаемое открытие вскружило многим голову. Основываясь на исследовании Макклинток, британский врач Алекс Камфорт написал статью под названием "Вероятность обнаружения человеческих феромонов", где выразил уверенность в том, что до открытия феромонов homo sapiens осталось совсем немного.

И он был прав.

В том же году в журнале New Scientist было опубликовано письмо Х. Кука, где автор рассказывал о том, что ему удалось обнаружить как минимум два феромона - в человеческом дыхании и поту.

Один, насколько автор мог судить, имел чесночный запах.

"Он содержится в воздухе, выдыхаемом женщиной, которая находится в состоянии полового возбуждения, и при этом не связан с поеданием чеснока", - уверял Кук.

Он также предположил, что этот феромон оказывает на мужчин возбуждающее действие, и именно поэтому женщины издревле добавляют чеснок в пищу.

"Второй человеческий феромон - это запах страха, который, безусловно, ощущают собаки", - продолжал автор, забыв о том, что феромоны по определению действуют в рамках одного вида.

Разумеется, такие заявления научным сообществом не принимались всерьез.

Однако были и другие, которые оставили более существенный след. Так, если попытаться проследить, откуда появилась современная идея о сексуальных феромонах человека, то наши поиски приведут нас на конференцию, которая состоялась в 1991 году в Париже.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption У нас мало фактов, которые могли бы подтвердить, что люди или их братья-приматы могут чувствовать наличие химических веществ в воздухе так же, как, например, мыши

В начале того же года биохимики Линда Бак и Ричард Эксел из Колумбийского университета в Нью-Йорке обнаружили у мышей группу рецепторов, отвечающих за обоняние, каждый из которых кодируется отдельным геном.

Было доказано, что рецепторы, расположенные в носу млекопитающего, связываются с определенными пахучими веществами, запуская каскад сигналов, идущих по нейронам в мозг.

В зависимости от объема и соотношения веществ возникают различные запахи - мозг в некотором смысле считывает обонятельный штрихкод.

"Тогда мы впервые увидели, как работает обоняние", - говорит Уайатт. В 2004 году Бак и Экселу за эту работу присудили Нобелевскую премию.

Вместе с тем на конференции 1991 года внимание публики привлекло еще одно исследование. Двое психиатров из Университета Юты заявили о том, что нашли у людей два сексуальных феромона.

"Они тогда наделали шуму, - вспоминает Ричард Доти, директор Центра исследования обоняния и вкуса при Пенсильванском университете в Филадельфии. - Хотя всем и показалось, что это довольно странная история".

Исследователи заявили, что у 49 добровольных участников эксперимента "предполагаемые человеческие феромоны" увеличивали интенсивность электрических сигналов между вомероназальным органом и головным мозгом.

У мышей, а также многих других млекопитающих, этот орган, который также называют "вторичным носом", улавливает ряд химических сигналов - независимо от первичной обонятельной системы.

Исследование 2000 года, автором которого была Марта Макклинток, подтвердило эти выводы, что и привело к росту популярности идеи о человеческих феромонах.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Запах, особенно знакомый, может привлекать, но к феромонам это не имеет никакого отношения

Тем не менее нет никаких доказательств того, что приматы, к которым относится и человек, умеют различать химические сигналы так же, как мыши.

У людей вомероназальный орган - это лишь рудимент, оставшийся от животных предков. Он состоит всего из нескольких пор внутри носовой полости, а нейронные связи между ним и мозгом у приматов почти отсутствуют.

"У людей ничего подобного нет", - говорит Джордж Прети из Центра исследования органов химического чувства в Филадельфии.

Но и сегодня на рынке можно найти все те же человеческие феромоны.

На самом деле некоторые исследователи, среди которых Ричард Доти, директор Центра исследований обоняния и вкуса в Филадельфии, считают, что феромоны не имеют существенного влияния ни на один из видов млекопитающих.

"Нет никаких фактов, подтверждающих наличие сигналов, которые воздействуют на поведение так, как нам хотелось бы думать", - говорит ученый.

Эта точка зрения была наиболее популярна в 1970-е годы, и Доти был одним из ее главных сторонников.

Млекопитающие, по мнению многих исследователей, слишком сложно организованы, чтобы такие простые молекулы могли влиять на их поведение.

Как писал один автор в 1976 году, "вероятно, не стоит извращать понятие феромона, столь полезное в исследовании поведения и физиологии насекомых, используя его для описания поведения млекопитающих".

Возьмем, к примеру, копулины - молекулы, обнаруженные в конце 1960-х у лабораторных макак-резусов.

Копулины, представляющие собой вагинальный секрет самок, вызывают сексуальное возбуждение, позывы к мастурбации и активное сексуальное поведение у самцов.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption Проверить действие феромонов можно только на новорожденных младенцах

Тем не менее они не являются феромонами. Самцы, принимавшие участие в исследовании, уже встречали тех самок раньше и возбуждались, поскольку узнавали их по характерному запаху.

Таким образом, копулин представляет собой скорее ароматическое вещество, чем феромон. И действительно, его часто используют в производстве духов.

И таких примеров много, отмечает Доти, - многие исследования страдают от такой неточности в терминологии.

"Феромоном называют все что угодно - это слово уже давно перестало быть научным термином", - констатирует ученый.

Значительная часть так называемых феромонов содержит множество химических веществ, поэтому не удовлетворяют критерию простоты.

Некоторые из них "работают" лишь на отдельных испытуемых и не оказывают никакого эффекта на других.

И так же, как в случае с копулинами, их действие в основном объясняется наличием предыдущего опыта общения особей и распознаванием знакомого запаха.

Несколько лет назад Джейн Херст из Ливерпульского университета была согласна с Доти: млекопитающие и тем более люди слишком сложны, чтобы феромоны могли сыграть в их жизни сколько-нибудь значимую роль.

Однако в 2010 году она обнаружила новый вид белка - дарцин, который содержится в моче самцов мышей.

Этот белок, названный в честь любимца всех женщин мистера Дарси из романа "Гордость и предубеждение", не только привлекает самок, но и выступает в качестве стимулятора памяти, помогая им запомнить специфический запах самца и место встречи с ним.

Таким образом, белок функционирует и как аттрактант (вещество, привлекающее противоположный пол), и как усилитель памяти.

Интересно, что без дарцина - одного-единственного вида сигнального белка - самка перестает испытывать интерес к противоположному полу и не помнит предыдущих отношений.

"Я изменила свое мнение, - говорит Херст, ранее решительно опровергавшая идею существования феромонов у человека. - Есть определенные химические вещества, которые имеют право называться феромонами".

Для того чтобы выделить дарцин, Херст и ее коллегам пришлось вернуться к истокам. Они выделили активное вещество из мочи при помощи метода, взятого из первоначального исследования бомбикола 1959 года.

Выделенный феромон испытали на мышах. Оказалось, что чистый дарцин вызывает у животных ту же реакцию, что и моча.

Для того чтобы исключить фактор знакомого запаха, самок растили отдельно от самцов - они не видели, не слышали и не чувствовали запах самца ни разу в жизни.

В таких условиях реакция может быть только врожденной - обусловленной генами и нормальным развитием, а не опытом, полученным в течение жизни.

Вопрос в том, можем ли мы сделать то же самое с людьми? Ответ ученых: маловероятно.

"У людей практически невозможно проверить действие феромонов изолированно", - объясняет Херст.

Многолетний опыт общения с противоположным полом, личные предпочтения и отсутствие рефлекторных реакций - это помехи, влияние которых неизбежно исказит результаты исследования, как бы тщательно оно ни было организовано.

Поведение человека определяется столь огромным количеством внешних факторов, что однозначных выводов из эксперимента сделать будет нельзя.

Тем не менее это, возможно, не касается новорожденных. "С детьми работать гораздо проще, чем со взрослыми, - они еще не накопили опыта и не подверглись воздействию культуры", - говорит Уайатт.

Исследование, проведенное в 2009 году, указало возможный путь вперед.

При грудном вскармливании железы возле соска матери набухают и выделяют вместе с молоком дополнительный секрет.

Когда сосок оказывается возле лица младенца, это неизменно вызывает стереотипное поведение: дети открывают рот, высовывают язык и начинают сосать. Они так пытаются получить питание.

Важным фактом оказалось то, что секрет, взятый у других матерей, вызывает у детей точно такую же рефлекторную реакцию.

Следовательно, можно исключить вероятность того, что дети просто опознавали запах своей матери.

Как говорит Тристрам Уайатт, ученые надеются найти первый человеческий феромон именно при помощи этого ареолярного секрета.

Если искомое вещество удастся выделить и синтезировать в лаборатории, оно сможет помочь детям, имеющим проблемы с захватом груди - одной из основных причин детской смертности во многих развивающихся странах.

В сельских районах Ганы, например, по имеющимся оценкам, один час задержки в кормлении грудью после рождения является причиной 22% детской смертности.

Это также способствовало бы изучению феромонов в целом.

"Если мы обнаружим феромон молочных желез, то с большей уверенностью сможем вести поиск и других феромонов, способных воздействовать уже на взрослый организм", - отмечает Уайатт.

"Хотя в конечном итоге мы можем прийти к выводу, что человеческих феромонов не существует: ведь ни одна молекула такого рода до сих пор не найдена".

Получается, единственное, что можно с уверенностью сказать на данный момент, - это то, что у людей есть запах…

Новости по теме