Почему русская литература мало говорит по-английски

  • 19 апреля 2011
Памятник Чехову в Москве
Image caption Англичане воспринимают Чехова как "своего" автора, и почти каждая новая постановка сопровождается новой версией текста

Количество переводной литературы в Британии традиционно невелико – она составляет около 3% всей издательской продукции. В этом отношении ситуация в России совершенно другая, больше похожая на ту, что сложилась в континентальной Европе: зарубежная литература остается чрезвычайно популярной.

Книги, переведенные с английского, остаются одними из самых любимых среди российских читателей. Однако и в Британии интерес к авторам, пишущим на другом языке, в том числе на русском, в последнее время растет, особенно у молодежи.

Недавно завершившаяся в Лондоне международная книжная ярмарка стала местом встречи издателей, приехавших сюда, чтобы купить или продать права на переводы.

Может ли перевод на иностранный язык подарить книге новую жизнь, сделать ее бестселлером в чужой стране? Такие примеры существуют.

Новый Гроссман и вечно молодой Чехов

Знаменитый британский переводчик с русского Роберт Чандлер в последние несколько лет вернулся к произведениям Василия Гроссмана, автора романа "Жизнь и судьба". В прошлом году вышел его перевод повести "Все течет", за ним последовал сборник рассказов и эссе "Дорога".

Популярность книг Гроссмана в Британии и Америке сегодня неизмеримо выше, чем в России. Чандлер не считает это своей личной заслугой – по его мнению, Гроссману по ряду причин больше повезло с аудиторией за границей, чем на родине.

Image caption Борис Акунин – один из самых издаваемых в Англии современных русских писателей

Из множества современных русских писателей на английский переведены лишь единицы, среди них – весьма популярные в Британии Борис Акунин и Виктор Пелевин (первого любят как автора детективов, последнего записывают в жанр "фэнтези").

Классиков тут ценят больше; их то и дело переиздают, руководствуясь принципом, что перевод должен отражать черты своего времени и потому его требуется периодически обновлять. Особенно характерно это для драматургии: так, едва ли не каждая постановка Чехова на британской сцене сопровождается новой версией текста.

В то же время Оливер Рэди, работающий сейчас над новым переводом "Преступления и наказания", подчеркивает, что Достоевский не теряет своей актуальности и не нуждается в стилизации; смысл его произведений находится вне времени, а значит, изобретать какой-либо новый стиль не следует.

Слишком далекое и непонятное

Британские издатели подходят к выбору книг для перевода осторожно. Издавать их, как правило, невыгодно – не всегда удается оправдать затраты на покупку прав, часто приходится экономить на переводе.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Дмитрий Быков пока еще не завоевал британский книжный рынок

Тем не менее, для Алессандро Галленци, директора издательства Alma Books, специализирующегося на переводах европейской литературы, качество перевода очень важно. Русская классика занимает особое место в каталоге Галленци: недавно он выпустил, в частности, "Дневники Софьи Толстой" (книга произвела фурор в англоязычном мире) и новую английскую версию "Записок юного врача" Булгакова.

Что до современных писателей, в Alma Books выходили – с более скромным успехом – романы Дмитрия Быкова и Александра Терехова.

Издательство Dalkey Archive Press публикует авторов, которые были незаслуженно забыты или не переводились прежде. Именно тут много лет спустя после первой публикации вышли по-английски книги Виктора Шкловского и Андрея Битова.

Директор издательства Джон О'Брайен пожаловался, что найти новую и одновременно хорошую литературу в России сегодня – дело непростое. Несмотря на огромное количество русских книг, темы, которым они посвящены, по-прежнему малоинтересны англоязычным читателям; по крайней мере, так считают те, кто следит за британским рынком.

Трудный хлеб переводчика

Нередко русская литература попадает в Британию из-за океана – в Америке переводами занимаются больше. Издатели и переводчики часто спорят о необходимости отражать в переводе особенности языка той страны, на которую он рассчитан. Впрочем, в наш мультикультурный век это не столь важно – читатель вполне способен применить воображение и перенестись из одной среды в другую.

Трилогия Владимира Сорокина "Лед", недавно вышедшая в Америке, была отмечена британскими критиками; есть надежда, что его будут читать и здесь. То же можно сказать о Людмиле Петрушевской – ее рассказы стали известны англоязычному миру благодаря американским переводчикам.

Недостатка в переводчиках с русского в Британии нет; скорее можно говорить о невостребованности их таланта. Хотя плата, которую они получают, в среднем превышает российские гонорары, им все равно нередко приходится переводить в свободное от основной работы время.

Те же, кто, подобно Эндрю Бромфилду, переводчику Пелевина и Акунина, живут этим трудом, вынуждены работать целыми днями. В этом отношении они мало чем отличаются от своих российских коллег.

Формула успеха для издателя, как правило, начинается с читательского интереса. Как его формировать и оценивать – вопрос, точного ответа на который не знает никто; слишком много неизвестных тут задействовано.

Ясно одно: англоязычному читателю еще предстоит открыть для себя множество русских писателей, переведенных впервые или заново.

Выбрав Россию почетным гостем Лондонской ярмарки в этом году, ее организаторы стремились способствовать распространению русской литературы на Западе. Судя по живому интересу к представленным российскими издателями и агентами книгам, первые шаги в этом направлении уже сделаны.

Новости по теме