СПИД в Таджикистане остается запретной темой

  • 6 мая 2011
Имамы на курсах Правообладатель иллюстрации
Image caption Представители общественных движений потратили несколько лет на то, чтобы убедить духовенство пройти курс обучения

Религиозные лидеры Таджикистана объявили о планах создать первую национальную межконфессиональную сеть, с помощью которой они намерены изменить негативное отношение к ВИЧ-инфицированным и больным СПИДОМ в Центральной Азии.

Первые сто таджикских мусульманских проповедников уже прошли краткосрочные курсы обучения, которые проводятся при поддержке международных доноров и правительства Таджикистана в рамках нового проекта по борьбе с дискриминацией людей с ВИЧ и СПИДом.

Учитывая особенности региона, где в последние годы сильно возросло влияние религии, эксперты подчеркивают необходимость более активного привлечения духовенства к инициативам властей.

Однако наблюдатели отмечают, что многие священники пока не готовы к такому диалогу.

"Болезнь безнравственности"

По словам авторов инициативы, им понадобилось несколько лет, чтобы убедить богословов в своих проповедях обращаться к теме ВИЧ и дать согласие пройти обучающие курсы.

Работать с медиками и сегодня соглашаются не все служители культа.

Вместе с тем, по словам директора Центра по психическому здоровью и ВИЧ-СПИД Таджикистана Манижи Хаитовой, нельзя не учитывать авторитет духовенства, которое может изменить отношение общества к ВИЧ-инфицированным.

Последние продолжают скрывать свой статус, боясь огласки и преследования. А осведомленность самих представителей духовенства о ВИЧ-СПИД, по ее словам, пока оставляет желать лучшего.

"Когда мы только начинали проект, многие священники не хотели принимать участие в этих тренингах. Они считали, что этот вопрос не касается их общин. По мнению многих богословов, в Таджикистане нет и быть не может подобной проблемы среди мусульманской общины", - рассказывает Манижа Хаитова

Специалисты признаются, что проведение тренингов и семинаров, публикация заметок в СМИ о проблемах людей с ВИЧ и даже введение дополнительных уроков в школьных программах не дали ожидаемых результатов.

"Я полагаю, что ВИЧ-инфекция – это болезнь безнравственности, но призываю своих прихожан с пониманием отнестись к больным СПИДом и ВИЧ-инфицированным. Мы не можем отвернуться от них в момент отчаяния и страха", - уверен имам–хатыб Умари Абдурахим.

По его словам, основной задачей религиозных лидеров является пропаганда религиозных ценностей и воспитание здоровой и сильной духом молодежи.

СПИД – кара Божья?

Влияние религии в Таджикистане в последние годы заметно возросло. На проповеди известных в стране священников собираются десятки тысяч верующих.

Абдурахим Назаров, имам-хатыб одной из душанбинских мечетей, одним из первых начал рассказывать в публичных проповедях о ВИЧ-инфекции и СПИДе.

Правда, как признается сам священнослужитель, прихожане до сих пор боятся открыто задавать вопросы по этой теме. Как правило, ему приходится отвечать на анонимные записки, которые служители храма собирают в течение недели.

"Я обращаюсь в первую очередь к мужчинам. Они отвечают за семью. Поэтому прошу всех мигрантов, после возвращения на родину, в обязательном порядке проходить медицинское обследование", - говорит Абдурахим Назаров.

По словам Манижы Хаитовой, изменить негативное отношение богословов к этой проблеме помогли инфицированные дети и женщины, которые согласились встретиться с имам-хатыбами и рассказать историю своей жизни и болезни.

"Раньше многие представители духовенства заявляли, что ВИЧ-СПИД - это кара божья и настигает она неверных, грязных или распутных. На темы, связанные с отношениями полов, распространяется негласное табу", - говорит координатор по вопросам ВИЧ-СПИД фонда ООН по народонаселению Фируз Каримов.

"Очень важно убедить служителей культа в том, что ВИЧ-инфицированные имеют право на наше сочувствие и помощь. Ведь к мнению богословов прислушиваются", - добавляет Каримов.

Обязательное тестирование

По официальным данным, в Таджикистане зарегистрировано более три тысячи ВИЧ-инфицированных и больных СПИДОМ.

Между тем, по оценке экспертов, реальное количество людей, живущих с этим статусом, достигает 10-20 тысяч человек, но низкий уровень общей выявляемости заболевания мешает экспертам составить реальную картину происходящего.

В Центральной Азии, в отличие от европейских государств, заметен стабильный рост заболеваемости. При этом процент людей, добровольно проходящих тестирование на ВИЧ, остается очень низким.

"Большинство людей узнают о своем статусе случайно, - говорит Манижа Хаитова. - Это либо не всегда законное отлавливание наркоманов, либо обязательное тестирование беременных женщин и мигрантов, которым необходимо получение медицинские справки, когда они выезжают на заработки".

Как говорят специалисты, скорость распространения инфекции продолжает опережать внедрение новых методов терапии: на одного человека, проходящего лечение, приходится три заразившихся.

Правообладатель иллюстрации
Image caption По словам Манижи Хаитовой, реальное количество носителей ВИЧ-инфекции в Таджикистане может превышать официальные в десятки раз

За последние несколько лет изменились и группы риска. Если раньше основное внимание уделялось проституткам и инъекционным наркоманам, то сейчас врачи намерены добиться обязательного тестирования трудовых мигрантов и жен гастарбайтеров.

Подавляющее большинство выявленных в последние годы случаев заражения зафиксированы именно среди беременных жен трудовых мигрантов.

Еще одной группой, практически закрытой для медиков, является тюремная система. Точной статистика числа ВИЧ-инфицированных среди таджикских заключенных нет.

О СПИДе через Facebook

"Количество смертей от ВИЧ-СПИДа во всем мире снижается, но наш регион в этом смысле критический. Число летальных исходов от СПИДа в Центральной Азии и Восточной Европе продолжает расти. Люди просто не получают своевременной медицинской помощи", - объясняет Манижа Хаитова.

При этом одной из главных проблем для ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом остается отношение к ним в обществе.

Статус своих пациентов нередко раскрывают врачи, несмотря на уголовную ответственность за разглашение медицинской тайны. До сих пор за подобные преступления не был наказан ни один медик.

Тахмина Хайдарова – одна из 3000 официально зарегистрированных больных СПИДом в Таджикистане и практически единственная, кто не побоялся открыто рассказать о своей болезни в социальной сети Facebook.

По признанию Тахмины Хайдаровой, решиться на подобную откровенность в традиционном обществе, где существует негласное табу на эти темы, ее заставила безысходность. Она решилась не только раскрыть свой статус, но и не побоялась подписаться настоящим именем

"Я хотела помочь таким же, как и я сама, отчаявшимся и одиноким, - говорит Тахмина. – Нам в принципе уже больше нечего терять и не на что надеяться. Родные перестали со мной общаться. А когда я навещаю родственников, они сторонятся меня. При этом мужа и судьбу они мне выбрали".

"Устроиться на работу невозможно"

Тахмина Хайдарова работает в таджикской неправительственной организации, занимающейся проблемами ВИЧ-инфицированных.

Кроме нее, в центре поддержки работают еще несколько женщин с таким же диагнозом, но в отличие от Тахмины, даже они пока остерегаются проявлять излишнюю откровенность.

По этой причине Фируза Худоярова попросила изменить свою фамилию.

33-летняя мать-одиночка воспитывает четырех детей. О своем статусе молодая женщина узнала, когда проходила тестирование, обязательное для беременных женщин.

Жене трудового мигранта врачи отказали в медицинской помощи. Теперь она боится огласки, опасаясь, что это может осложнить жизнь ее детям

"Свою младшую дочь я родила дома, потому что врач, с которым у меня была договоренность, просто отказала мне в помощи", - рассказывает Фируза.

По ее словам, устроиться на работу тоже проблематично: "Как только работодатель узнает о моем диагнозе, ответ не заставляет себя долго ждать. Как правило, он отрицательный".

"Я стараюсь держаться ради детей, но во мне сидит этот страх. Страх, чтобы не узнали и не отвернулись", - говорит она.

Невыносимое давление

Согласно общенациональному исследованию по выявлению различных форм дискриминации, проведенному в Таджикистане несколько лет назад, более двух третей ВИЧ-инфицированных чувствуют давление.

Им, как правило, отказывают в медицинских услугах, не берут на работу и запрещают посещать учебные заведения.

У носителей ВИЧ-инфекции часто возникают проблемы при обращении в правоохранительные органы страны. Доведенные до отчаяния, многие пробуют добровольно уйти из жизни.

По данным экспертов, около 70% в пациентов хотя бы раз в жизни пробовали покончить жизнь самоубийством

"Я несколько раз хотела свести счеты с жизнью, - рассказывает 23-летняя Мадина Рахмонова. – Меня останавливали лишь мысли о будущем моего ребенка. Самое страшное из того, что в моей жизни случилось – это было отношение ко мне врачей в роддоме. Они открыто заявляли, что я проститутка, а я пыталась им объяснить, что моей вины в этом нет. Мой муж – трудовой мигрант".

Мадина была одной из тех, кто решился рассказать историю своей жизни представителям духовенства.

Она надеется, что это хотя бы немного изменит отношение известных в стране священнослужителей к этой проблеме, а те, в свою очередь, попытаются изменить взгляды своих прихожан.

Финансирование под вопросом

Мадина призналась, что авторитет богословов - ее последняя надежда сломать устоявшиеся в обществе стереотипы о безнравственности и Божьей каре.

Ее муж недавно скончался от СПИДа. Теперь она одна воспитывает годовалую дочь и не знает, сколько ей осталось жить.

В Таджикистане стоимость одного курса лечения для больного СПИДом составляет в среднем восемь тысяч долларов. Цифра для большинства жителей страны почти фантастическая.

Большая часть проектов по профилактике СПИДа здесь проводится за счет средств Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Таджикские власти признаются, что собственных средств на эти программы нет.

При этом последствия всемирного экономического кризиса ставят под вопрос финансовые возможности международных организаций, направляющих средства в регион.

Новости по теме