Канны-2011: артхаусные блокбастеры и новинки из России

  • 11 мая 2011
Бакур Бакурадзе
Image caption Режиссер Бакур Бакурадзе представит на Каннском фестивале свой новый фильм "Охотник"

В Каннах стартует 64-й Международный кинофестиваль. На приз "Особого взгляда", жюри которого возглавляет Эмир Кустурица, в этом году среди прочих претендует картина российского режиссера Бакура Бакурадзе "Охотник".

Отборщики фестиваля перетасовали программы главного и параллельного конкурса таким образом, что "Особый взгляд", куда обычно приглашают менее известных и более радикальных режиссеров, нисколько не уступает главному конкурсу по степени "звездности" авторов.

В главном конкурсе будут представлены артхаусные блокбастеры Педро Альмодовара ("Кожа, в которой я живу"), Ларса фон Триера ("Меланхолия"), братьев Дарденнов ("Мальчик на велосипеде"), Паоло Соррентино ("Должно быть, это здесь").

В "Особый взгляд" перекочевали и картины знаменитых мастеров, становившихся в прошлом номинантами и обладателями призов главного конкурса: Гаса Ван Санта, Брюно Дюмона, Ким Ки-Дука, Андрея Звягинцева, чей фильм "Елена" был добавлен в программу за неделю до открытия фестиваля.

На приз "Особого взгляда", жюри которого возглавляет Эмир Кустурица, претендует также картина российского режиссера Бакура Бакурадзе "Охотник". Фильм о нескольких месяцах из жизни свиновода Ивана Дунаева снимался в Псковской области, а главную роль сыграл настоящий фермер.

"Охотник" - вторая полнометражная картина Бакурдазе. Его первый фильм "Шультес" участвовал в 2008 году в Каннском Двухнедельнике режиссеров.

Накануне открытия фестиваля Бакур Бакурадзе побеседовал с корреспондентом bbcrussian.com.

Би-би-си: Ваш герой - успешный фермер, окруженный чадами и домочадцами и, на первый взгляд, вполне преуспевающий человек. Вместе с тем, мне показалось, что "Охотник" продолжает тему ваших предыдущих фильмов, "Шультеса" и "Москвы" - тему отчуждения и одиночества. Так ли это?

Бакур Бакурадзе: Знаете, мы все находимся один на один с жизнью. С другой стороны, нас окружают родственники и близкие люди... Мой герой не одинок, но он несет на себе груз жизни. Мой герой – русский человек, сильный человек, имеющий очень ясное представление о жизни и самостоятельно принимающий решения. Он, с одной стороны, укоренен в традиции, а с другой – самостоятелен и ответственен. Его история мне интересна, потому что, как известно, многие вещи в жизни, кажущиеся со стороны неправильными, изнутри, когда они происходят с тобой, выглядят совершенно иначе. В фильме происходит достаточно провокационная история любви и близости двух людей: изначально понятно, что эти люди не могут быть вместе. Очевидно, что им не удастся ничего построить вместе в силу возраста, в силу обстоятельств и пространства, в котором они находятся. Тем не менее, они не могут отказаться от этого чувства, потому что сила притяжения очень велика. Это, конечно, не только физическое притяжение, это и духовная близость, которая необходима людям.

Би-би-си: Вы подчеркиваете, что ваш герой – русский человек, хотя такая история могла произойти где угодно на свете. В фильме есть единственный эпизод, который обозначает "национальность" действия: отец и сын приходят к памятнику героя Советского Союза, и сын спрашивает у отца, что такое "Советский Союз". Мне показалось, что стилистически эта сцена выбивается из полотна фильма – слишком гротескно выглядит памятник. Наверное, невозможно было удержаться от соблазна снять этот монструозный шедевр советской монументалистики?

Б. Б.: Никакого соблазна просто снять памятник ради памятника у меня не было... Мне кажется, дело в том, что в современном российском кино образы главных героев достаточно наивны и примитивны. Очень часто эти герои потеряны и растеряны – возможно, наше время диктует таких героев. Мне приходится бывать в русской глубинке, и я встречал там сильных людей, которые, вопреки времени и обстоятельствам, способны на созидание. Мне хотелось рассказать о таком человеке. В фильме показан памятник герою Советского Союза, но есть еще и упоминание о герое-летчике, чей самолет затонул, и на месте его гибели стоит простой деревянный крест. И оба эти героя покоятся в земле, на которой живет герой фильма. Существует традиция и связь с прошлым. Я вижу и чувствую связь между поколениями, и маленький мальчик, который спрашивает, что такое Советский Союз, тоже, в какой-то степени, является продолжением этой традиции и ее частью. Мне хотелось наделить моего героя силой и надеждой – и через него дать надежду зрителям.

Image caption Кадр из фильма Охотник"

Би-би-си: В картине нет ни одного профессионального актера. Исполнитель главной роли, Михаил Барскович, по профессии фермер. Почему вы предпочитаете работать с непрофессионалами?

Б. Б.: Я не ставил себе задачи работать только с непрофессионалами. Я искал везде, где только возможно – и среди актеров, и среди людей других профессий. Мне кажется, что язык моего фильма не предполагает наличия какой-то ярко выраженной актерской игры. Игра должна быть сдержанной и, мне кажется, что достичь нужной мне степени сдержанности с непрофессионалами может быть легче, чем с профессионалами. В результате получилось, что мы не нашли ни одного актера, но нашли очень интересных непрофессионалов. Я не могу сказать, что я владею какой-то специальной техникой работы с непрофессионалами. К каждому человеку необходим особый подход. Иногда приходится приложить много усилий, чтобы вытащить из человека определенную эмоцию, привести его в нужное состояние. А иногда бывает достаточно просто посидеть вместе с человеком, обменяться несколькими словами, чтобы почувствовать, что он готов к работе.

Би-би-си: Каннский фестиваль – важнейшая мировая площадка для продвижения авторского кино. Каковы шансы на то, что "Охотник" выйдет на экраны Европы?

Б. Б.: В наши дни авторское кино, особенно в России, доступно крайне ограниченному числу зрителей. Очень сложно привлечь внимание к фильму. В Европе ситуация немного лучше, а вот в России совсем сложно. Фестиваль – это лучшая возможность заставить говорить о фильме и смотреть его. Тем более, если речь идет о российском фильме. Понятно, что говорить будут разное, и критиковать будут, но это не главное... Главное – чтобы фильм был увиден. Чтобы его смотрели зрители. Каннский фестиваль – лучшее место для показа. После того, как мы показали "Шультес" в Двухнедельнике режиссеров, он проехал по множеству фестивалей во всем мире. И я очень надеюсь, что участие "Охотника" в "Особом взгляде" даст нам эту возможность – показывать фильм в разных странах и привлечь зрителя. Фильм не умирает, если его смотрят.

Новости по теме