Гребенщиков: "Мы до конца не понимаем Боба Дилана"

  • 24 мая 2011
Боб Дилан Правообладатель иллюстрации AFP Getty Images
Image caption Боб Дилан сыграл немалую роль в открытии музыкального мира в позднесоветский период

Накануне 70-летия Боба Дилана корреспондент Русской службы Би-би-си Александр Кан поинтересовался у известного российского музыканта Бориса Гребенщикова о роли, которую американский певец сыграл в его жизни.

Би-би-си: Как вы открыли для себя творчество Боба Дилана?

Борис Гребенщиков: Я впервые услышал Боба Дилана по "Голосу Америки", и первое ощущение было - и это люди тоже могут слушать? Потом я его услышал на пластинках у школьных друзей и поразился еще больше - человек поет вне всякой тональности, дудит в гармошку и все делает совершенно поперек.

А потом я как-то шел по Литейному проспекту мимо известного букинистического магазина и в витрине вдруг увидел книгу в ярко-желтой обложке с текстами Дилана за какие-то смешные деньги. Я ее немедленно купил и, изучив, понял, что наконец-то появился человек, который все поставил на свои места.

Би-би-си: Но вы же больше любили тогда рок-группы вроде "Битлз" или "Роллинг Стоунз"?

Б.Г.: Ну, "Битлз" и остальные были полубогами, понимание которых было необязательно, потому что их нельзя понять – они выше человеческого сознания. А тут был человек, который находился на том же уровне, что и мы все, но который сделал усилие, чтобы его можно было понять. И я был так этим поражен, что долго приставал ко всем с этим вопросом: а где же наш Дилан?

Мне все говорили: "Какой Дилан? У нас вот есть Окуджава, или Галич, или Высоцкий, и вообще на русском языке песни писать нельзя". И я пришел в такую ярость, что стал писать свои песни. То есть до этого я писал скромные песни – волшебные, поэтические, а тут я понял, что надо завязывать с этой ерундой, ведь эта музыка и эти песни требуются просто для выживания. Я понял, что нам нужно отвоевать свое пространство в русском языке.

Би-би-си: Вы за свою уже долгую жизнь в музыке не раз меняли стили, а вот Дилан, похоже, все время остается с вами…

Б.Г.: Дилан, скорее, для меня является дверью в пространство народной песни.

Би-би-си: Дилан все больше занимается популяризацией народной музыки, выступает по радио. И вы тоже этим стали заниматься, не так ли?

Б.Г.: Я этим стал на год раньше его заниматься. Я его мало слышал, но ведь это делают все, кто чего-то достиг в музыке. Ронни Вуд получил за это премию на прошлой неделе, Арчи Фишел этим занимается уже лет 30.

Би-би-си: Дилан последних лет близок вам?

Б.Г.: По счастью, Дилан мне никогда не был особенно близок.

Я им восхищаюсь, и считаю, что у него прекрасный метод. Я считаю, что он фантастически музыкален и это мало кто замечает. Его аранжировки последних лет – все эти придумки – очень меня привлекают, и я знаю, что Дилан сам уделяет этому много внимания.

Но он еще гений и потому, что мы его не понимаем до конца.

Новости по теме