Музыканты "Дорз" в Москве: голоса мертвых людей

  • 8 июля 2011
Рэй Манзарек, Дэйв Брок и Робби Кригер на сцене Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Современные "Дорз" немного постарели, но не утратили идеализма 1960-х (все фото автора)

Клавишник Рэй Манзарек и гитарист Робби Кригер из легендарной американской группы "Дорз" впервые выступили в Москве, исполнив свои лучшие хиты и пожелав россиянам покончить с войной и заниматься любовью.

В российскую столицу Кригер и Манзарек приехали вскоре после сороковой годовщины смерти Джима Моррисона – главного действующего лица "Дорз", который умер в Париже в возрасте 27 лет. 3 июля оба музыканта зажгли свечи на его могиле на парижском кладбище Пер-Лашез, а затем отправились выступать в Тель-Авив.

Вместе с ними теперь поет Дэйв Брок – вокалист лос-анджелесской группы Wild Child, которая уже 20 лет исполняет музыку "Дорз".

Москва встречала американских рок-классиков в "Крокус-сити Холле" – недавно построенном концертном зале, который обладает идеальными акустическими качествами, но который некоторые поклонники "Дорз" могли бы счесть слишком рафинированным пространством для музыки, относящейся к контр-культуре 1960-х.

Для меломанов, впрочем, это препятствием не стало.

Хотя на сцену вскоре должны были выйти музыканты, выпустившие свой последний альбом несколько десятков лет назад, среди публики было немало тех, кто не застал не только Джима Моррисона, но даже эпохи Советского Союза.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Психоделические цвета снова в моде

"Эта музыка передает больше эмоций, она обладает своей особой гармонией, которая сейчас, к сожалению, потеряна, - говорит 16-летний Иван – серьезный молодой человек с едва пробившимися усами.

Как Иван относится к тому, что вокалиста "Дорз" давно нет в живых, а сейчас его роль исполняет другой певец? "Когда я принял решение слушать старую музыку, я подготовился к тому, что буду слушать голоса мертвых людей", - с улыбкой отвечает он.

"Это позволяет уйти в себя. Для меня это транс, космос, - вторит ему еще один поклонник "Дорз" - 22-летний Максим. – Это музыка, которая позволяет себя осмыслить".

"Есть поэзия, есть уникальная музыка: джаз, блюз, рок, только им свойственная, - соглашается 58-летний Василий. - За счет этого каждый раз когда слушаешь, это как будто в первый раз. Это очень редкая вещь".

Понятно и без перевода

Из-за достаточно высоких цен на билеты часть мест в партере пустовала.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Кригер вышел в брюках, которые при желании можно поднять над Белым домом

Но Кригер и Манзарек довольно быстро сумели создать в зале атмосферу, больше свойственную полуподпольному рок-клубу, чем многомиллионному концертному комплексу с мягкими сидениями и покрытыми деревом стенами.

Вначале музыканты внезапно перестали играть, попросили зажечь свет в зале и долго вглядывались в лица чинно сидевших на своих местах зрителей. Еще через пару номеров они не выдержали.

"Давайте, ребята, вас же никто не держит, тут нет никаких барьеров!", - позвал Брок на английском, но его поняли без перевода. - "И полиции тоже нету!", - поддержал коллегу Кригер. Тут же к сцене потянулись десятки людей, которые быстро заполнили проходы и пространство перед сценой.

"Вот теперь это больше похоже на американский рок-концерт", - удовлетворенно заключил Манзарек и ударил по клавишам.

"Американский рок-концерт" продолжался по давно сложившимся законам.

Во время почти двухчасового выступления прозвучали многие знаменитые номера "Дорз" – от "Love Me Two Times" и "When the Music's Over" до "LA Woman" и "Touch Me".

Впрочем, некоторым слушателям показалось, что в самом начале концерта Кригер и Манзарек еще явно не разогрелись, и их игра выглядела не слишком уверенно.

Но затем, видимо, подбодренные десятками протянутых рук и приветственными криками толпы, музыканты оттаяли и заставили зрителей вспомнить, почему "Дорз" когда-то занимали первые места в хит-парадах, собирали многотысячные залы и даже становились причиной массовых беспорядков.

Как-то сразу повеяло безумием 1960-х.

Мир и любовь

И, словно чтобы еще больше укрепить это ощущение, во время исполнения "Whiskey Bar" (перед которым Манзарек предложил сходить в "Vodka bar") на сцену выскочил один из зрителей. И точно как на старой хронике, охрана подняла смельчака за руки-ноги и нежно унесла его куда-то в сторону.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption В отсутствие Моррисона главным трибуном в "Дорз" стал Манзарек

"Наша следующая песня о мире и любви, - продолжал Манзарек экскурсию в прошлое. - Нам нужен мир и любовь, мы хотим веселиться и "торчать", война нам не нужна! Ради бога, никакой войны нам не надо, не надо этого убийства! Давайте лучше любовью займемся, мы так говорили в 1960-х".

"Так что пусть все эти разжигатели войны катятся к чертям собачьим!", - неожиданно отрезал Манзарек, и группа начала "Five To One" – одну из самых политических песен "Дорз". (На самом деле здесь клавишник употребил гораздо более крепкое английское выражение, но перевести его здесь буквально не представляется возможным).

Концерт закончился исполнением на бис главного хита "Дорз" "Light My Fire", во время которого Кригер и Манзарек по очереди порадовали слушателей двумя длинными импровизациями, которые вполне можно было сравнить с лучшими образцами "живого" творчества золотого состава "Дорз".

А напоследок Манзарек попытался охладить разгоряченный зал теплым дружеским советом.

"Идите домой и займитесь любовью!", - сказал он и удалился вместе с коллегами за кулисы. (На самом деле пожелание клавишника звучало совсем не так формально, но перевести его здесь буквально также не представляется возможным).

Судя по счастливым улыбкам зрителей, расходившихся по ночной Москве, призыв Манзарека был услышан.

Новости по теме