Тюремные свадьбы белорусских оппозиционеров

  • 21 июля 2011
Светлана Гороховик Правообладатель иллюстрации cvz
Image caption Светлана Гороховик мечтала не о свадьбе в колонии

В выходные у Светы свадьба, но ни фаты, ни цветов и ленточек на автомобильном капоте, ни даже фотографии на память у нее не будет, и вовсе не потому, что невеста против традиционной свадебной атрибутики.

На регистрацию брака специалист по тестированию программного обеспечения Светлана Гороховик отправляется в колонию, которая известна в народе как "Волчьи норы".

Ее избранник Павел Виноградов был арестован после декабрьских президентских выборов, обвинен в участии в массовых беспорядках и осужден на четыре года.

Виноградов был одним из самых деятельных активистов предвыборного штаба поэта Владимира Некляева, соперника Лукашенко в борьбе за президентское кресло.

Жениху не позволят сменить на свадебный костюм тюремную робу с нашитыми опознавательными бирками. Разрешение на регистрацию брака Светлана добивалась преимущественно сама – заключенному трудно влиять на ход ситуации и практически невозможно проследить, по каким кабинетам ходят написанные молодыми заявления и прочие документы.

Света, что называется, "держит кулачки" - обстоятельств, способных разрушить их официальную свадьбу, все-таки может быть множество, хотя у Павла нет взысканий со стороны тюремного начальства.

"Не о такой свадьбе мечтала"

Процедура регистрации, как она выяснила, длится от пяти до десяти минут, и в эти минуты, как пообещали Светлане, в административном кабинете колонии позволят присутствовать свидетелям и родителям.

"Если все будет хорошо, я останусь с Павлом в колонии на три дня - положенное по случаю свадьбы свидание", - объясняет Света.

"Детей у нас пока не будет, - решила она. - Даже не потому, что мне одной будет с ребенком трудно. Я не хочу добавлять испытаний Павлу - что будет испытывать человек в тюрьме, зная, что у него на воле ребенок родился и растет без него? Наши дети родятся свободными и счастливыми!"

"Конечно же, не о такой свадьбе мечталось. Ну, какая девушка мечтает о свадьбе в тюрьме? В первые дни и недели после ареста Павла казалось, что все вот-вот должно закончиться, и он будет на свободе. Но несвобода затягивается… Я осознанно выхожу замуж за этого арестанта! Все у нас будет хорошо", - уверена Светлана.

Статус жены позволит ей видеться с Павлом чаще. Пока из писем она знает только, что в колонии близ райцентра Ивацевичи Виноградов много читает, занимается спортом, и заключенные любят с ним поговорить-расспросить – считают, что у "политического" есть источники информации и знания по разным жизненным поводам.

У колонии, окрещенной народом Волчьи норы, не безмятежная репутация. По сведениям правозащитников и отсидевшего народа, там много "правильных" зэков, осужденных за тяжкие преступления и живущих по своим законам.

Но в Волчьих норах уже четверо "политических", признанных международными правозащитными организациями узниками совести. Известно, что после отклонения судебных кассаций сюда направят еще нескольких осужденных за участие в акции протеста против фальсификации президентских выборов.

Заключенный Павел Виноградов в колонии не работает. С некоторых пор в местах лишения свободы в Белоруссии разрешено отказываться от перевоспитывающего труда, если арестант не имеет в судебном приговоре положенных к возмещению материальных исков.

Эксперты утверждают, что руководству департамента по исполнению наказаний трудно найти заказы для специфического арестантского производства – и ассортимент продукции на воле изменился, и экономический кризис вынуждает предприятия загружать черной работой собственный контингент.

Так что деньги для "отоварки" - покупок в тюремном киоске - молодая жена будет посылать в колонию сама. Впрочем, по народным свидетельствам, редкий зэк зарабатывает за месяц больше, чем на пару пачек сигарет.

Ананасы со сливками

Правообладатель иллюстрации f
Image caption Родственники осужденных оппонентов Лукашенко регулярно собираются у Красного костела

Положенный белорусской невесте куфар – сундук с приданым – у Светы все-таки будет!

"Я поеду с сундуком еды. Готовлю всего много и самое вкусное. И уже там, в колонии, сооружу Пашкино любимое блюдо – консервированные ананасы со взбитыми сливками", - делится Светлана.

Будет и своеобразный свадебный кортеж – два частных авто. В Волчьи норы едут свидетели – друзья Светланы и Павла, родители Светы и Виноградов-старший, будущий Светланин свекор.

"Родители нормально отнеслись к моему решению. Как всякие родители, они хотят, чтобы мы были счастливы. И я обязательно с этой задачей справлюсь", - говорит невеста.

После декабрьских президентских выборов в Белоруссии более 30 политических оппонентов Лукашенко и участников протестных выступлений осуждены к длительным срокам лишения свободы. Половина из осужденных – молодые парни. И еще двое оставшихся на воле невест сообщили о скорых тюремных свадьбах.

Одна из пар добивается регистрации брака под особым вниманием и со стороны властей, и со стороны сочувствующей публики - слишком оппозиционно-политическим получается брачный союз.

Настя Положанко, отсидевшая после выборов в СИЗО КГБ и приговоренная к году лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания, и заключенный Дмитрий Дашкевич, лидер нервирующей власти организации "Молодой фронт", обратились к администрации колонии, где содержится Дашкевич, с соответствующими заявлениями.

Но в деле арестанта Дашкевича отсутствует паспорт – "потерялся" в бумагах многочисленных следователей.

Если паспорт не найдут, свадьба может отодвинуться на года полтора – именно столько, в соответствии с приговором, предстоит провести в колонии лидеру молодежной оппозиционной организации. Решительная Настя, впрочем, не намерена оставлять в покое тюремно-милицейские инстанции.

Новости по теме