Шаолинь: споры о храме и глобальном бренде

  • 5 сентября 2011
Ши Юнсинь Правообладатель иллюстрации no credit
Image caption Настоятель Шаолиня Ши Юнсинь - личность знаменитая не только в Китае

Мало найдется в мире монастырей, которые могут сравниться славой с китайским храмом Шаолинь – и все из-за фильма 1980-х и римейка 2011 года, где представлены чудеса боевых искусств монахов Шаолиня.

Славу Шаолиню принесла не только его богатая 1500-летняя история, но и особый стиль кунг-фу и философия дзен-буддизма, на которой это стиль зиждется.

Каждый китаец знает о храме Шаолинь, что в провинции Хэнань. Правда, в последнее время он стал предметом не только всеобщего восхищения, но и горячих дебатов о коммерциализации религии.

Сегодня монахи Шаолиня участвуют во всякого рода бизнес-проектах. Некоторые из них - довольно неожиданные, например, презентация телешоу наподобие российской "Минуты славы". Другие мероприятия более привычны: мировые турне с показательными выступлениями, открытие школ и тренировочных центров боевых искусств.

Все это проводится под руководством нынешнего настоятеля Шаолиньского монастыря Ши Юнсиня.

Настоятель-предприниматель

Ши Юнсинь и сам знаменитость, он колесит по всему миру, пропагандируя бренд Шаолиня. Он также первый китайский монах, получивший диплом магистра делового администрирования.

Правообладатель иллюстрации no credit
Image caption Вокруг Шаолиня сегодня в Китае много спорят: то, что храм стал глобальным брендом, нравится не всем

Некоторые считают, что его напористый стиль пропаганды брэнда Шаолиня совершенно неприемлем.

Другие полагают, что Шаолинь был вынужден пойти по коммерческому пути из-за предпринимательского бума в Китае.

Чжоу Сяочжэн, отставной профессор Народного университета, относится к тому, как управляется Шаолинь, резко критично. Он считает, что Шаолинь зашел слишком далеко в погоне за прибылью.

"Храмом нельзя управлять, словно это фирма. Храм должен быть духовным центром для тех, кто верует. Превращать его в источник наживы ни в коем случае нельзя", - сказал он Китайской службе Би-би-си.

А как правильно?

Настоятель Шаолиня, в свою очередь, считает пропаганду шаолиньского стиля кунг-фу и буддизма шагом в правильном направлении. По мнению Ши Юнсиня, только активно выходя в мир и используя потенциал Шаолиня, можно сохранить и развивать шаолиньский стиль кунг-фу и буддизм.

Правообладатель иллюстрации XINHUA
Image caption Кунг-фу и буддизм - главное, на чем держится Шаолинь

Его поддерживает главный редактор китайского журнала религиозных исследований Хуан Сянян, который напомнил, что исторически китайская форма буддизма считала важным экономическое процветание, так называемую храмовую экономику. "Храмовая экономика играет большую роль в сохранении и развитии буддизма", - говорит он.

Однако профессор Чжоу считает, что дело зашло слишком далеко. По его словам, Шаолиню совсем не нужно зарабатывать деньги, он вполне может прокормиться пожертвованиями.

Чэнь Покон, американский эксперт по китайскому буддизму, не согласен с профессором. Он указывает на то, что в Китае никогда не была развита "культура пожертвований".

"Китайцы - народ практичный, они не привыкли жертвовать на веру. Храму будет трудно выжить, если он будет полагаться только на пожертвования", - говорит он.

Однако Покон признает, что и здесь бывают исключения: духовный лидер тибетцев Далай-лама и правительство в изгнании в Дхарамсале "получают пожертвования со всего мира и не нуждаются в коммерческой подпитке".

При этом, по его мнению, Шаолиню было бы трудно достичь такого же уровня пожертвований в Китае.

Тем не менее, Чэнь Покон полагает, что для Шаолиня совершенно нормально брать деньги за обучение кунг-фу.

Самое важное, по словам Чэня, чтобы руководство Шаолиня правильно выбрало приоритеты. Главной целью должно стать обучение кунг-фу и распространение буддизма, а не приносимая прибыль.

Новости по теме