Немой "Артист" уверенно движется к "Оскарам"

  • 2 февраля 2012
Авторы фильма на церемонии в Лос-Анджелесе Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Фильм "Артист" имеет большие шансы получить Оскара

Американская Гильдия кинорежиссеров признала лучшим режиссером минувшего года француза Мишеля Хазанавичуса. Таким образом, его немая черно-белая лента "Артист" совершила еще один шаг на пути к заветным "Оскарам".

“В детстве дедушка частенько водил нас с братом в специальный кинотеатр в Париже, в котором показывали только немое кино - Чарли Чаплина, Гарольда Ллойда, Бастера Китона. Я смеялся, я плакал, я в них всех просто влюбился и любовь эту сохранил на всю жизнь".

Так 44-летний режиссер вспоминает начало своей любви к немому кино, кино молодому, наивному, честному, чистому.

Восхождение к славе

С момента выхода в американский прокат осенью прошлого года и весь зимний "сезон номинаций и премий" скромная картина Хазанавичуса, несмотря на свою вопиющую несовременность - а может быть именно благодаря ей - несмотря на французское происхождение, несмотря на отсутствие крупных звезд в главных ролях уверенно движется к финальному оскаровскому аккорду, где по крайней мере какой-то успех ее кажется уже предрешенным.

Восхождение картины к славе началось в мае прошлого года на Каннском кинофестивале, но даже и там ее появление, как вспоминает очевидец, российский кинокритик Юрий Гладильщиков, было совершенно неожиданным.

"Когда этот фильм появился в программе Каннского фестиваля, то мне пришлось залезть в интернет-справочники, чтобы выяснить, что это за режиссер. И тут я понял, что уже видел его фильмы, причем с этим же актером Жаном Дежарденом. Довольно забавные картины, но не более того – слегка пародийное французское коммерческое кино. В Каннской программе фестиваля "Артист" возник в последний момент и стал неожиданностью даже для организаторов фестиваля", - вспоминает Гладильщиков.

В Канне фильм произвел фурор, и хотя в борьбе за главную награду - Золотую пальмовую ветвь как лучший фильм - он уступил эпохальной ленте американца Теренса Малика "Древо жизни", исполнитель главной роли Жан Дежарден получил свою Золотую пальмовую ветвь за лучшую мужскую роль.

Старые и новые звезды

Жан Дежарден играет голливудскую звезду Джорджа Валентина - прообразом его можно считать Дугласа Фербенкса, Рудольфо Валентино – любую из крупных голливудских звезд 1920-х годов. К появлению звукового кинематографа он относится с подозрением, даже с презрением. Он уверен, что эта новейшая мода не приживется и не хочет даже пробоваться в звуковых ролях.

Правообладатель иллюстрации na
Image caption Жан Дежарден и Бенарис Бежо сыграли главные роли в фильме

Стоит напомнить, что вымышленный Джордж Валентин был в таком отношении к звуку в кино отнюдь не одинок. Достаточно сказать, что Чарли Чаплин отказывался признавать новшество вплоть до 1936 года. В отличие от Чаплина, Джорджу Валентину повезло меньше - он стал терять популярность, от него ушла жена, он полностью разорился и оказался на самом дне жизни, только со своей верной собачкой.

Гордость не позволяет ему принять внимание молодой актрисы Пеппи Миллер - взаимная симпатия у них началась, когда он был преуспевающей звездой, а она только-только начинала в массовке. Теперь роли поменялись.

Пеппи Миллер играет жена режиссера - актриса аргентинского происхождения Бенарис Бежо.

"Она моя жена, и роль эту я писал специально для нее, - рассказывает Хазанавичус. - Она участвовала во всех этапах работы, ходила на просмотры немых фильмов, читала те же книги по этой теме, что и я, слушала ту же музыку, смотрела те же фотоальбомы. Так что она знает о немом кино не меньше меня. Очень важно было найти для роли такой специальный американский стиль, американский настрой. И она сыграла настоящую американскую актрису. Когда ее героиня только появляется в фильме, уже понятно, она станет звездой".

Мелодрама, комедия или пародия?

Прекрасные живые актеры, сюжет – нечто среднее между мелодрамой и комедией. Вроде бы чистый мейнстрим, не имеющий никакого отношения к эстетским попыткам других современных режиссеров, пытающихся вернуть новую жизнь немому кино.

"Я не сказал бы, что это фильм мейнстримный – ведь он находится полностью в пространстве кинокультуры, которое нынешним поколениям практически не знакомо, - считает Юрий Гладильщиков. - С одной стороны, его можно воспринять и как пародию на немое кино, на все его штампы, на все его жанры. А с другой стороны, это фильм, который при всей своей пародийности достигает совершенно особой искренности. Возникает искреннее чувство сопереживания. И то, что Хазанавичус этого добился - это уже факт высокого качества и высокого киноискусства".

Погруженный в кинокультуру фильм, казалось, был обречен на то, чтобы остаться утехой киноманов. Он – типичный образец так называемого "любовного послания кинематографу" - особо любимого кинематографистами жанра "кино о кино". Однако, к счастью для Мишеля Хазанавичуса, среди этих киноманов оказался и знаменитый продюсер Харви Уайнстайн, один из магнатов современного Голливуда, создатель знаменитой компании Miramax и мастер завоевания Оскаров.

“За Хазанавичусом я следил еще со времен его пародий на Джеймса Бонда "ОС 117", - рассказывает Уайнстайн. - И тут я узнаю, что он делает фильм о старом Голливуде, своего рода дань старому кино. А я такие вещи просто обожаю. Фильм получился потрясающе смешным, остроумным, в зале раздаются и громкий смех, и выкрики, и аплодисменты. Я считаю, что за последние несколько лет у нас было два киночуда: "Аватар" - торжество сверхсовременного кинематографического хай-тека, и "Артист" - все наоборот, торжество старинных простых технологий".

Любовное послание кинематографу

Огромную роль в успехе фильма сыграло то обстоятельство, что действие происходит в Голливуде. Интересно, что поначалу Мишель Хазанавичус хотел поместить свою картину в Берлин, в пору расцвета немецкого экспрессионизма - фильмов Фрица Ланга, Фридриха Мурнау, Георга Пабста.

Можно было бы, наверное, снимать его и на французском материале – ведь, в конце концов, появилось кино именно во Франции, с братьев Люмьеров. А еще один великий французский режиссер немого кино Жорж Мелье стал совсем недавно объектом еще одного "любовного послания кинематографу" - фильма Мартина Скорсезе "Хранитель времени". Однако, как считает Юрий Гладильщиков, выбор Мишель Хазанавичус сделал единственно точный.

"Никакое другое немое кино, кроме голливудского, в мире сейчас практически никому неизвестно. Если бы он поместил ситуацию во Францию, то это не имело бы такого эффекта. Голливудскую же историю весь мир воспринимает как знакомую, как свою. И вот, посмотрите на реакцию. Какой успех – в том числе в Америке, где иностранному фильму пробиться вообще практически невозможно", - полагает Гладильщиков.

Породит ли "Артист" новую волну кинематографической моды, станет ли поводом для ренессанса немого кино? При всей заманчивости такой перспективы для киноманов Юрий Гладильщиков относится к ней скептически.

"Думаю, что нет, - уверен он. - Давайте для аналогии возьмем датскую "Догму". Это концепция, идеология, которая дает импульс и заставляет себе подражать. Возможно, "Артист" и породит какие-то продолжения, но я не думаю, что это станет тенденцией. Я думаю, это разовый ход".

Новости по теме