Кристиан Лубутен: туфельки - это пьедестал

  • 12 мая 2012
фрагмент экспозиции Правообладатель иллюстрации Luke Hayes
Image caption В юности Лубутен черпал вдохновение в знаменитых парижских варьете Folies Bergère и ночном клубе Palace

Под кабаретную музыку из-за бархатного занавеса цвета южной ночи прямо посреди музейного зала появляется хрустальный башмачок и зависает над подиумом, оформленном в виде подошвы, где расставлены туфли всех цветов и фасонов.

Их хочется трогать, мерить, носить на ногах... Но тут хрустальный башмачок рассыпается, и из него, как Афродита из пены, появляется звезда бурлеска Дита фон Тиз - в таких же точно башмачках - и начинается стриптиз. Не настоящий, а голографический, но очень-очень всамделишный.

Родившийся в 1964 году и выросший в Париже Кристиан Лубутен не раз признавался, что именно побудило его заняться созданием туфель: отсутствие интереса к академическим школьным наукам и стремление к мюзикл-холлу, к кабаре, где он еще подростком нашел себе применение, сначала в качестве восхищенного служки, позднее в качестве благодарного наблюдателя – наблюдателя за тем, как обычные, пришедшие на работу девушки преображаются в фей-танцовщиц.

Декольте для ног

Голографическая Дита фон Тиз - это далеко не единственное напоминание о том, из чего вырос этот туфельный бизнес: прямо посреди зала крутится обитая гиацинтовым плюшем карусель, на которой, подобно танцовщицам "Фоли-Бержер", кружатся туфли.

Каких тут только нет: сапожки Paola из черных кружев, навеянные Марлен Дитрих Lili Marlene и Maralena, сплетенные из хлопковых букв и ягнячьей кожи полусапожки Let Me Tell You ("Хочу сказать") и, конечно, Tres D<span >écolleté: туфельки с очень низким вырезом, таким, что видны пальчики. По мнению самого Лубутена, это "ножное декольте" потому особенно привлекательно, что зрительно напоминает о других декольте - когда чуть-чуть видно раздвоение груди и ягодиц.

Правообладатель иллюстрации Luke Hayes
Image caption Как считает дизайнер, некоторые туфли сделаны для бега, а некоторые для секса

Как говорит сам дизайнер, "ин" и "янь" его трудов – это сочетать сексуальность с элегантностью.

"Если спросить меня, задумываюсь ли я в процессе разработки фасона о том, удобно ли носить мои туфли, то я скажу, что нет, - сказал Лубутен в интервью Би-би-си. - По той простой причине, что мне не хочется, чтобы женщина, посмотрев на мои туфли, подумала: какие они, должно быть, удобные! С другой стороны, я не за то, чтобы ради красоты страдать - от этого только морщины появляются, но, конечно, нельзя ожидать, что каблуки в 10 сантиметров и выше, будут такими же удобными, как шлепанцы или кроссовки. Но уверяю, что это дополнительное неудобство, которое причиняют мои туфли, в сочетании с максимальным удовольствием, стоит того. Ну а если не стоит, то не носите их".

Фетиш, факир и пуанты на шпильках

Обувных дел мастера можно понять: ведь когда речь заходит об "удобной обуви" в голове возникает образ чего-то вроде ботинок "прощай молодость" или домашних тапочек, а кого они могут украсить?

Лубутен сравнивает неудобство ношения высоченных шпилек с мужским галстуком: мужчины тоже страдают - им неудобно, когда стоячий воротник рубашки, упирается в шею, они задыхаются - жесткий узел галстука мешает дышать, но они терпят - ради дела, ради статуса, ради женщин...

"Я думаю, он так популярен потому, что он бросил вызов тому, как туфли воспринимались, когда он только начинал. Он вернул туфлям на шпильке сексуальность, привнес секс в обувку", - поделилась со мной своими наблюдениями студентка дизайнерского колледжа из Канады.

Чего-чего, а секса тут предостаточно: и в туфлях и без. А если кто-то не разглядел за всем этим обувным изыском сексуальные коннотации, то уж в затемненной комнатке "Фетиш" все становится ясно.

Здесь выставлен плод совместных усилий Кристиана Лубутена и американского кинорежиссера Дэвида Линча: пять лет назад для парижской Galerie du Passage Линч сделал ряд фотографий, на которых обнаженные натурщицы позируют в лубутеновских архитектурных подобиях туфель.

Носить их нельзя, но кое-что в них можно делать, например, фотографироваться: здесь и пуанты на 20-сантиметровых каблуках, и туфли "Факир" в буквальном смысле на гвоздях, и балетки с совершенно прозрачной подошвой...

Копирайт на цвет

Кстати, о подошвах. Известен Лубутен стал своей красной подошвой, и вот, как она родилась.

Когда в 1992 году, год спустя после открытия своей фирмы, Лубутен получил первые образцы туфель, изготовленные по его эскизам, то поразился, что его любимая пара – узкий нос, перемычка, огромный цветок - в жизни получилась хуже, чем на картинке. Сам эскиз был навеян картиной Энди Уорхола "Цветы", так что краски там были очень важны, но рисунок, по признанию Лубутена, "прямо выпрыгивал с листа", а вот образец был гораздо скучнее.

Правообладатель иллюстрации Luke Hayes
Image caption Лубутен творит туфли из всего: перьев, сетки, рыбьей чешую, козлиной шкуры, лепестков гортензии...

"Я вертел в руках образец, который, кстати сказать, был прекрасно изготовлен, и вдруг мой взгляд уперся в эту черную подошву, которой не было на моем рисунке - там все было ярким. И тогда я взял красный лак для ногтей, который в этот момент наносила одна девушка, мерившая у нас туфли, и покрасил подошву, и тут же все ожило! И этот красный цвет стал моим отличительным знаком, а позднее даже и торговой маркой", - говорит дизайнер.

Может ли дизайнер наложить копирайт на цвет и его какое-то особенное использование, - этот вопрос остается спорным.

В прошлом году Лубутен подал в суд на дом моды Ив Сен-Лорана за использование алой подошвы в их туфельной коллекции; потребовал отозвать всю линию и возместить ему 1 млн долларов ущерба. Однако суд посчитал, что алая подошва до Лубутена в истории моды встречалась, и не только у Сен-Лорана, но и гораздо раньше: в XVII веке ботинки с такой подошвой носил король Франции Людовик XIV, да и Дороти в "Удивительном волшебнике из страны Оз" именно посредством таких башмачков перенеслась к себе домой.

Туфли как дорогое вино...

И все-таки, кто бы ни был первым, но именно с Лубутеном стала ассоциироваться красная подошва. 600 тыс. пар туфель в год покидают его бутики, которые в количестве 54 штук функционируют в 22 странах мира. Цены на пару начинаются от 440 долларов. Почему они такие дорогие?

"Это долгий процесс, - объясняет Лубутен. - Приведу такой пример: возьмем две бутылки красного вина. Одна будет стоить один фунт, другая - 150 фунтов. Бутылки одинаковые, количество вина одинаковое, но есть разница между очень хорошим вином и очень плохим, дешевым вином. И то же самое относится и к туфлям".

Правообладатель иллюстрации Luke Hayes
Image caption В 2012 году Лубутен поставил для парижского варьете Crazy Horse четыре миниатюры

Несмотря на то, что туфли Лубутена по карману не многим - к примеру, на выставке ни одна из опрошенных мной женщин не сказала, что у нее есть пара, все только мечтают, - имя его на слуху даже у тех, кто женскую обувь не носит.

"В этом году 20-летие творческой деятельности Кристиана Лубутена, и его творения теперь настолько узнаваемы! Даже на улице - стоит ухватить глазом красную подошву, как сразу понимаешь, что это туфли Лубутена. Некоторые просто с ума сходят по его туфлям, обожают их, а о чем еще может мечтать дизайнер?" - полагает сотрудник пресс-службы музея Джордан Льюис.

Как говорит Льюис, задача выставки - не только дать представление о том, в чем особенность Лубутена как дизайнера, как он конструирует свои модели, где он черпает вдохновение, но и показать, что туфли можно не только носить, но и любоваться ими как предметом искусства, подобно тому, как мы любуемся скульптурой.

Обнаженная на красной подошве

Кстати, это отчасти подтвердил один из посетителей музея - архитектор, с профессиональным интересом рассматривавший экспонаты: "Что меня здесь очаровывает, - так это то, что туфли должны поддерживать вес человека, который их носит, а в данном случае это выглядит практически невозможным делом. Тем более что они должны не только выдерживать вес, но и позволять двигаться в них. То есть меня поражает, с одной стороны, их изысканная красота, а с другой, функциональность дизайна".

А вот о функциональности знаменитый дизайнер в процессе создания вряд ли думает - о том красноречиво говорит как его мастерская, воссозданная в музее, так и сам маэстро.

"Я всегда рад видеть свои туфли на ногах, кто бы и как бы их не носил. Дело в том, что когда я их придумываю, я не думаю о том, с чем бы они должны были бы носиться. У меня в голове просто образ обнаженной женщины, в крайнем случае полураздетой", - признается он.

Туфли, как полагает Лубутен, это пьедестал для женской ножки, они дают ей баланс и дисбаланс одновременно, они меняют то, как она движется, выглядит, воспринимает себя.

В худшем случае они доставляют мучительную, но проходящую боль в икрах и подъеме, в лучшем - являют скрытую в каждой актрису, и в том, чтобы ее выявить, и видит дизайнер свою задачу.

Похожие темы

Новости по теме