Русские школы в Молдавии страдают от оптимизации

  • 25 сентября 2012
Пустой класс в закрытой русской школе в селе Александровка в Молдавии
Image caption Здания сельских школ, закрытых в результате оптимизации, постепенно выходят из строя

За последние два года в Молдавии, которая переживает не только экономический, но и демографический кризис, была закрыта 51 школа.

Трудоспособное население вместе с детьми покидает страну в поисках лучшей жизни. Коэффициент рождаемости с конца 80-х уменьшился в два раза. В то же время система школьного образования практически не менялась с советских времен.

Это был основной аргумент правительства в пользу оптимизации, которая началась в 2010 году и входила в число кредитных условий Международного валютного фонда (МВФ).

Но такой, казалось бы, необходимый процесс вызвал массу побочных эффектов.

Школьная эвакуация

Тридцать лет назад в русской школе села Оланешты училось примерно 1200 детей. К началу этого учебного года их осталось 80. На 11 человек меньше установленного правительством минимума.

Image caption Владимир Малюлин говорит, что закрытие русских школ в некоторых селах заставляет родителей задуматься о переселении в Россию

Школу закрыли. Теперь здесь можно встретить разве что бездомных собак, а тишину нарушает лишь легкий гул изредка проезжающих вдалеке машин. Через опечатанные двумя полосками белой бумаги двери виден разноцветный плакат "Добро пожаловать!", адресованный в пустоту.

Родителям местная администрация предложила две альтернативы: либо переводить детей в молдавский лицей, либо отправлять за 25 километров в русскую школу в районном центре. Оба варианта их не устроили, поэтому сейчас дети пропускают занятия.

"В молдавском лицее они сидели в антисанитарных условиях: в подсобных помещениях площадью два на три метра, в духоте, носом в доску. Неделю их там не кормили. Нам обещали, что школа будет смешанного типа, и что русские классы сохранятся. Но нигде в документах об этом нет и слова. Все только на словах. А я хочу, чтобы мой ребенок учился на русском языке!", - говорит житель села Оланешты Владимир Малюлин.

В отличие от Владимира, большинство родителей и учителей просят не называть их имен. Представители районной прокуратуры уже успели их "известить" о том, что им грозит административная и даже уголовная ответственность, с максимальным наказанием до двух лет лишения свободы, если дети не будут посещать школу.

"Это полный бред! Они говорят, что мы нарушаем права детей, но мы наоборот их защищаем! Я считаю, что у нас в селе идет завуалированное уничтожение русской гимназии. Я и многие другие родители уже всерьез думаем о программе переселения в Россию", - говорит Владимир.

В поисках справедливости родители даже отправили коллективное письмо с просьбой о помощи президенту России Владимиру Путину.

"Нам поставили условие в два дня покинуть помещение. Как эвакуация какая-то! Опечатали школу, хотя у нас там остался дидактический материал, личные вещи. Районное начальство пригрозило, что если мы будем поддерживать родителей, то на нас найдут компромат и будут с каждым "разбираться отдельно"", - рассказывает одна из преподавательниц русской школы.

По ее словам, в решении сельского совета также ничего не сказано об открытии русскоязычных первых классов. В то же время из-за малочисленности первый и третий, а также второй и четвертый классы вынуждены обучаться совместно.

"У меня трое детей окончили эту школу, я тут училась 37 лет назад. Сейчас внучка должна идти в первый класс. По-молдавски она не говорит. И что мне теперь делать? Единственный выход – разлучать с мамой и отправлять к тете на Украину", - говорит одна из жительниц села Оланешты.

Чемпионы Европы

Image caption Представитель министерства просвещения Молдавии Татьяна Потынг считает, что власти сделали все, что было в их силах

Вице-министр просвещения Молдавии Татьяна Потынг не видит проблемы в ситуации с Оланештской школой.

"Дети будут обучаться на русском языке, с русскоязычными преподавателями, в родном селе и в первую смену. Состояние их классов удовлетворительное, такое же, как и во всем лицее. Может они и меньше по размерам, но и детей в русских классах очень мало. Я думаю, что местные власти сделали все возможное, чтобы предоставить детям возможность обучаться", - сказала Потынг.

Она также отметила, что будут открываться первые классы или нет, полностью зависит от местных органов власти.

Один из лидеров партии "Возрождение" Олег Бабенко считает, что в Молдавии процесс оптимизации школ используется как прикрытие для уничтожения русской культуры.

"Почему-то, в первую очередь, пытаются закрыть именно русские учебные заведения. Со следующего года школы будут финансироваться только местными властями. Вот будет мэр нормальный человек, не националист, тогда школу сохранит. А другой скажет, что мне все равно, у меня денег нет на финансирование, езжайте в районный центр", - говорит Бабенко.

Представитель МВФ в Молдавии Тохир Мирзоев считает, что любая глобальная реформа сопровождается непредвиденными трудностями, но власти в состоянии с ними справиться.

"Реформа запоздала как минимум на 10 лет, и пока рано говорить о ее результатах. Но мало кто сомневается в ее необходимости. Сегодня школьная система Молдовы потребляет самую большую долю ВВП в Европе и имеет самое низкое количество учеников на одного преподавателя. Вместе с тем уровень образования не растет. Поэтому основная цель - переместить акцент с количества на качество. Это не только обеспечит устойчивость бюджета, но и создаст предпосылки для большей производительности экономики в долгосрочной перспективе", - считает Мирзоев.

Школы-призраки

Image caption Мэр коммуны Гангура Иван Башли говорит, что у местных общин нет средств на переоборудование школьных зданий

Случай со школой в Оланештах - не единичный. С начала учебного года и в маленьких селах, и в крупных городах растет число недовольных внедрением реформы. Это и ученики кишиневской гимназии №3, которые вместе с родителями вышли на прошлой неделе протестовать у здания правительства. О закрытии школы им объявили уже после первого звонка.

Это и специальный филиал средней школы №4 в Бельцах для детей, больных туберкулезом, который находится прямо на территории муниципальной больницы. Правда, после поднятой в прессе шумихи Министерство просвещения обещало с 1 октября возобновить преподавание для детей, которые получают там длительное лечение.

Другая проблема – это пустующие здания закрытых школ. По закону они могут быть использованы только в учебных или культурных целях и не подлежат приватизации. Поэтому чаще всего школы-призраки висят мертвым грузом на шее местной администрации.

Мэр коммуны Гангура Иван Башли рассказывает, что если закрытую два года назад русскую школу в селе Александровка не продать сейчас, в следующем году она просто рухнет.

"В крыше там дыра, помещение приходит в негодность. Мы должны его продать сегодня, а вырученные деньги направить на ремонт школы, куда перевели детей. Но у нас нет средств, на то, чтобы открывать там библиотеку или спортивную секцию. Да и спрос невелик. Сколько пустых домов. Там, где кипела жизнь, где был всегда детский хохот. Сегодня они как могилы. Ночью идешь по селу – становится жутковато", - говорит Башли.

Закрытие грозит и русской школе в соседнем селе Мисовка. Там обучается всего 70 детей, но в отличие от Александровки, здание недавно отремонтировано и в отличном состоянии.

"Столько денег туда убухали – новая столовая, спортивный зал со всеми условиями, актовый зал. Как можно закрыть такую школу?", - недоумевает сельский советник Нина Чиканчи.

"Без консультаций с родителями"

Image caption Адвокат Тамара Плэмэдялэ считает, что школа должна быть в каждом селе

Парламентский адвокат по правам ребенка Тамара Плэмэдялэ уверена, что сегодня государство пытается сэкономить на детях, а Молдавия не готова к такой масштабной реформе.

"Никто не консультировался с детьми или с их родителями. Разве захочет ребенок ездить каждый день за 25 километров и сидеть в переполненном классе? Их просто поставили перед фактом. В автобусах часто не хватает мест, а в некоторых селах дети ждут их по 2-3 часа. Транспорт старый, дороги у нас ужасные. А когда начнется зима? Кто будет отвечать за здоровье и безопасность школьников? Это не реформа, это просто издевательство над детьми!" - считает Плэмэдялэ.

По ее словам, реформа нарушает право на качество образования, а также интересы ребенка, которые, согласно конституции, приоритетны во всех решениях и законах.

Плэмэдялэ отметила, что следствием оптимизации уже сейчас становится падение посещаемости. В то же время более двух тысяч детей в этом году покинули страну вместе с родителями.

"Школа должна быть в каждом селе. Мы должны стимулировать семьи рожать детей, в том числе и посредством хорошей системы образования. А не отпугивать, как это происходит сейчас. Стратегия повышения рождаемости у нас, к сожалению, работает только на бумаге", - заключает парламентский адвокат по правам ребенка Тамара Плэмэдялэ.

Новости по теме