Эдгар Фейхтвангер: еврейское детство на улице Гитлера

  • 9 ноября 2012
Эдгар Фейхтвангер в детстве и сегодня

Детство Эдгара Фейхтвангера прошло в зажиточном пригороде Мюнхена, на той же самой улице, где находилась резиденция Адольфа Гитлера.

С тех пор прошло более восьмидесяти лет, однако Фейхтвангер до сих пор помнит, как впервые попался ему на глаза.

Дело было в начале тридцатых годов.

Восьмилетний Эдгар вышел с няней на прогулку и увидел лидера нацистов, выходящего из дома, где тот жил в просторной квартире на третьем этаже.

Гитлер был облачен в свой знаменитый подпоясанный плащ и мягкую фетровую шляпу.

"Он смотрел прямо на меня. Кажется, без улыбки", - вспоминает Фейхтвангер.

Несколько человек остановились поодаль, прокричав "Хайль Гитлер!"

В ответ фюрер приподнял шляпу, "точно так же, как это сделал бы любой демократический политик", и направился к ожидавшей его машине.

"Конечно же, несмотря на свои юные годы, я знал, кем он был. Он был канцлером, он доминировал на политической сцене", - говорит Фейхтвангер.

Однако появление Гитлера в то время вызывало у Эдгара скорее любопытство, нежели страх.

"Звучит так уютно, когда я рассказываю о том, что жил на одной улице с Гитлером... Но, право же, если ты видишь кого-то почти ежедневно, трудно предполагать, что эти люди могут изменить судьбы мира", - поясняет 88-летний Фейхтвангер.

Однажды, когда Эдгару было пять лет, его мать сказала, что "сегодня нам досталось не слишком много молока, потому что молочник оставил так много бутылок у резиденции Гитлера".

Буквально каждый день мальчику по дороге в школу приходилось идти мимо роскошных апартаментов фюрера на Принцрегентенплац, 16.

Он часто останавливался там в надежде хоть мельком увидеть самого обитателя квартиры.

Свастика в тетради

В один из дней, набравшись храбрости, Эдгар остановился прямо напротив парадной двери, чтобы убедиться, что на ней есть звонок с именем рейхсканцлера.

"Гитлер приезжал в Мюнхен на выходные. Можно было сразу понять, что он дома по количеству машин у подъезда", - рассказывает Фейхтвангер.

О появлении Гитлера возвещал визг шин кортежа из трех автомобилей, перевозивших его и вооруженную охрану.

Был слышен топот кованых сапог. Прохожие останавливались, чтобы поприветствовать фюрера.

По словам Фейхтвангера, в школах, в том числе и в той, которую он посещал, активно насаждалась нацистская идеология.

Один из учителей, к примеру, заставлял его и других учеников рисовать карандашом большую свастику на первой странице тетради.

На другой странице детям приходилось перечислять главных врагов Германии – Британию, Россию и США.

К середине тридцатых годов, несмотря на то, что намерения нацистов становились с каждым днем всей отчетливей, многие евреи в Германии отказывались признать, что им что-либо угрожает.

Дядя Эдгара, Лион Фейхтвангер, был известным драматургом, противником нацизма.

Его квартира была разграблена в 1933 году, пока хозяин был за границей. Фейхтвангер так и не вернулся после этого в Германию.

По приказу Гитлера другие еврейские семьи были выселены из близлежащих домов, чтобы освободить место для его прислуги и телохранителей.

Однако никто не постучался тогда в дверь семьи Эдгара.

Призрачная иллюзия безопасности разбилась 10 ноября 1938 года.

Ранним утром 14-летний Эдгар Фейхтвангер услышал, как к их дому подъехали офицеры гестапо.

Накануне ночью по всей Германии и части оккупированной Австрии прокатилась первая волна насилия по отношению к евреям.

В ходе организованных нацистами погромов Хрустальной ночи был убит 91 человек, были разрушены многие магазины и синагоги, десятки тысяч евреев подверглись аресту.

Фейхтвангер вспоминает, как на его глазах гестаповцы уводили его отца. Позднее они вернулись, чтобы забрать самые ценные книги из семейной библиотеки.

"Они по-немецки называли это "обеспечить книгам безопасность", - рассказывает он.

После Хрустальной ночи

Эти события стали переломным моментом в судьбе семьи.

"Мы чувствовали себя полностью беззащитными. Кто угодно мог вломиться и убить нас, и никто бы не смог этому помешать", - говорит Фейхтвангер.

В течение шести недель его семья ожидала новостей от отца, опасаясь самого худшего.

Image caption Мюнхенская резиденция фюрера находилась на третьем этаже дома по адресу Принцрегентенплац,16

Было известно лишь то, что его забрали в концлагерь Дахау на окраине Мюнхена.

И вдруг совершенно неожиданно отец объявился дома: измученный, больной, обмороженный, но живой.

С помощью родственников за границей семья сумела получить туристические визы в Британию.

В феврале 1939 года Эдгар сел в поезд, идущий в Лондон.

Отец сопровождал его до голландской границы, а затем вернулся обратно, чтобы дооформить выездные документы для себя и супруги.

В мае того же года семья воссоединилась в Британии.

Вновь в Мюнхен Эдгар Фейхтвангер попал лишь после Второй мировой войны, в начале пятидесятых годов.

По его словам, он тут же отправился смотреть, что стало с резиденцией фюрера: оказалось, что здание уцелело.

Однако сегодня, как отмечает Фейхтвангер, уже ничто не указывает на то, что в этих стенах когда-то жил один из самых могущественных и страшных людей в истории Европы.

Новости по теме