"Томми": юным израильтянам об истории Холокоста

  • 30 января 2014
  • kомментарии
Акварельный альбом Бедриха Фритты Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Этот альбом художник Бедрих Фритта нарисовал в еврейском гетто в 1944 году

Новость о том, что израильские дети будут в обязательном порядке изучать в школах историю Холокоста, вызвала возмущение экспертов, утверждавших, что в юном возрасте такие уроки травмировали их психику.

Однако есть надежда, что с помощью книги "Томми", предназначенной для самых младших школьников, подобные ошибки будут исключены.

Она выглядит обычной детской образовательной книжкой, коих повсюду в мире великое множество: на иллюстрациях изображен щекастый трехлетний мальчик – вот он летит на самолете, а вот играет в снежки.

Мальчика зовут Томми. Обстоятельства, в которых создавалась эта книга, далеки от обыденных.

В 1944 году Томми и его отец, Бедрих Фритта, были помещены нацистами в еврейское гетто Терезин в Чехословакии.

Днем Бедрих выпускал пропагандистские плакаты, а ночью тайно рисовал акварельный альбом для сына, чтобы среди ада гетто рассказать ему в красках о существовании нормальной жизни.

Сейчас эта книга оказалась в центре скандала в Израиле, куда я прибыл на конференцию, устроенную в мемориальном центре "Яд Вашем", посвященном истории Холокоста.

Он расположен в Иерусалиме высоко на холме – настолько высоко, что в тот день, когда я встретил Шуламит Имбер, директора по педагогической части Международной школы по изучению истории Холокоста, центр был окружен плотным серым облаком, в кампусе лил нескончаемый дождь.

Имбер, улыбчивая женщина, облаченная в красную фетровую шляпу и красно-белое платье в горошек с бантом в духе Минни Маус, разработала учебную программу, посвященную Холокосту, для детей в возрасте шести лет.

Книга "Томми" станет курсовым материалом, адресованным самым маленьким учащимся.

Автор, по словам Имбер, рассказывает Томми о том, какой бывает жизнь.

Новая программа

"Он хочет сделать его в гетто счастливым. Он хочет показать ему, что за пределами гетто существует чудесный мир. Он говорит ему, что хочет построить его будущее. Он создает ему в своих рисунках мир, в котором тот может выжить", - говорит Шуламит Имбер.

Эта книга, по мнению Имбер, является прекрасным педагогическим материалом, поскольку сконцентрирована на жизни, а не на смерти, и не замалчивает подлинные обстоятельства трагедии. Она обучает, не нанося при этом травмы.

После того как министр образования Израиля Шай Пирон объявил об обязательном изучении истории Холокоста в израильских школах, в стране разразилась настоящая буря.

Это показывает, насколько могут оказаться полезны книги, подобные "Томми".

Авторы статей, опубликованных в различных газетах, писали о том, какую душевную травму им нанесли неумело преподанные уроки, посвященные Холокосту.

Один из них вспоминал, как, посмотрев в 14 лет фильм "Ночь и туман", где "горы мертвых тел равняют бульдозером", испытал "мучительные страдания".

Другой признался, что его мучают кошмары спустя 30 лет после того, как ему в возрасте семи-восьми лет учитель показал фотографии с изображением "ходячих мертвецов в полосатых пижамах".

В офисе Имбер, уютном и современном, с детскими рисунками на стенах, о травмирующей атмосфере ничего не напоминает.

По ее словам, на изучение истории Холокоста в рамках новой программы выделяется 15-20 часов ежегодно, при этом детям будут предоставлены материалы, подходящие им по возрасту.

В настоящее время учителя, как правило, рассказывают ученикам о Холокосте, исходя из собственных представлений о том, как это нужно делать, и зачастую не обладают достаточной подготовкой.

Нередко подобные уроки устраиваются накануне 27 января - Дня памяти жертв Холокоста.

Рассказывают, что на одном из таких уроков детей заставляли воспроизводить ситуации мучительного выбора между жизнью и смертью прямо в классной комнате.

Внимание к личности

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Томас Фритта-Хаас - тот самый Томми, которому был посвящен акварельный альбом Бедриха Фритты

Я слышал, как один учитель, решив объяснить ученикам суть Холокоста, попросил их написать на листках свои мечты, а затем бросить в ведро и сжечь их.

"Не самая прямая прослеживается связь", - заметил я Имбер.

При этом дети в возрасте шести лет уже слышали сирены, звучащие по всему Израилю в День памяти жертв Холокоста, и, возможно, спрашивали родителей о том, что это все означает.

Так что шестилетки, вероятно, уже знают о погибших в годы Холокоста шести миллионах евреев.

Однако новая учебная программа ставит акцент на том, какую жизнь эти люди прожили.

"Я не считаю, что все эти цифры и тела имеют какое-то значение. Вообще-то, по-моему, это нацистский метод - дегуманизировать людей. На самом деле мы спасаем отдельного человека, личность из-под этой груды тел", - говорит Шуламит Имбер.

Посещая музеи и мемориалы центра "Яд Вашем", я вновь вспомнил об этом подчеркнутом внимании к личности, находясь внутри Детского мемориала.

В затемненном сооружении из стекла и зеркал, в которых бесконечно преломляются огни свечей, звучат имена детей, погибших в годы Холокоста.

В художественной галерее выставлены детские портреты и автопортреты, сделанные в концлагерях и гетто, в архивах содержатся дневники погибших.

Не сказал бы, что все это воодушевляет. Но и не травмирует.

"Травма – это нечто противоположное образованию. Образование – это путь к надежде. Травма же бессмысленна", - считает Шуламит Имбер.