Терракотовая воительница из лондонского Хакни

  • 10 февраля 2014

Одна ее рука согнута в локте, а пальцы сложены так, чтобы держать копье, но никакого копья у нее нет, хотя это, конечно, привычная для классической греко-римской скульптуры поза.

Спина совершенно прямая глаза закрыты – такое впечатление, будто девушка медитирует стоя.

"Ее поза очень статична, но в целом она производит впечатление очень сильной молодой женщины, и это несколько непривычный образ, поскольку молодые женщины из простой среды нечасто предстают в таком вот виде", - поясняет директор Общества современного искусства (Contemporary Art Society) Кэролайн Дуглас, с которой мы вместе рассматриваем работу Саймона Фудживары "Ребекка".

Правообладатель иллюстрации Joe Plommer
Image caption Работа Саймона Фудживары "Ребекка"

Являющееся частной благотворительной организацией со столетней историей Общество современного искусства недавно приобрело эту работу для пополнения коллекции Художественной галереи в Лидсе, где уже собрана огромная коллекция скульптуры, но пока ее можно посмотреть в лондонском выставочном зале Contemporary Art Society.

Исторические параллели

Кэролайн отмечает, что эта скульптура подростка из простой среды заставляет вспомнить, как в начале ХХ века художники, скульпторы вдруг стали изображать в своих работах не только аристократию и военачальников, но и совершенно простых людей. "С работой Саймона Фудживары можно протянуть очень много исторических параллелей", - говорит искусствовед.

Но самая основная параллель это, конечно, Терракотовая армия императора Циня Ши Хуанди, поскольку фигура Ребекки, размноженная до размеров небольшого взвода, повторяет именно этот древний исторический памятник.

И, несмотря на то, что Ребекка вылеплена в образе самой себя, то есть, как обычный лондонский подросток - в джинсах, кроссовках и маечке на тонких лямках - образное сходство с древними китайскими воинами сразу бросается в глаза.

"Эти фигуры сразу приковывают твое внимание. Ты не можешь обойти их вниманием, во-первых, потому что они сделаны в полный человеческий рост, поэтому ты мгновенно на них реагируешь, тем более, что у нее очень внушительный вид: мы видим, что у нее закрыты глаза и что она, вероятно, довольно много времени потратила на свою прическу, зная, что будет увековечена в скульптуре", - размышляет Дуглас.

Эту прическу, с которой изображена Ребекка, в Лондоне называют, "бесплатной подтяжкой лица": все волосы туго стянуты на затылке в высокий, сидящий на самой макушке пучок, что странным образом повторяет прическу терракотовых воинов - у них такие же пучки на затылке, но Кэролайн Дуглас говорит, что это простое совпадение.

Неординарная реабилитация

История возникновения этой работы такова: родившегося в Британии художника Саймона Фудживару пригласили принять участие в Шанхайской биеннале, и именно в это время в августе 2011 года в Лондоне и других британских городах три дня молодежь бушевала и громила магазины, банки, кафе. Власти и пресса заклеймили этих людей как бездельников и фактически бандитов, но Фудживара не удовлетворился этим объяснением.

Ему хотелось взглянуть на эти события не только в контексте британской культуры, но и шире - рассмотреть вопрос свободы слова и выражения. Почему ему это стало так важно?

На мой вопрос живущий сейчас в Берлине автор ответил, что, прежде всего ему не понравилось, как вся эта история преподносилась в масс-медиа, особенно тот факт, что зачинщики этих беспорядков в большинстве своем назывались "преступными элементами".

Ему казалось, что таким образом на этих отдельных молодых людей хотят возложить вину и ответственность за все происшедшее и не увидеть более широкой социальной проблемы, которая бы ответил на вопрос, почему эти погромы случились? Почему у молодежи накопилось столько разочарования и гнева?

"Я был разочарован тем, как отреагировало на это британское правительство и в какой-то мере общественность тоже: что этих бунтовщиков восприняли как бессмысленных дикарей, почти что животных, которые просто хотели поживиться украденным добром, устроили такой праздник потребительства в противовес более благородным выступлениям, которые стали известны как "арабская весна" и были восприняты как политические. Хотя, безусловно, лондонские беспорядки августа 2011 года, даже несмотря на то, что их участники так и не смогли оформить никаких политических деклараций, все же показали глубоко укоренившиеся в британском обществе политические проблемы", - говорит Фудживара.

Художник кинулся по горячим следам событий и обратился в благотворительную организацию, которая проводила реабилитационную программу с некоторыми из тех, кто участвовал в погромах, но не был посажен в тюрьму.

В результате Саймон связался с 16-летней девочкой из лондонского района Хакни и пригласил ее стать частью его художественного проекта.

Правообладатель иллюстрации Joe Plommer
Image caption Общество современного искусства приобрело работу Саймона Фудживары для коллекции Художественной галереи в Лидсе

В недрах перепроизводства

Он взял Ребекку (вымышленное имя) как символ западного потребительского общества и отправился вместе с ней в Китай – в страну, где производится то, что бунтовавшая в Лондоне молодежь охотно выносила из магазинов - кроссовки, телевизоры, плейеры и прочие предметы личного и домашнего обихода.

В Китае Ребекка, никогда прежде не выезжавшая за пределы Великобритании, частично почувствовала, что такое - быть обычным китайским подростком: у нее не было доступа к привычным ей соцсетям и она, хоть и не работала сама, но побывала на фабриках, где производится в неимоверных количествах все то, что многие западные дети воспринимают как само собой разумеющееся, увидела стоящий за этим труд и даже познакомилась со своей ровесницей, 16-летней китаянкой, работающей на таком предприятии.

В довершение Фудживара и Ребекка поехали в Сиань, где осмотрели Терракотовую армию, а затем на местной фабрике с Ребекки сняли слепок и сделали ее скульптуру, впоследствии размноженную до размеров небольшой армии.

На мой вопрос, почему художник выбрал именно этот образ для увековечивания девочки из Хакни, Фудживара сказал, что, судя по фотографиям и репортажам августовских протестов, их участники кажутся стихийной, не слаженной группой, и ему захотелось противопоставить их хорошо сформированной, но неживой терракотовой армии, которая, кстати, была создана, чтобы заменить живых солдат. Ведь именно живых людей поначалу планировал взять с собой для охраны в загробный мир император Цинь Ши Хуанди.

Несмотря на то, что все эти фигуры не повторяют одна другую, они все в какой-то мере уникальны, хотя сделаны из готового комплекта деталей, и именно поэтому у них у всех есть только определенный набор жестов рук, положений ног и причесок. Это и привлекло художника к Терракотовой армии.

"Весь этот район, все жители изготавливали сотни тысяч этих воинов из готового комплекта. И мне очень нравится эта мысль, что можно сотворить иллюзию индивидуальности, используя при этом одинаковый набор запчастей. И это в какой-то мере также соотносится с идеей капиталистического массового производства, которая кажется нам современной, но на самом деле в некотором роде существовала во времена создания Терракотовой армии", - поясняет Саймон.

Правообладатель иллюстрации Joe Plommer
Image caption Ребекка по замыслу художника - символ западного потребительского общества

Городская воительница

Правда, когда смотришь на творение Фудживары, то видно, что его фигуры не предполагают насилия или драки, хотя некоторые "Ребекки" расколоты, у каких-то отломана рука, лежащая здесь рядом, или даже отсутствует голова, как у древнегреческих статуй.

И все же армия Ребекки очень спокойна, уравновешенна, она показывает полную самообладания, здоровую молодую женщину.

Так что же перед нами - новый тип городского воина?

Кэролайн Дуглас частично согласна с такой интерпретацией, но только в том смысле, в каком мы все сегодня должны пробивать себе дорогу в жизни. "Очень трудно быть молодым, жить в Лондоне и чего-то при этом добиваться - для этого требуется огромный моральный стержень и мужество",- добавляет она.

Моральный стержень, чтобы противостоять нацеленной, как правило, на молодежь агрессивной рекламе и чтобы определиться с собственными приоритетами, невзирая на культ гламура и потребительства.

В этом смысле работа Фудживары потрясающим образом передает ощущение времени, и именно поэтому она приобретена для художественной галереи.

"Очень важно, что "Ребекка" едет в Лидс, потому что, во-первых, она будет частью замечательной коллекции скульптуры, которая собрана в Лидской галерее, а во-вторых, она станет предметом изучения, анализа в Институте Генри Мура, который соседствует с галерей", - поясняет Кэролайн.

"Ведь именно эти работы помогут лучше понять, что такое скульптура сегодня, какой мы видим фигуру, как мы представляем человеческое тело. И в данном случае особенно интересна эта отсылка к не-западной традиции, которая представлена в фигурах Терракотовой армии", - полагает она.

Разделенная ответственность

Скульптурную инсталляцию сопровождает семиминутный видеофильм о том, как родился этот проект: мы видим хронику бунтов августа 2011 года, видим настоящую Ребекку в Шанхае, следим, как с нее снимают мерку перед изготовлением самой первой скульптуры, но мы ничего не узнаем о мыслях и чувствах самой героини.

Почему же автор вынес за скобки нравственный урок, который извлекла его героиня из этого неординарного путешествия?

Конечно, легко представить, какая бы охота развернулась в масс-медиа за его героиней, окажись она доступна для интервью и фотосессий, но ответ кроется в другом: Фудживара не хотел делать очередное телешоу, некое зрелище о том, как человек из простой, не привилегированной среды совершает перерождение.

"Мне было важно, чтобы Ребекка существовала только как форма, почти как выдуманный персонаж, потому что когда у вас нет конкретной информации, то вы сами будете додумывать, что такая девушка-подросток пережила в Китае, и, додумывая, вы как бы берете на себя часть ответственности за то, какой вы представляете себе ее - девочку из рабочей среды, участницу волнений, уязвимого подростка", - объясняет художник.

Главная мысль его работы такая: дело не в конкретной персоналии, а в нашей ответственности за то, какими мы рисуем этих персоналий, потому что мы все связаны друг с другом в обществе и мы все несем ответственность за его благополучие.

Новости по теме