В России анекдот признали экстремистским и запретили

  • 19 ноября 2014
Объезд у Ижевска Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Некоторые комментаторы сочли запрет анекдота проявлением цензуры по отношению к политической сатире

Суд в Ижевске впервые в российской уголовной практике признал анекдот времен перестройки нарушающим скандально известную 282-ю статью УК об экстремизме.

Перед судом предстал молодой человек, разместивший публикацию на своей странице "Вконтакте".

Анекдот начинался со слов "Суд. Дело об избиении кавказца…", являясь пародией на известную юмористическую байку 1980-х.

В оригинальной версии юморески речь шла об избиении еврея.

При этом удмуртский пользователь дополнил анекдот картинкой-демотиватором с изображением свастики и цитатой из поэта Булата Окуджавы.

Не та статья?

Как отмечают юристы аналитического центра "Сова", несмотря на ксенофобский подтекст, анекдот не содержит прямых призывов к насилию.

"Правомерность этого дела вызывает некоторые сомнения. Более точной квалификацией факта публикации описанного выше демотиватора была бы не ст. 282 УК, а ст. 20.3 КоАП (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской символики)", - сообщают юристы центра.

"По нашему мнению, публикация материалов, в которых пропаганда насилия не содержится или она не очевидна, не должна преследоваться по ст. 282 УК", - резюмируют в "Сове".

"На самом деле анекдот признали экстремистским за фразу "По всей стране началось", - прокомментировал председатель правозащитной организации "Агора" Павел Чиков.

"Рубрика "Красивая женщина рассказывает экстремистский анекдот", - изящно добавляет сарказма шеф-редактор онлайн-издания "Йод" Алексей Ковалев.

"И правильно, кстати, что его запретили. Анекдот весёлый, а после запрета станет ещё и всем известным", - комментирует "Вконтакте" пользователь Игорь Qwerty.

"Эффект Стрейзанд"

"В России запретили анекдот про Барбару Стрейзанд", - афористично отмечает уфимский оппозиционер ReggaeMortis, перебравшийся на Украину.

Речь идет о так называемом "эффекте Стрейзанд", когда попытка изъять нечто из общественного пространства делает спорную информацию гораздо более популярной, чем она была до запрета.

Правообладатель иллюстрации Twitter

В 2003 году известная американская певица Барбра Стрейзанд подала в суд на фотографа Кеннета Аделмана, сфотографировавшего ее поместье на калифорнийском побережье для цикла работ об эрозии почв.

До иска исполнительницы и актрисы изображение ее дома скачали из онлайн-фотобанка лишь шесть раз, однако сообщение о процессе увеличило количество загрузок в десятки тысяч раз.

В итоге артистка, требовавшая взыскать с фотографа 50 млн долларов, проиграла суд и добилась противоположного результата.

"Видение 1937-го"

Как утверждает доцент Центра типологии и семиотики фольклора РГГУ Александра Архипова, анекдот при советской власти стал запретным жанром в 1935 году.

В советские годы появилась подстатья УК 58.10, осужденных по которой стали называть "анекдотчиками".

"Дежавю. 1937 г. "Сесть за анекдот", - приходит в ужас пользователь Алексей Домников.

За исполнение частушек, песен или пересказ анекдотов, которые власти сочли "контрреволюционными", стали давать от 10 до 25 лет лишения свободы.

До смерти Иосифа Сталина анекдоты не цитировались полностью в уголовных делах, а имена партийных деятелей заменялись там эвфемизмами.

Новости по теме