"Русские богачи Лондона": что осталось за кадром

  • 12 января 2015
  • kомментарии
Харродс Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Лондонский "Хэрродс" давно стал любимым магазином русских богачей

"Русские богачи Лондона" (Russian, Rich, and Living in London) – так называется фильм, которым второй телеканал Би-би-си открыл сезон документальных передач под названием "Жизнь супер-богачей" (Lives of the Super Rich).

Это истории о больших деньгах и тех, кто их имеет. Фильм вызвал оживленные дискуссии в прессе и социальных сетях.

Как рассказывает продюсер фильма Ольга Бетко, это отражает повышенное внимание британцев к элите так называемого "Лондонграда".

"А почему только о богатых?" - не припомню разговора ни до, ни после нашего эфира, в котором меня бы об этом не спросили. Вопрос, как правило, сопровождался выразительным взглядом, будто мы затеяли что-то неприличное.

Отношение к богатству у многих из нас, на мой взгляд, двойственное и даже в каком-то смысле лицемерное. С одной стороны, мало кто спорит с тем, что "лучше быть богатым" (число желающих играть в лотерею – лишнее тому свидетельство), с другой – говорить о богатых и богатстве считается чуть ли не вульгарным.

Media playback is unsupported on your device

По моим наблюдениям, сезон документальных фильмов Би-би-си "о богатых" - это довольно редкая попытка честного разговора о больших деньгах и их роли в нашей жизни. В нашем фильме – о "русских" деньгах.

Как вклад в швейцарском банке

Лондон и его недвижимость вообще очень притягательны для международного капитала и его носителей. За последние 10 лет они во многом изменили лицо британской столицы и особенно сферу услуг, сделав Лондон "столицей мира", как выражается один из героев нашего фильма, бизнесмен Евгений Чичваркин.

Русский капитал сыграл в этой трансформации не последнюю роль.

По данным риэлтерского агентства Knight Frank, приблизительно пятая часть всех объектов лондонской недвижимости стоимостью выше 5 млн. фунтов стерлингов куплена русскими или русскоговорящими клиентами.

По свидетельству экспертов по недвижимости, в последние годы роль русских стала особенно очевидной.

Image caption Агентство недвижимости Григорьева (справа) и Закирова процветает - особенно на фоне нынешней ситуации в России

"Лондонская недвижимость – это как вклад в швейцарском банке", - говорят Роман Григорьев и Дмитрий Закиров, из агентства LonGrad, специализирующегося на элитной недвижимости для русской клиентуры.

"Особенно за последние два года количество наших клиентов выросло очень заметно, - вероятно, из-за санкций и экономического спада в России. Наши клиенты хотят не только защитить свои деньги, но и приумножить их в Британии. Все больше желающих купить не только жилье, но и коммерческую недвижимость, отель, ресторан или спа", - говорят они.

Среди клиентов Романа и Дмитрия, - а почти все они выходцы из самых разных районов бывшего СССР, в последнее время все более ощутим и "средний класс", который ищет квартиры не только в центре Лондона за много миллионов фунтов, но и что-нибудь подешевле – для своих детей, например. Однако мультимиллионеров по-прежнему интересует только самый престижный центр, где даже за большие деньги купить что-либо все сложнее.

"Мои родители хотели бы переехать в Лондон, но в районе 10 миллионов фунтов уже почти нечего выбрать", - пожаловалась одна лондонская студентка из семьи московских бизнесменов.

Для своих русских клиентов LonGrad даже выпустил специальную карту Лондона, на которой покупатель может увидеть, как его дом или квартира расположены по отношению к "стратегическим объектам", таким как Harrods, традиционно считающийся самым престижным магазином в Лондоне, хотя коренные британцы там покупают все реже.

"Золотая миля" в центре Лондона

Тем не менее богачей в "русском Лондоне", конечно же, меньшинство, как, наверное, и в среде других экспатов.

По некоторым подсчетам, супербогачей-тяжеловесов, так называемых "олигархов", всего около 500, плюс еще до 2000 успешных бизнесменов. За ними – пара десятков тысяч высокооплачиваемых профессионалов в лондонском Сити: процент русских там считается удивительно высоким. Но если учесть, что в целом русских в Британии, согласно местной прессе, живет до 300 тысяч (хотя надежную статистику найти сложно), то денежная элита вся вместе составляет не такую уж большую часть от общего числа.

Именно эти немногие, однако, интересуют всех. Кто они? Почему они здесь? Услышать их историю из первых уст – редкая возможность.

С одной стороны, присутствие русских богачей и их капитала в Лондоне в последние годы стало очевидным на каждом шагу. Не надо быть даже футбольным фанатом или просто болеть за "Челси" чтобы понять, о чем я.

На любой станции метро берешь бесплатную популярную газету Evening Standard – она принадлежит отцу и сыну Лебедевым, как впрочем, и газета Independent. Заходишь в Waterstone's в центре Лондона, один из китов британского книжного бизнеса, и видишь здесь большой выбор русских книг: эта сеть уже несколько лет принадлежит миллиардеру Александру Мамуту.

Image caption Винный магазин Евгения Чичваркина продает вина стоимостью в десятки тысяч фунтов за бутылку

А уж если гуляешь по фешенебельному Найтсбриджу или площади Белгравия (с некоторых пор известную также как "Красная площадь"), или по Мейфейр, особенно вокруг Беркли Сквер, центру так называемой "золотой мили", где и проходило большинство наших съемок, то тут наткнешься и на совсем недавно открытый ресторан "Бокончино" Михаила Гохнера и на довольно известный ресторан "Новиков", кстати, не единственный в Лондоне, принадлежащий Аркадию Новикову (парикмахерская его жены находится всего в нескольких милях), и ставший заметной частью ландшафта винный магазин "Гедонизм" Евгения Чичваркина.

По словам Евгения, Мейфейр – это такая себе деревня, всего 42 улицы, где собраны ведущие мировые бренды. Обитатели этой "деревни" знакомы друг с другом. "Каждый раз, выходя на ланч, с кем-нибудь здороваешься", - говорит он.

К посторонним здесь относятся настороженно, особенно если они журналисты.

"Если бы каждый, кто хочет снимать кино о русских богачах в Лондоне и просит помочь с контактами, платил мне пятерку, я сама бы уже была мультимиллионером!" – пошутила представительница одного из многих разросшихся за последние несколько лет экслюзивных (по своим гонорарам и экстравагантным услугам) консьержных агентств.

Другими словами, снимать хотят многие, но получается далеко не у всех.

Русские богачи Лондона интригуют многих британцев, но ответы они слышат в основном из уст разного рода "экспертов" и "аналитиков". Услышать историю из первых уст до сих пор мало кому удавалось, и этот пробел мы и хотели заполнить в нашем фильме. Но, доложу я вам, это было непросто.

Рискованные разговоры

Конечно, богатые, за исключением людей из мира шоу-бизнеса, в принципе не рвутся на телеэкран. Но, по нашему опыту, у русских богачей есть особые причины остерегаться журналистов. И я говорю не о нашумевшем американском сериале, который многие сочли скандальным и карикатурным.

"Никакой политики, никакой Украины, разговоров о санкциях, никакого негатива!" - с этого условия начинались переговоры со многими потенциальными участниками. Я была удивлена, насколько все радикально усложнилось даже за те чуть более полугода с тех пор, как я работала над радиопрограммой для Би-би-си Радио 4 "Москва на Темзе".

За эти месяцы "политика" на родине моих собеседников, а также вокруг нее, развивалась таким образом, что желания говорить публично о чем бы то ни было, что может быть истолковано как политическое высказывание, становилось все меньше. Хотя в частных разговорах, по словам многих моих собеседников, именно "Украина, санкции, негатив" обсуждаются постоянно и, как никогда раньше, влияют на повседневную жизнь и личные отношения между людьми.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Мысль о том, что деньги - это энергия, мало кому из британцев придет в голову

"Мы в Лондоне давно, но с соотечественниками стараемся не общаться, – сказала мне одна видная женщина-адвокат. – О чем говорить, особенно с новыми знакомыми? О погоде не принято, а дальше возникает "Крым наш или не наш", а эта тема – минное поле, из-за чего не только новое знакомство, но и старая дружба могут тут же прерваться, если вы отвечаете на это вопрос по-разному".

"Политика", а также "негатив", как, впрочем, и "позитив", отнюдь не входили в наши планы. Но в ситуации, когда все что угодно может быть истолковано как "политика", многие сочли участие в программе слишком рискованным.

Один из известных русских рестораторов в Лондоне чуть ли не месяц обдумывал наше предложение, но в итоге с извинениями отказался. На каком-то этапе весь проект оказался под угрозой, потому что количество наших "отказников" перевалило за критическую черту.

"Меня просто уволят", - сказал мне один из топ-менеджеров крупного российского банка, узнав о том, что в фильме принимает участие оппозиционер Чичваркин, "состоящий в черных списках русского посольства". Интервью, которое мы уже даже сняли, - на вполне невинную тему о том, почему английские традиции, в частности королевские скачки в Аскоте, популярны у русской элиты – осталось "на полке".

"Ольга, вы вообще знаете, что происходит с бизнесменами в России?" - спросила жена одного предпринимателя-интеллектуала, которого я уже интервьюировала раньше и очень хотела привлечь к участию в этом фильме. "Мой муж будет следующим!" - добавила она: разговор состоялся вскоре после неожиданного для многих заключения под домашний арест одного из богатейших людей России.

У этой семьи была типичная ситуация: жена и дети в Британии, большая часть бизнеса главы дома в Москве. Пытаюсь убедить, что никаких "рискованных" откровений мне не надо – всего лишь прошу поделиться с британским зрителем мыслями о Британии, почему выбрали ее своим домом. "Да это УЖЕ рискованно! - слышу в ответ. - Береженого Бог бережет".

Этот фильм, наверное, вообще не состоялся бы, но, к счастью, нашлось достаточно "рисковых" людей среди тех, кто мог пролить свет на вопрос о том, что такое деньги в нашей жизни.

Свобода и энергия

Когда я спросила Евгения Чичваркина, действительно ли он считает, что вино за двадцать тысяч фунтов за бутылку действительно в тысячу раз "гедонистичнее", чем за двадцать, выяснилось, что вина за двадцать тысяч он сам никогда не пробовал, хотя в коллекции "Гедонизма" есть бутылки и значительно дороже. Такое впечатление, что для него важнее, что в принципе он мог бы его попробовать – если бы хотел.

"Деньги дают свободу делать то, что действительно хочешь", - говорит он, человек, для которого, судя по всему, понятие свободы значит очень много. Отмечать свое сорокалетие в сентябре Чичваркин отправился в Киев, на Майдан, потому что для него, как он говорит, интересно говорить с людьми и вдыхать воздух свободы.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Спрос на дорогостоящее жилье в центре Лондона давно превышает предложение

Деньги дали ему свободу открыть "самый лучший в мире винный магазин" в центре Лондона, позволить себе дорогое удовольствие увлечься поло – традиционным хобби английской аристократии, а также одеваться как вздумается – возможность, которую он отнюдь не воспринимает как нечто само собой разумеющееся.

"Если бы я вышел в таких штанах где-нибудь в русской глубинке, - он показывает на свои брюки в цветочек, - там решили бы, что я гей, и побили".

"Деньги – это энергия, а много денег – много энергии", - это определение Катерины Макдугал, которая вместе со своим мужем Уильямом владеет аукционным домом, специализирующимся на русском искусстве.

Если послушать людей, добившихся успехов в бизнесе, то именно эта энергия, которая воплощается в быстрой реакции на как будто бы случайные события, и помогает зарабатывать миллионы.

Деньги под ногами

"Слышали ли вы когда-нибудь, что деньги лежат под ногами?" - спросил на лекции для русских студентов в Лондоне бизнесмен Тимур Артемьев, бывший партнер Чичваркина по "Евросети", с которым, к сожалению, мы познакомились слишком поздно для съемок, когда фильм был уже закончен.

Какое-то время никто в зале не реагировал, ожидая продолжения. Потом один из присутствующих, за ним второй, догадавшись, что вопрос – подсказка, заглянули под стулья... и нашли долларовые бумажки.

Image caption Катерина и Уильям Макдугалл владеют аукционным домом, который продает только русское искусство

"В момент общего оцепенения и растерянности, те, кто быстро соображает, достигают успеха", - продолжал господин Артемьев.

Он также рассказал о том, как Евгений Чичваркин, прочитав книгу Сэма Уолтона "Сделано в Америке", тут же решил применить ее уроки в практике "Евросети", и они радикально снизили цены и сократили маржу, что, в свою очередь, радикально ускорило экспансию их бизнеса.

Значит ли это, что умение заработать большие деньги предполагает такой же особый склад ума, и даже талант, как и достижение успеха в спорте, искусстве, науке?

Конечно, в бывшем Советском Союзе деньги зарабатывались не только талантами, и состояния, сделанные в период первичного накопления капитала, имеют стойкую подмоченную репутацию. Но, как говорит Чичваркин, для того, чтобы торговать на рынке под открытым небом, когда отмерзают пальцы, или открыть магазинчик на углу площадью 20 метров, не надо быть другом властей.

Если ему верить, в 90-е годы в розничной торговле палку нельзя было воткнуть в землю – она прорастала, и деньги не зарабатывал только ленивый.

"Многие думают о русском капитале в Лондоне, что это шальные деньги, заработанные на нефти, газе и связях с правительством. Но Россия – это огромная страна, и это не ко всем относится. Миллиардеров сделала и розничная торговля, и интернет-порталы, и огромные сети ресторанов", - говорит Роман Григорьев из агентства LonGrad.

Во всяком случае сложно спорить с тем, что никто из тех, с кем я познакомилась в ходе подготовки программы, не почивает на лаврах или на деньгах, пусть даже и очень больших.

Как говорит коллекционер Игорь Цуканов, на каком-то этапе для того, чтобы тратить деньги на себя, нужно большое воображение. Но несмотря на это мотивация не исчезает. Многих увлекает благотворительность или желание испытать новое чувство достигнутого и гордости от создания бизнеса в новых условиях насыщенного западного рынка и игры "по правилам".

Никто из моих собеседников не жаловался, что денег слишком много, но, с другой стороны, ни от кого из них я не слышала и противоположного, - что чем больше денег, тем лучше. Если верить им, то до какого-то предела – да. Но иногда деньги и усложняют жизнь.

Стоя на вершине мира

"Кто из вас хочет стать миллиардером?" - спросил студенческую аудиторию Тимур Артемьев во время той же замечательно смешной, но и очень серьезной лекции в Лондонском университетском колледже. Взлетело довольно много рук.

"А вы подумайте - не будет ли вам там, на вершине, одиноко? Ведь миллиардеров в мире очень мало", - сказал оратор и добавил, что подъем по социальной лестнице ему больше напоминает восхождение в гору: "Чем выше, тем воздух становится холоднее и тем меньше вокруг вас других людей. Видны другие вершины – но они далеко".

На экране за его спиной появился шуточный слайд с изображением высокой скалы, на которой стоит гордое парнокопытное животное и задумчиво смотрит вдаль. Под слайдом – надпись: "Если вы на вершине мира, то может, вы - козел?"

По наблюдениям Романа Григорьева и Дмитрия Закирова из LonGrad, настроения в богатом русском Лондоне пережили определенную эволюцию, и желание быть или казаться «на вершине мира" перестало быть доминирующим.

"Если лет десять тому назад какой-нибудь "олигарх" приходил с сумкой "Луи Вуиттон", набитой наличными, и спрашивал: "Сколько стоит этот дом? Двадцать два миллиона? Я куплю за двадцать четыре, чтобы все знали, что у меня дом самый лучший и дорогой", - то теперь такое услышишь разве что как анекдот.

К сожалению или облегчению? Получается, что деньги, даже самые большие, могут далеко не все. По общему согласию моих собеседников, например, они не только не могут купить любовь, но способны и затруднить ее поиск.

Image caption Коллекционер Игорь Цуканов считает, что деньги дают безграничные возможности

Слышу историю о том, как один богач разъезжал по Москве на старых "жигулях", оставив "мазератти" в гараже, чтобы, если повезет встретить свою судьбу, она полюбила его самого, а не его капиталы.

Да что любовь - более простые желания не всегда исполняются.

Чичваркин, например, хоть и любит Лондон, и гордится своим британским бизнесом, но говорит, что всегда будет чувствовать себя здесь гостем, а вернуться "домой", в Москву, не получается.

Когда-то он мечтал, что, когда станет "очень богатым" (что по его признанию в блоге, в те времена означало иметь тысячу долларов), то никогда больше не будет вставать по будильнику. Теперь он "стоит" много миллионов, но утверждает, что по будильнику вставать все равно приходится.

Полная версия фильма на английском языке доступна для просмотра на территории Великобритании.

Новости по теме