"Удаленка": каково жить за границей после обвала рубля?

  • 16 января 2015
Закат на море Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Легче всего кризис переносят программисты и те, кто, уехав, постарался найти работу на месте, а не связываться с российскими компаниями или недвижимостью

Падение курса рубля и мировых цен на нефть, санкции и экономический кризис ударили не только по жителям России, но и тем россиянам, которые переехали жить за границу.

Речь не всегда идет об эмигрантах - в современном обществе этот термин вообще почти потерял свой смысл. Уезжающие жить за границу часто не рвут с родиной, а продолжают либо работать удаленно, либо вообще жить на ренту от сдаваемой жилплощади, либо совмещать и то, и другое.

Русская служба Би-би-си поговорила с несколькими людьми, которые в свое время по разным причинам отправились жить за границу, экономически оставшись связанными с Россией.

Наталья Перова

Уехала в индийский штат Гоа в декабре 2013 года, но через несколько месяцев перебралась на Бали.

Правообладатель иллюстрации Natalia Perova

Я всегда знала, что буду путешествовать, но именно в тот момент я была уверена, что уеду на месяц, ну, максимум, на полтора-два. Но так вышло, что я здесь и сейчас, и прошло уже больше года. Попросила родственников сдать свою комнату, и эти деньги они мне периодически пересылают. В Индии можно абсолютно спокойно жить на эти деньги, потому что очень дешевые продукты, недорогое жилье, бензин. Плюс постоянно какие-то были доходы - можно было сниматься в кино, подрабатывать на каких-то мероприятиях, денег хватало.

На Бали цены, конечно, значительно выше, но тоже при желании можно найти какие-то возможности для подработки. Большинство из тех, которые я находила, наверное 90%, были связаны с российскими туристами или российскими экспатами. Но в связи с тем, что все они резко обеднели, это все наверное будет заканчиваться в скором времени.

Я думаю, несколько тысяч человек постоянно жили на острове. И когда начались обвалы в декабре месяце, появились срочные объявления о пересдаче домов, о продаже мебели, о продаже скутеров. Люди, увидев такую картину, пересдавали уже арендованные на несколько лет дома и уезжали обратно на родину. Финансовая ситуация уже не позволяла им оставаться. Таких людей уехало, я думаю, процентов 20-30, а может быть даже больше.

На Бали в этом году приехало меньше туристов, чем прошлом, плюс те, кто приехал, меньше тратили. Естественно, это все сказывается. Сейчас пока еще праздничные дни и не сильно заметно, но когда через пару дней оставшиеся туристы уедут на работу, то все... Останутся только те экспаты, которые смогли устроиться или наоборот - не смогли уехать.

Почему остальные не уезжают? У кого-то не было изначально квартиры или другой недвижимости, которую они сдавали. У них были другие источники доходов. Например, программисты, которые изначально работают на иностранный рынок, они получают долларовую зарплату. Им абсолютно все равно. У кого-то есть бизнес в России, и даже когда урезались доходы на 50-60%, им выгоднее здесь оставаться, чем жить в Москве. А кто-то говорит так: мы подождем весну, во-первых, потеплеет в России, а во-вторых, может быть, ситуация как-то изменится. Все, разумеется, надеются, что ситуация улучшится...

Когда я увидела этот страшный курс, я тоже захотела билет купить, но я вспомнила, что у меня были какие-то деньги в рублях, и сейчас я не могу купить на них даже в Крым билеты, я взяла себя в руки и поняла, что можно работать в той ситуации, которая имеется, ориентироваться по обстоятельствам. Но опять же, у меня нет пятерых детей, которых надо кормить, а сама я как-нибудь проживу.

Катерина Чекушина

Живет в Гоа несколько лет с мужем и дочкой.

Правообладатель иллюстрации Katya Chekushina

Однажды вечером произошло отключение электричества по всему району. Сидим в полной темноте, со свечами и заходим в компьютер - целый день были вне новостей - а там наши знакомые пишут, что в Москве паника, все деньги меняют. И тут при свечах, в полной темноте я не выдерживаю: сажусь на мотоцикл и к банкомату. А таких, как я, даже в нашем не очень "русском" районе довольно много. И вот я подъезжаю к банкомату, а денег там нет. И стоят несколько человек, воровато оглядываясь, считают деньги.

В этот сезон все, ранее сидевшие в позе лотоса, внезапно открыли в себе умение делать массаж, преподавать йогу... Туристический бизнес здесь - основное. У кого бизнес-виза, тот идет в рестораны работать. Все пытаются продавать что угодно, у кого что осталось. Уроки очень популярны: "Давайте мы вас чему-нибудь научим!" Очень много образовалось флаерщиков. Очень много из тех, кто ничего не делал, теперь готовы напрягаться.

Здесь всегда было много странных личностей, которые к концу сезона (с ноября по апрель) обычно изживались в средствах. Сейчас то, что было в апреле, произошло в январе. Есть и рантье, которые живут сугубо на квартиру. Они приезжают обычно к ноябрю. Но к этому времени уже было понятно, что что-то не то начинает происходить. И они просто не приехали. Здесь теперь пустые пляжи, пустые гостиницы, пустые вечеринки...

Мне легче, у меня осталась работа, у меня сбережения, у меня хорошее планирование жизни. Плюс я начала считать деньги. Хотя вот у меня сломался мотоцикл, и это стало реальной, очень большой проблемой. Я рисую и печатаю открытки, пристраиваю их по всем магазинам, чтобы купить запчасти.

Алла Сергеева

Живет с мужем в Таиланде.

Правообладатель иллюстрации Alla Sergeeva

Я очень не люблю зиму, я не люблю снег, я мерзну зимой все время. Изначально мы ехали сюда с мужем на пять месяцев перезимовать. Но, прожив здесь пять месяцев, мы оба поняли, что возвращаться не хотим. Нам здесь очень понравилось - и климат, и люди, и цены.

Таиланд, это довольно дешевая страна, и тех доходов, которые я получала в России, мне хватало, чтобы снимать прекрасную виллу в минуте от океана с прекрасным бассейном прямо перед входом. И на все остальное тоже, включая поездки по соседним странам.

Теперь все стало гораздо хуже. Через три месяца заканчивается годичный контракт на аренду виллы, и все идет к тому, что я буду искать более бюджетное жилье.

Сейчас, когда доходы упали, скажем, в два раза, здесь жить еще вполне реально. Можно снизить уровень жизни, сняв более дешевое жилье. Еда здесь дешевая, одежда теплая не нужна - шубы, пальто, сапоги... А все остальное на местных рынках стоит копейки - я могу купить себе платье за 40 бат, в пересчете на наши деньги это 80 рублей.

Но в любом случае я понимаю, что если рубль продолжит падать и если соотношение рубля к бату будет не как сейчас два к одному, если он вырастет вдвое, то нам придется возвращаться.

Те, кто полностью зависит от России, я слышала, что люди уезжают, но не возвращаются домой, а перебираются из Таиланда в еще более дешевые страны. Камбоджа, Вьетнам. Там, где нет проблем с визами, и там, где еще дешевле, чем здесь. В Азии такие страны есть.

Екатерина Пархоменко

С декабря живет в Израиле.

Правообладатель иллюстрации Katya Parkhomenko

До какого-то момента российские доходы позволяли жить в большом числе стран, мест, в ус не дуя. Я помню, как в 2010 году сидела в Таиланде, и у меня очень смешная зарплата была... 40 тысяч рублей. И там это было просто завались сколько денег.

Это напоминало, как в начале 1990-х в Москве было много иностранцев, у которых был небольшой доход у себя дома, а в Москве это ого-го какие деньги были. В Таиланде я тоже себя так чувствовала. А в Израиле - совсем другая история. Я поехала эмигрировать. Вернее, попробовать эмигрировать...

Что ты, приезжая в другую страну с профессией журналиста, ну, что ты можешь делать? Ничего. Только по-русски работать. Когда я нашла удаленную работу в России, мне казалось, что она вполне покроет мои расходы будущие. Позволит мне себя чувствовать довольно уверенно. Ха-ха-ха!

Сначала она ужалась до невозможности, как у всех, кто рубли зарабатывает. Но тратишь-то ты не рубли, а рубли, переведенные в доллары, а потом в местную валюту. Потери ужасные. А потом работа попросту кончилась. Кризис ведь не тетка - он ровно к тому и приводит, что ты теряешь работу.

Я знаю нескольких человек, которые приехали точно так же, как и я. У всех, понятно, разные истории, у кого-то дети маленькие, у кого-то родители старенькие, но у них точно такая же ситуация. Были какие-то "удаленки" московские, на которые можно было как-то существовать. Но даже если кто-то их сохранил, это уже совсем не те деньги, на которые можно было существовать.

Люди, которые занимаются PR-ом, SMM-ом - такие люди теряют работу. Это, с одной стороны, еще недавно было крепко востребовано, всем было нужно. Специалистов немного... Вот у программистов все отлично, они никуда не денутся, у них всегда есть рынок, который ни с каким языком не связан.

Сейчас сюда приезжает довольно много людей, которые паспорт оформляют и едут обратно. Пока у кого-то там с работой все нормально. Я и не пыталась так действовать, мне показалось, что просто получить паспорт, это мало, давай-ка я попытаюсь вписаться и посмотрю, смогу ли я здесь жить. У меня первоначальный план был прожить здесь хотя бы три месяца.

Анна Смолина

Живет во вьетнамском городе Нячанге.

Правообладатель иллюстрации Anna Smolina

Я изначально ехала сюда из России и везла с собой удаленные проекты. Как только в Москве примерно в середине ноября начались вот эти все волнения, народ стал нагнетать... Потом начались проблемы с долларом. У меня закрылись сразу два проекта, с которыми я работала последние полгода, с разницей в один день. Мне сообщили, что идут сокращения и мои услуги больше не требуются. С разницей в один день я потеряла две работы, за счет которых жила.

Но мне повезло. Я живу в курортном городке, где все адаптировано под российских туристов. Здесь даже местные вьетнамцы говорят на русском. И здесь появился коворкинг, который ориентируется на русских. Не на туристов, а на локалов, экспатов, которые тут временно проживают и работают. Им потребовался человек из русской среды с опытом и знаниями. И это стало моим основным источником дохода.

В Нячанг возили русских туристов, но теперь это направление сворачивается. Турфирма, которая работала с россиянами, продала последние путевки на Новый год и на январь, а потом они заканчивают. Русского человека здесь будет намного меньше.

Среди живущих здесь русских - с туризмом связаны не все, но естественно это самая распространенная тема для тех, кто приехал. Можно устроиться официантом, продавцом в ювелирном магазине - здесь жемчуг дешевый, зазывалой в крутом ресторане, промоутерами работают - листовки раздают. Ничего серьезного в общем.

Хотя у меня есть знакомая, которая была инструктором по дайвингу и создала юридическое лицо, открыла в своем доме такое "антикафе" - по утрам а-ля коворкинг, а по вечерам она ужин готовит, для российских локалов вечеринки устраивает. Такой бизнес тоже присутствует. Довольно много фрилансеров - веб-разработчики, дизайнеры, SMM-щики. Это и есть наша целевая аудитория, те, кого мы привлекаем к себе.

Волны отъезда россиян нет, но слухи уже появились, что Нячанг будет переориентирован на Казахстан, потому что казахи довольно успешны и начинают сюда приезжать. Отток русских незаметен. В Таиланде когда ужесточили визовый режим, многие сюда перебрались. И в любом случае, экспаты, конечно же, думают о том, куда дальше поехать, в Россию народ и не думает возвращаться. А те, кто приехал зимовать, поедут в марте-апреле обратно.